Почему русский царь продал Аляску?

Почему  русский царь продал Аляску?
Альянс Александра II и Линкольна – битва против международных банкиров.
Ральф Эпперсон, кто финансировал гражданскую войну в США?

 

Предисловие от нашего сайта.
 
 В июне 2011 года по президентскому каналу «Россия 1» было показано историческое расследование на тему продажи русской Аляски американскому правительству в 1867 году. Тема весьма актуальная в стране, потерявшей в 1991 году огромные территории и 500 млрд.$, выведенных в оффшоры,  для нации разделённой, входящей стареющей в роковой экономический кризис, грозящий распадом теперь уже самой «России».  Царь Освободитель крестьян и болгар, и не побоюсь заявить — американцев, Божий помазанник Александр II, был уличён в государственной измене! И кем? Горбачёвским министром иностранных дел СССР Бессмертновым. Впрочем такую же брехню состряпал и сын, бывшего ельцинского министра печати Миронова, ныне лезущего напролом в вожди русского народа. Миронов младший написал о продаже Аляски целую крамольную книгу, которую можно смело отправить в макулатуру.  Ещё Пушкин сокрушался  о духе XIX века, когда «геральдического льва у нас лягает и осёл демократическим копытом». Но безнаказанно обличать великого Государя реформатора, Государя Освободителя мы не позволим. Сайт teopolitika.ru «Монархического Союза Русского Народа во Имя Новомученников и Исповедников Российских» предлагает честный материал американского специалиста по политическим наукам Ральфа Эпперсона. Автор книги «Невидимая рука. Взгляд на историю как на заговор» (1995г.) раскрывает конечную цель Заговора банкиров и коммунистов (Ротшильда и Маркса): мировое господство сверхгосударства, установление нового мирового порядка, уничтожающего свободного предпринимателя и труженика и низводящего людей до уровня невольников рабских плантаций Юга Америки и крепостных в России. Эпперсон подробно рассматривает и всю подоплёку акта покупки Аляски у России. Понятно почему такая правда  не нужна ни советской, ни постсоветской номенклатуре. Заговор уже почти победил. Ещё один накат финансового кризиса, порождающий глобальную войну и отупевшее от управляемого хаоса человечество само попросит надеть на себя ошейник технотронного тоталитаризма.
Изолгавшиеся, продажные телевизионные манипуляторы легко могли узнать, что продаже Аляски предшествовали следующие важные события: война николаевской России (колосса на глиняных ногах) в Крыму и на севере со всей Европой и Англией в частности, позорный Парижский мир, породивший великие реформы 1861 года, гражданская война в Америке, посылка русской военно-морской интервенции, то бишь эскадры в помощь президенту США Аврааму Линкольну, против которого выступили те же силы европейского и англосаксонского финансово-рабовладельческого империализма, наконец  польское восстание. О посылке эскадры и русских офицерах в Нью-Йорке, кормивших местных нищих, пишет и американец Стивен Сора в своей работе «Тайные общества, которые правят миром» (2003г.) Понять акт продажи Аляски без освещения этого факта невозможно точно так же, как невозможно понять факт сотрудничества Сталина со своими «классовыми врагами» в период до и после Второй мировой, без упоминания об этой войне. Имеется в виду финансирование строительства  американскими Транс Национальными Корпорациями (ТНК) военных заводов в СССР середины 30-х и выплатах СССР по ленд-лизу США в 70-х. В принципах реальной политики не предусмотрено абсолютной благотворительности, зато есть неписанные договорённости и их противники.  Наконец есть национальные интересы. С монархиста довольно доверия к своему Царю- иконе Бога на земле.
Сегодня уверенно можно сказать, что альянс Александр II – Линкольн не просто существовал, а именно русский Царь Освободитель сподвиг президента США освободить негров рабов по примеру крепостных крестьян в России. Обе эти группы дармовой раб. силы были тесно привязаны к масонскому  бизнесу, а точнее к хлопчатобумажному производству ТНК. В Англию российская олигархия в погонах поставляла дешёвый металл для производства станков, ЖД рельс и паровозов, а из США шёл дешёвый хлопок для английских и французских мануфактур. Дешевизну, а значит и сверхприбыль, как раз обезпечивал рабский и полурабский труд крестьян: белых и чёрных негров. По сути, нынешняя совместная экономика ТНК и азиатских коммуно-фашистских тираний повторяет модель экономики 1860-х, только в более огромных объёмах. Россия же в этой схеме, как завещал «дедушка Ленин», выступала тогда при Екатерине I и после 1917 года, как сырьевая база для развития глобальной экономики. Александр II, наоборот проводил постепенную индустриализацию, а значит наша отечественная промышленность очень нуждалась в американском и азиатском хлопке, что  означало войну с британской колониальной гегемонией. «Застой, оцепенение, это – лозунг дореформенной эпохи; движение вперёд – вот лозунг новой России. – писал А. Кизеветтер в 1903 году. – Раскрепощение труда дало могучий толчёк развитию народного и государственного хозяйства…. Крепостное право грозило государственному спокойствию, тормозило успехи земледелия ,погружало в летаргию промышленную предприимчивость, изсушало источники государственного дохода». В империи неуклонно рос дефицит государственного бюджета, фабрики держались правительственными субсидиями и покровительственными тарифами, мёртвые капиталы аристократии неподвижно лежали в банках, обрастая, как мхом, процентами на проценты. Но конкурирующая западную элиту такое застойное положение русской экономики вполне устраивало ,она не желала развития свободного предпринимательства в России, она была и по сей день заинтересована, чтобы наша страна оставалась отсталой феодально-сырьевой страной, или  социалистически-сырьевой, что по сути одно и тоже. Производить глобальный продукт теперь будут крепостные всемирного сверхгосударства – азиаты. Идея либерального рынка сбыта ввезённых в Россию товаров имеет все те же корни. Здесь либерализм Free trade не идёт дальше рыночных торговцев-челноков. И здесь прогресс налицо! Если в СССР фарцовщики скупали старые вещи у приезжих интуристов, то теперь они сами ездят за границу за вещами для перепродажи. Правда «умерли» советские фабрики, производившие хоть какие-то вещи дабы прикрыть наготу «социализма с человеческим лицом».
Когда идёт разговор о врагах президента Линкольна, или как его называли честного Эйба, можно смело говорить о них, как и о врагах нашего Царя Освободителя. Здесь повторилась известная связка Павел I – Наполеон. Последний, услышав о дворцовом перевороте в Михайловском замке и смерти Государя, произнёс: «Они хотели убить меня в Париже, но убили в Петербурге».
Достаточно упомянуть только одну контр – позицию, а именно финансово-промышленный синдикат братьев Ротшильд. Специалисты отмечают: значение основанного Натаном банка «Н. М. Ротшильд & сыновья» в XIX в. трудно переоценить. Современный историк профессор Гарвардского университета Ниалл Фергюсон указывает, что для того чтобы сегодня создать структуру, по финансовой мощи сравнимую с банком Натана Ротшильда, необходимо объединить крупнейшие современные банки «Мерил Линч», «Морган Стэнли», «Джи.Пи.Морган», «Гольдман Сакс», а также приплюсовать к ним в качестве прицепа Международный Валютный Фонд. При этом от мировой общественности тщательно скрывается факт не просто финансирования Ротшильдами Первого коммунистического интернационала, а управление его вождями. «Ротшильды были не казначеями, а начальниками того первоначального тайного коммунизма. – утверждал троцкист Х. Раковский на допросе в НКВД. – Это мнение опирается на тот известный факт, что Маркс и самые высокие начальники 1-го Интернационала – уже явного – и в том числе Герцен и Гейне, подчинялись барону Лионелю Ротшильду, революционный портрет которого был сделан Дизраэли, английским премьером, являвшейся его же креатурой…» («Молодая гвардия», 1992г., № 3-4, Ландовский И. «Красная симфония» с.170) Речь идёт о романе лорда Бенджамина Биконсфилда-Дизраэли «Coningsby»(1844г.) до сих пор не переведённом на русский. Современный читатель лишён возможности ознакомится и с книгой профессора Гарвардского, Принстонского и Джорджтаунского университетов Кэрролла Куигли «Трагедия и надежда», где позитивно объясняется почему банкиры постоянно финансируют революционные левые и правые диктатуры.
Вернёмся к консерватору Дизраэли и британской войне против царской России. Этот премьер-империалист не только помог английской королеве получить титул Индийской, но и был противником Российского Императора на Берлинском конгрессе 13 июня-13 июля 1878 года. Впрочем и его предшественник на этом посту лорд-виконт Генри Джон Темпл Пальмерстон ,так же  ненавидел Романовых и желал ослабления экономических позиций нашей державы.  В романе Дизраэли Ротшильд предстаёт в образе мультимиллионера Сидонии, банкира-сефарда, который, согласно повествованию, знал и распоряжался над шпионами, карбонариями, масонами, тайными евреями, цыганами, революционерами и т.д. и т.п.. Ленину приписывают высказывание, что «за Октябрьской революцией стоят личности, куда более влиятельные, нежели теоретики и практики марксизма».
Чеки Натана Ротшильда, переданные самому Марксу, принадлежавшего к тайному обществу «Лига Справедливых» (неоиллюминаты), сегодня можно увидеть в Британском Музее.  Связь Ротшильдов и Маркса не была тайной для его соратников по коммунизму. Например, для анархиста-люциферианина М. Бакунина. В письме интернационалам Болоньи (декабрь 1871г.) он писал следующее: «Дело в том, что авторитарный социализм, коммунизм Маркса желает мощной централизации государства, а там где есть централизация, должен быть Центральный банк государства». (Бакунин М. «Интернационал, Маркс и евреи» М., 2008г., с. 136) Раз есть Банк, то «пролетариату» не обойтись без банкиров. Государственникам Ротшильдам удалось в частном порядке взять под контроль печатный станок первого ЦентроБанка Англии, называвшийся «Старая леди». В ХХ веке они стояли за кулисами заговора Федеральной Резервной Системы США, или Второго Банка. Причём оба этих «государственных» банка – монополии до сих пор принадлежат частной группе, известной как плутократия или финансовая олигархия.
Ротшильды сделали состояние на кредитовании крупных европейских держав под высокие проценты. Чтобы обезопасить себя от гнева всесильных кредиторов эти банкиры стремились приобрести влияние в правительственных кругах монархов, потом стали продвигать своих карманных политиков, а затем и саму революционную систему социалистической демократии. Система предполагает сговор финансовой олигархии с партийными вождями масс. По их замыслу каждая страна должна была иметь врага, и если такой враг отсутствовал, Ротшильды брали на себя задачу по его созданию. Позже эту стратегию подхватил клан Рокфеллеров. Их кредо: «Нет бога, кроме доллара, нет бизнеса выгоднее, чем война» ( Киселёв К. В. «Записки советского дипломата» М., 1974г. с. 273)
Так в 1861 году Соломон де Ротшильд оказался в США, проездом из Франции в Канаду и Кубу. 4 марта 1861 года 38–ми летний президент-республиканец Авраам Линкольн («высокий молокосос») праздновал своё избрание инаугурационной речью у Капитолия, где собрались тысячи людей. Сын пионера умело обошёл своих известных конкурентов Салмона Чейза и Уильяма Сьюарда (Сэварда). Последний станет госсекретарём и организует в 1867 году покупку Аляски.
Свои впечатления от увиденного С. Ротшильд выразил в книге «Случайный взгляд на Америку». Считается, что там Соломон стал только свидетелем подготовки к гражданской войне. Америка вступила в 1860 год в ожидании скорой войны между Севером и Югом. Политику Авраама Линкольна он счёл экстремистской, его симпатии лежали на стороне южан-рабовладельцев и конфедератов. (Вайнштейн Л. Д. «Самые богатые евреи мира» Р-н-Д, 2009г., с. 182) Международный банкир и конспиролог социализма Жак Аттали в своей работе «Карл Маркс мировой дух» (2005г.) ничего не упоминает о связи своего героя с Ротшильдами. Зато он отмечает, что антирабовладельческий «экстремизм» Линкольна привёл к следующему: «В Англии три пятых текстильных предприятий обанкротились, три четверти рабочих этого сектора остались не у дел. Фирма Энгельса переживала тяжёлые времена, и Фридриху с трудом удавалось оказывать помощь Карлу». Поясню для непонятливых. Маркс и Энгельс так же были кровно заинтересованы в эксплуатации рабов США и крепостных в России британско-еврейско-российской олигархией, хотя официально Маркс поздравил Линкольна с победой «великой демократической республики»  и даже перенёс штаб своего Интернационала в Нью-Йорк.
А вот, чтобы ослабить позиции Александра II, помогавшего  президенту-«экстремисту», из Лондона было инспирировано польское восстание 1863г., охватившее Белоруссию и Литву, то есть черту осёдлости. Русских солдат спящими резали в казармах. Константин Леонтьев писал в своём «Варшавском дневнике»: «Наконец поднялась буря в Польше; полагая, что Россия потрясена крымским поражением и крестьянским переворотом, надеясь на нигилистов и раскольников, поляки хотят посягнуть на целостность нашего государства». В этом восстании впервые была отработана тактика Лондона по втягиванию офицеров российской армии в  политическое взаимодействие с вождями социалистического заговора. Например, пятёрка  офицеров Артиллерийской и Инженерной академий  А. Потебни, которая была руководящим звеном в организации «Земля и воля», курировавшейся Н. Чернышевским, с которым Потебню познакомил офицер Генерального штаба Н. Обручев. Последний был тесно связан с Н. Добролюбовым, бывал в Англии и под видом знакомства с постановкой военного дела, встречался с  Герценым и Огарёвым. При этом главные, «тяжёлые фигуры» хранили верность своей традиционной «тактике Ротшильдов»  – «оставаться «за сценой». (Мортон Ф. «Ротшильды. История династии могущественных финансистов» с. 194) При этом надо чётко понимать, что это было восстание польской шляхты против мужицкого Царя, лишившего их холопов, по сути аналогичное восстанию рабовладельцев против президента Линкольна. Чтобы подвозить американский хлопок в центр России, Царю нужны были средства для строительства железной дороги с тихоокеанского побережья. Долгосрочный договор Царя с Линкольном предполагал взаимовыгодное развитие наших обеих стран, выходивших на новые рубежи свободного предпринимательства. Деньги с продажи Аляски вкладывались в строительство железных дорог в России. Но Бог попустил иное. Линкольн стал первым президентом в истории США, убитым публично во время срока своего президентства, и это событие потрясло американцев. Тоже можно сказать и о убийстве Государя императора Александра II Освободителя.
Итак почему Царь продал Аляску и большая ли это сумма 7,2 млн.долларов? Подробный ответ далее, а от себя добавим следующее. Во-первых, о цене: например, в фильме М. Скорсезе «Банды Нью-Йорка», иллюстрирующем тот период американской истории, фигурирует огромная сумма-300$, которую люди не могли заплатить, чтобы не идти в армию на войну с Югом. Когда эта цифра была официально озвучена – это привело к восстанию и погромам домов богачей, откупивших своих детей от воинской повинности. Цена Аляски равнялась жизням 24000 американцев. В решающей битве под Геттисбергом сошлись два войска общей численностью 130000  человек, из которых погибло более четверти, около 32500  человек.
Итак сумма в 7,2 миллионов была для послевоенных соединённых государств (штатов) Америки очень весомой. Во-вторых: сегодняшняя «Россия» и «Америка» настолько далеки по всем базовым нравственным и экономическим принципам от той России и Америки, что одно только механическое сличение скажет намного больше, нежели формальное геополитическое противопоставление «монархии» и «республики». Говоря грубо и упрощённо: Царь тогда отдал Аляску, но завоевал сердца всех благонамеренных  американцев. И убиты оба деятеля были как победители, как благодетели народов, а не как предатели их интересов. Никто не убивает Горбачёва, а уж тем более нафталинного Бессмертнова за Германию и СССР. Одно только лондонское чествование Горбачёва 2011 года, скажет больше всяких книг и фильмов! Я верю, что не далёк тот день истины, день настоящей свободы для всех русских и американских патриотов, когда  Святой Серафим Саровский, почти современник тех событий, откроет всемирную проповедь покаяния, любви и безкорыстного братского единения.  Спасибо американским соратникам, что они помнят и чтят память нашего и их Государя Освободителя.
 
2. Ральф Эпперсон: «Гражданская война в США».
 
  Генерал William Tecumseh Sherman, один из участников Гражданской Войны, в своей книге «Meмуары I»  обронил довольно загадочное замечание: «… правда не всегда приятна, и не всегда ее следует говорить» (1) .
Подобное же замечание было сделано автором биографии Сенатора от штата Мичиган во время Гражданской Войны Zacharia Chandler: «Тайная история этих дней… скрывающая множество поразительных открытий, пока еще скупо написана; сомнительно, чтобы завеса над ней была когда либо приподнята» (2).
Те, кто пытался приподнять завесу, обнаружили, что в этом роковом периоде Американской истории действительно существует множество закрытых истин. Полковник Эдвард Мэнделл Хаус, написавший в 1912 г. книгу «Philip Dru, Administrator» («Филип Дрю, Администратор») был тем, кто только намекнул на правду о настоящих причинах Войны. Один из героев книги заявляет: «Циничная Европа утверждала: Север должен был показать, что война велась за свободу человека, тогда как она велась ради денег» (3).
Возможно ли, чтобы Гражданская Война велась по иным причинам, нежели традиционно предлагаемые ? Возможно ли, что настоящие причины войны кроются среди тех тайн, которые кто то не хочет раскрыть? Возможно ли, чтобы рабство и права штатов не являлись настоящими причинами войны?
После ухода со сцены Второго Банка Соединенных Штатов в качестве банковской системы Соединенных Штатов выступали банки штатов, созданные различными штатами Союза, и эти банки выпускали все деньги. Почти без исключения эти деньги были обеспечены золотом, а не долгом или бумажными деньгами.
Тем не менее, финансовое положение федерального правительства постепенно ухудшалось: «Когда разразилась война, Казначейство Соединенных Штатов попало в большую передрягу, чем Форт Sumter. Южные банки спокойно изымали огромные средства, депонированные на Севере. Когда Линкольн вступил в должность, то обнаружил, что его Казначейство было почти пусто»( 4).
Гражданская Война началась в 1837 г., через год после истечения строка Устава Второго Банка, когда семья Ротшильдов послала одного из своих представителей в Соединенные Штаты.
Его звали August Belmont, и он приехал во время паники 1837 г. Бельмонт немедленно заявил о себе, скупая государственные облигации. Успех и преуспевание вскоре привели его в Белый Дом, где он стал «финансовым советником при Президенте Соединенных Штатов» (5).
В 1854 г. еще одна часть этой огромной головоломки встает на свое место, когда George W.L. Buckley (6) создал тайную организацию, известную как Рыцари Золотого Круга; он «заявил, что вызвал роковую войну 1861 г. при помощи организации, которая спровоцировала и осуществила отделение» (7).
Такой же выдающейся фигурой в истории Гражданской Войны был Дж. П. Морган, который позднее станет одним из самых богатых и влиятельных предпринимателей и банкиров. В 1856 г. м р Морган приехал в Европу для учебы в Геттингенском университете в Германии. Нет ничего удивительного в том, что одним из людей, которых он встретил во время пребывания в университете был Карл Маркс, который в это время активно занимался писанием и пропагандой своих воззрений на Коммунизм, поскольку Маркс тогда частым гостем в Германии.
Во всяком случае, именно в это время Европейские банкиры стали готовить Гражданскую Войну. «Согласно John Reeves в санкционированной биографии «The Rothschilds, the Financial Rulers of Nations» («Ротшильды — финансовые правители государств»), в 1857 г. в Лондоне произошла решающая встреча. Именно на этой встрече Международный Банковский Синдикат принял решение, что в Америке Север должен быть стравлен с Югом по старому принципу «разделяй и покоряй». Это поразительное соглашение было подтверждено MacKenzie в его историческом исследовании «The Nineteenth Century» Девятнадцатый век ( 8).
Заговорщики сознавали, что и на этот раз Американский народ не примет национальный банк, не имея на то оснований, и они снова решились на войну. Войны дороги и они против воли ставят правительства в положение, при котором те должны занимать деньги для их оплаты; и вновь было принято решение втянуть Соединенные Штаты в войну, что заставило бы их заниматься вопросом, как оплатить свои расходы.
Но перед заговорщиками стояла трудная задача: какую страну они могли бы склонить к войне против правительства Соединенных Штатов? Соединенные Штаты были слишком могущественны, и ни одна страна или союз их не могли тягаться с ними в окончательном урегулировании «баланса сил». Канада на севере и Мексика на юге были недостаточно сильны и не могли собрать армию, отвечающую требованиям ожидаемого конфликта, так что они не принимались в расчет. Англия и Франция отстояли на 3000 миль, отделенные огромным океаном, что делало снабжение нападающей стороны почти невозможным. А Россия не имела центрального банка так, что банкиры не имели контроля над этой страной.
Поэтому банкиры приняли решение разделить Соединенные Штаты на две части, тем самым создавая врага для войны против правительства США.
Для начала банкиры должны были найти предмет спора, чтобы использовать его как повод для отделения южных штатов от Соединенных Штатов.
Идеальным был вопрос о рабстве. Затем банкирам было необходимо создать организацию, которая могла бы содействовать отделению южных штатов с тем, чтобы они сами откололись от федерального правительства.
Для этой цели были созданы «Рыцари Золотого Круга». Авраам Линкольн начал понимать развертывающиеся драматические события во время своей Президентской кампании 1860 г. Он рассматривал войну как попытку расколоть Союз, предпринятую не для решения вопроса о рабстве, а единственно ради раскола Союза. Он писал: «С политической точки зрения я никогда не испытывал чувства, которое не вытекало бы из настроений, воплощенных в Декларации Независимости. Если он Союз не может быть спасен без отказа от этого принципа, я готов заявить, что пусть лучше меня убьют на этом самом месте, нежели я откажусь от него»( 9).
И так много его сограждан  американцев также видели в войне попытку развалить Союз, что «было обычным делом, когда люди заявляли, что откажутся от своего офицерского звания, коль скоро война за Соединенные Штаты была извращена в наступление на рабство» (10).
Любопытно — мысли о его собственном убийстве стали появляться у м ра Линкольна во время съезда 1860 г.: Он поднялся наверх и, измученный сдерживаемым волнением, прилег на кушетку в гостиной м с Линкольн.
Пока он лежал, его взволновали увиденные им в зеркале два своих образа, которые были похожи, но один был менее отчетлив. Двойное отражение пробудило всегда жившую в нем склонность к старинным суевериям. Он поднялся и снова лег, чтобы посмотреть, не исчезнет ли более бледное отражение, но увидел его вновь…
На следующее утро… он пошел домой и прилег на кушетку, чтобы посмотреть, не случилось ли что с самим зеркалом. Он вновь убедился, что оно сыграло с ним ту же самую шутку. Однако, когда он попытался показать это м с Линкольн, второе отражение не появилось.
М с Линкольн восприняла это как знак, что его Президентство продлится два срока, но опасалась, что бледность одного из отражений означала, что он не переживет второй срок.
«Я уверен», сказал он однажды своему собеседнику, «что меня ждет какой то ужасный конец…» (11).
Рыцари «Золотого Круга» преуспели в распространении идеи отделения в различных Южных штатах. Поскольку каждый штат отделялся от Соединенных Штатов, он отделялся независимо от остальных штатов. Затем отделяющиеся штаты образовали Конфедерацию Штатов как отдельные и независимые субъекты. Независимость каждого штата была записана в Южной Конституции: «Мы, народ Конфедеративных Штатов, каждый штат действует самостоятельно и сообразно своей суверенной и независимой природе…» (12).
Это было знаменательное деяние, так как победи Юг в войне, каждый штат мог выйти из конфедерации, восстановить свой суверенитет и основать свой собственный центральный банк. Тогда южные штаты могли бы иметь ряд контролируемых Европой банков — Банк Джорджии, Банк Южной Каролины и т.д., а затем любая пара штатов могла затеять серию войн, подобно ведшимся в Европе в течение столетий, в вечной игре политики Баланса Сил. Это был бы успешный способ обеспечения больших прибылей за счет ссуд воюющим штатам.
Президент Линкольн видел назревающую проблему и ему повезло, что правительство России хотело помочь его правительству в случае войны с Англией и Францией. «Будучи избранным, но не вступившим на пост Президентом, он Линкольн был извещен Русским посланником в Соединенных Штатах, что его страна выразила желание помочь Вашингтонскому правительству в случае угрозы со стороны Англии и Франции» (13).
Одиннадцать южных штатов отделились от Союза, чтобы образовать Конфедерацию. Но довольно загадочным действием было принятие Конфедерацией флага с тринадцатью звездами. Как уже упоминалось, число тринадцать имело особое значение для Франкмасонов.
12 апреля 1861 г. Юг начал Гражданскую Войну, обстреляв Форт Самтер — форт Севера в Южной Каролине.
Одним из Рыцарей «Золотого Круга» был хорошо известный бандит Jesse James, и именно отец Джесса — капитан армии Южан George James произвел первый выстрел по форту.
Авраам Линкольн — теперь Президент Северных Штатов, вновь заявил Американскому народу, что война была результатом действия заговорщических сил на Юге. Он сказал Северу: «Объединения слишком могущественные, чтобы быть подавленными обыкновенным правительственным аппаратом мирного времени, взяли на себя управление многими Южными штатами» ( 14).
Линкольн, а позднее и Русское правительство видели, что Англия и Франция были заодно против Севера на стороне Юга , и Линкольн немедленно издал приказы о морской блокаде Южных штатов, чтобы помешать двум этим странам использовать морские пути для доставки снаряжения Югу.
Русский посланник в Соединенных Штатах также видел эту расстановку сил и в апреле 1861 г. он уведомил свое правительство, что «Англия воспользуется первым удобным случаем, чтобы признать отделившиеся штаты и Франция последует ее примеру» (15). Интересно, что двое из братьев Ротшильдов имели банки в Англии и Франции.
В июле 1861 г. Русский министр иностранных дел дал указание своему посланнику в Вашингтоне «заверить Американский народ, что он может принять выражение самой глубокой симпатии со стороны Августейшего Государя Царя России во время переживаемого сейчас серьезного кризиса» (16).
Линкольн испытывал огромное давление со стороны некоторых представителей банковского истеблишмента: разместить займ под проценты для покрытия военных расходов.
Министр финансов у Линкольна во время Гражданской войны Salmon P. Chase, по имени которого назван «Чейз Манхэттэн Бэнк», принадлежащий группе Рокфеллеров, «угрожал прочим банкирам, что если они не будут принимать выпускаемые им облигации, он наводнит денежное обращение страны банкнотами, даже если за завтрак придется заплатить тысячу долларов такими банкнотами» ( 17).
Поэтому Авраам Линкольн решил не занимать деньги у банкиров и не выпускать процентные деньги, создавая национальный банк, который будет ссужать правительство необходимыми средствами платежа, печатая огромные количества бумажных денег. В феврале 1862 г. Линкольн выпустил «гринбеки». Эти деньги не только не были обеспечены золотом, но и были свободны от долгов.
Линкольн вел смертельную игру. Он пошел против международных банкиров. Война велась, чтобы принудить Соединенные Штаты создать национальный банк, которым независимо управляют Европейские банкиры, а Линкольн отвернулся от них, выпустив свои собственные неразменные бумажные деньги.
Но и международные банкиры тоже переиграли Линкольна, и значительно, когда 5 августа 1861 г. они склонили Конгресс, главным образом стараниями Министра финансов Чейза, принять закон о подоходном налоге. Они ввели «трехпроцентный федеральный подоходный налог. В марте 1862 г. его быстро заменил закон, подписанный в июле, который при сохранении трехпроцентного налога на доходы ниже 10.000$, для доходов, превышающих этот уровень, поднял ставку налога до пяти процентов»(18).
Это был прогрессивный подоходный налог, точно такой, какой и предложил Карл Маркс тринадцать лет назад.
Теперь Англия и Франция приняли меры для увеличения давления на правительство Линкольна. 8 ноября 1861 г. Англия «отправила в Канаду 8000 солдат в качестве материального свидетельства того, что она не намеревалась шутить» 19, поддерживая Юг. Высадившись на побережье, Франция повела войска вглубь Мексики, навязывая выбранного ею императора Максимилиана правителем Мексики. Линкольн мог убедиться, что правительства Европы наступали на него с обеих сторон.
В 1938 г. Jerry Voorhis, Конгрессмен от штата Калифорния, написал брошюру под заглавием Dollars and Sense (Доллары и рассудок) , в которой он поделился с Американским народом маленьким фрагментом из истории Гражданской Войны:
В июле 1862 г., вскоре после первого выпуска линкольновских гринбеков, представитель Лондонских банкиров послал следующее письмо ведущим финансистам и банкирам Соединенных Штатов: «Огромный долг, образующийся благодаря войне, за которым присмотрят капиталисты, должен быть использован для контроля над объемом денежной массы. Чтобы достичь этого, банковской основой должны стать облигации.
Мы не ждем, что Министр финансов Сэмон П. Чейз даст эту рекомендацию Конгрессу.
Недопустимо позволять гринбеку, как его называют, обращаться в качестве денег сколько нибудь продолжительное время, так как мы не можем его контролировать. Но мы можем контролировать облигации и, через них, банковскую эмиссию»( 20).
19 апреля 1861 г. для прекращения потока военного снаряжения, необходимого преимущественно сельскому Югу для ведения войны, Линкольн установил упоминавшуюся выше морскую блокаду. Конфедерации пришлось «направиться заграницу и заменять каперы на мощные военные корабли, которые им пришлось покупать или строить по заказу. Первый из этих кораблей — Самтер, был введен в строй весной 1861 г., а в 1862 г. за ним последовали Флорида и Алабама» (21).
Юг покупал эти корабли у Англии и Франции для прорыва блокады, и Государственный секретарь Уильям Сьюард понимал всю важность того, чтобы удержать эти две страны от войны. Он «предупреждал Британское правительство: „Если какая либо Европейская держава спровоцирует войну, мы не станем от нее уклоняться.“ Подобным же образом Сьюард уведомил Mercier, что признание Францией Конфедерации будет иметь следствием войну с Соединенными Штатами» (22).
Линкольн не забывал об опасности, исходящей от Европейских банкиров и двух Европейских стран — Англии и Франции. Главный вопрос войны для него был — сохранение единства. Он повторял, что сохранение Союза было его главной задачей. «Моей первейшей целью в этой борьбе является сохранение Союза. Если бы я мог спасти Союз, не освобождая ни одного раба, я бы сделал это» (23).
Но хотя Линкольн и не вел войну для решения вопроса о рабстве, 22 сентября 1862 г. он издал Манифест об Освобождении рабов, заявляя право на это как Главнокомандующий Армии и Флота. Не было решения Конгресса, только единоличное решение Президента Соединенных Штатов. Но его решение имело силу закона, и Американский народ так это и воспринял.
Помимо внешней угрозы со стороны Англии и Франции Линкольну пришлось бороться с внутренней угрозой — центральным банком. 25 февраля 1865 г. Конгресс принял Акт о Национальном Банке. По этому закону на основе федерального устава создавался национальный банк, который имел полномочия выпускать банкноты США — деньги, выпущенные для ссуды правительству, обеспеченные не золотом, а долгом. Деньги ссужались правительству под проценты и становились Законным Платежным Средством. Этот законопроект поддерживал и настаивал на нем Министр финансов Сэмон П. Чейз.
После принятия этого закона Линкольн вновь предостерег Американский народ. Он сказал: «Власть денег грабит страну в мирное время и устраивает заговоры в тяжелые времена. Она более деспотична, нежели монархия, более высокомерна, нежели самодержавие, и более себялюбива, нежели бюрократия. Я предвижу наступление кризиса в ближайшем будущем, что лишает меня спокойствия и заставляет опасаться за безопасность моей страны. Корпорации вступили на престол, грядет эра коррупции, и власть денег в стране будет стремиться продлить свое господство, воздействуя на предрассудки народа до тех пор, пока богатство не соберется в руках немногих и республика не погибнет» (24).
Через несколько месяцев после принятия закона банк Ротшильда в Англии послал письмо Нью йоркской банковской фирме:
Немногие, разбирающиеся в системе процентных денег, будут либо настолько заинтересованы в ее прибылях, или же настолько зависеть от ее покровительства, что со стороны этого класса сопротивления не будет, тогда как, с другой стороны, огромная масса народа, умственно неспособная к постижению грандиозных преимуществ, которые капитал извлекает из системы, будет безропотно нести свое бремя, быть может, даже не подозревая, что система враждебна ее интересам (25).
Линкольн делал ставку на блокаду, установленную им вокруг Юга, как средство удержания Англии и Франции вне войны. Блокада успешно справлялась с этой задачей, по крайней мере, внешне, однако иные использовали ее как средство извлечения огромных прибылей. Частные лица «прорывали» блокаду, снаряжая несколько судов с необходимыми припасами для Юга, надеясь, что часть этих судов прорвет блокаду, и, таким образом, прорвавшиеся могли назначать непомерную цену за товары в Южных городах. Одним из них был Thomas W. House, как говорили — агент Ротшильда, составивший состояние во время Гражданской Войны. Он был отцом полковника Эдварда Мэнделла Хауса — ключевой фигуры в избрании Президента Вудро Вильсона и принятии закона о Федеральном Резерве в 1913 г.
Линкольн понимал, что Север нуждался в союзнике, чтобы удержать Европейские страны от прямого участия в войне, так как эти страны строили корабли, способные прорывать блокаду, и прямое вступление Англии и Франции в войну могло означать конец Севера. Он обращался за помощью к другим Европейским странам и не нашел никого, кто желал бы оказать поддержку его правительству. Однако нашлась одна страна, которая не имела центрального банка и, следовательно, внутренней силы, препятствовавшей помощи правительству Соединенных Штатов.
Этой страной была Россия.
У России был большой флот и она уже торжественно обещала Линкольну свою помощь еще до начала войны. Теперь она могла вмешаться и удержать Англию и Францию от военных действий, поскольку обе эти страны страшились войны с Русским правительством.
Линкольну требовалось нечто такое, чем он мог бы воспользоваться, чтобы побудить Русский народ послать свой флот на защиту правительства Соединенных Штатов. Линкольн издал Манифест об Освобождении рабов как жест, адресованный Русскому народу, чей Царь в 1861 г. подобным манифестом освободил крепостных. Линкольн ожидал, что уже одно это действие побудит Русский народ поддержать свое правительство при оказании помощи правительству Линкольна.
Русский Царь — Александр II, отдал императорскому флоту приказы идти в Американские порты Нью Йорка и Сан Франциско в знак поддержки Линкольна и его правительства. Это также было впечатляющим средством показать Франции и Англии, что если они вступят в войну на стороне Юга, то им придется к тому же бороться и с Русским правительством. Эти корабли в сентябре 1863 г. стали прибывать в Соединенные Штаты.
Всем было понятно, почему эти корабли входили в Американские воды. «Средний Северянин понимал… что Русский Царь выбрал это средство для предупреждения Англии и Франции, что если бы они воевали, поддерживая Юг, он поддержал бы Север…» (26).
В октябре 1863 г. город Балтимор выпустил официальное объявление, приглашающее: офицеров Русских военных кораблей, которые уже находятся или вскоре прибудут в порт Нью Йорк посетить город Балтимор… и благосклонно отнестись к его гостеприимству, как свидетельству высокого уважения властей и горожан Балтимора к Монарху и народу России, которые, в то время как другие державы и народы, крепко связанные с нами узами практических интересов и общим происхождением Англия и Франция? оказывают материальную помощь и содействуют Мятежникам Юга, благородно воздержались от всех попыток помочь мятежу, и дали нашему правительству надежные заверения своего расположения и доброй воли(27).
Царь приказал своим Адмиралам, чтобы они были готовы сражаться с любой державой и принимать приказы только от Авраама Линкольна.
А в случае войны Русскому флоту было приказано «атаковать неприятельский торговый флот и колонии с целью нанесения им наибольшего возможного урона» (28).
Ко всем этим проблемам у Линкольна добавилась еще одна козни внутреннего заговора. Подобного заговора Линкольн опасался в 1837 г., когда говорил: «С какой стороны следует ожидать приближения опасности? Я отвечаю, что если она когда либо дойдет до нас, то она должна возникнуть среди нас; она не может придти извне. Если нам суждено погибнуть, то мы должны быть сами творцами и вершителями судьбы. Как страна свободных людей, мы должны пережить все времена, или убить самих себя» (29).
Таким образом, Линкольн боялся, что причиной окончательной гибели нации послужат ее собственные сыновья, его сограждане Американцы.
В самом начале 1863 г. Линкольн написал письмо генерал майору Joseph Hooker, в котором говорилось: «Я поставил вас во главе Армии Потомака. Я слышал из достоверных источников о вашем недавнем высказывании, что как армии, так и правительству требуется диктатор» (30).
Очевидно, что все, слышанное Линкольном о Хукере, соответствовало действительности, потому что Хукера «уже случалось опасаться, как возможного руководителя Радикалов в государственном перевороте» (31).
Радикалы, упомянутые в письме Линкольна генералу Хукеру, являлись одной из групп Республиканцев, которые считали, что Север в конце концов выиграет войну с Югом и хотели, чтобы Линкольн заставил Юг расплатиться за свой мятеж после победы. Линкольн предпочитал более мягкий подход к возможности возвращения Южных штатов после окончания войны в Союз, исключающий репрессии против них и их воинов. Радикалов часто называли «Якобинцами» по имени группы, которая разжигала Французскую революцию 1789 г. Как уже упоминалось, эта группа французская. — (Прим. перев. была ответвлением Иллюминатов).
Однако величайшее сражение Линкольна было впереди: за свою жизнь. Видения Линкольна прежних лет о том, что он не отслужит два полных срока и его страхи относительно внутренних заговоров почти сбывались.
14 апреля 1865 г. заговор, которого Линкольн боялся и о котором был осведомлен, убил его. Восемь человек были осуждены за преступление, и четверо были впоследствии повешены. Кроме успешного покушения на жизнь Линкольна, планировали также покушения на Эндрю Джексона — Вице президента Линкольна и Государственного Секретаря Сьюарда. Оба этих покушения провалились, но если бы они удались, не возникает ни малейшего сомнения, кто извлек бы выгоду из всего этого: Военный Министр Edwin Stanton.
Действительно, после успешного покушения на Линкольна Стентон «стал на тот момент действующим правительством Соединенных Штатов, взяв на себя контроль над Вашингтоном, округ Колумбия, пытаясь задержать убийцу Линкольна.»
John Wilkes Booth — человек, убивший Линкольна, имел личные связи с существовавшими тогда обществами, в том числе Карбонариями Италии — тайной организацией Иллюминатского толка, скрытно и активно действовавшей в Италии.
Одним из многочисленных свидетельств соучастия Стентона в попытках покушения является тот факт, что ему не удалось заблокировать дорогу, по которой Бут ушел из Вашингтона после убийства, хотя по приказу Стентона военные перекрыли все остальные дороги.
Теперь считают, что Стентон также подготовил другого человека, сложением и внешностью похожего на Бута, с тем, чтобы он был схвачен и затем убит солдатами Стентона. Далее полагают, что Стентон удостоверил, что убитым человеком был Бут, тем самым позволив Буту ускользнуть.
Но, возможно, самой тяжкой уликой, что Стентон был замешан в убийстве Линкольна, являются пропавшие страницы дневника Бута. Стентон давал показания перед комиссией Конгресса по расследованию, «что страницы отсутствовали, когда дневник в апреле 1865 г. передали ему. Отсутствовавшие страницы содержали имена неких семидесяти высокопоставленных правительственных чиновников и видных бизнесменов, которые были замешаны в заговоре по устранению Линкольна. Означенные восемнадцать пропавших страниц были недавно обнаружены на чердаке у потомков Стентона» (32). Более того, Бут был даже связан с теми, кто участвовал в заговоре на Юге. «В дорожном сундуке Бута было найдено шифрованное послание, ключ к которому был обнаружен у Judah P. Benjamin. Бенджамин… был стратегом Гражданской Войны Дома Ротшильдов» (33). Во время Гражданской Войны м р Бенджамин занимал различные ключевые посты в Конфедерации.
Итак, получается, что Линкольн был объектом большого заговора с целью его убийства, заговора столь значительного, что в него были вовлечены даже Европейские банкиры. Линкольн должен был быть устранен, поскольку осмелился противостоять попытке навязать центральный банк Американскому народу, а также в назидание тем, кто впоследствии будет противодействовать подобным махинациям в высших кругах.
Одна из первых книг об этом заговоре была опубликована буквально через несколько месяцев после убийства Президента Линкольна. Она называлась The Assassination and History of the Conspiracy Покушение и история заговора и четко указывала на Рыцарей Золотого Круга как на источник плана убийства. На задней обложке была помещена реклама другой книги, которая предлагала читателю «взгляд изнутри на образ жизни бесчестной организации, ее связи с мятежом и движением сторонников Южан на Севере Copperhead.» Эта вторая книга была написана Edmund Wright, который утверждал, что он — один из Рыцарей.
Президентом Соединенных Штатов, после неудачного покушения на его жизнь и после смерти Линкольна, стал Вице Президент Джонсон. По окончании войны он продолжил начатую Линкольном политику прощения в отношении побежденного Юга. 29 мая 1865 г. он издал Декларацию об Амнистии, принимающую Юг обратно в Союз при соблюдении всего лишь нескольких требований:
1 Юг должен отказаться от уплаты военного долга;
2 отменить все сепаратистские указы и законы; и 3 навсегда уничтожить рабство.
Первое требование не внушило любви к Президенту Джонсону со стороны тех, кто хотел, чтобы Юг выполнил свои договорные обязательства по отношению к ссудившим Юг деньгами, необходимыми ему для ведения войны. Одним из таких кредиторов была семья Ротшильдов, которая усердно финансировала военные усилия Юга. Джонсону также пришлось столкнуться с другой проблемой.
Царь России, за свое участие в спасении правительства Соединенных Штатов отправкой своего флота в Американские воды во время войны, и, вероятно, в соответствии с соглашением, заключенным с Линкольном, потребовал оплатить использование своего флота. Джонсон не обладал конституционными полномочиями передавать Американские доллары главе иностранного правительства. А расходы на флот были достаточно высоки: 7,2 миллиона долларов.
Поэтому в апреле 1867 г. Джонсон через Государственного Секретаря Уильяма Сьюарда договорился о покупке Аляски у России.
Те историки, которые не были знакомы с действительными причинами покупки Аляски, несправедливо называли этот поступок «глупость Сьюарда»; и по сей день Государственного Секретаря Сьюарда критикуют за покупку того, что тогда являлось куском ничего не стоящей земли. Но покупка земли была для Сьюарда лишь способом, которым он мог расплатиться с Царем России за использование его флота — действие, которое, вероятно, уберегло страну от более серьезной войны с Англией и Францией.
Но настоящая проблема, с которой пришлось столкнуться Джонсону во время пребывания в должности Президента Соединенных Штатов, была еще впереди.
Он потребовал ухода в отставку Военного министра Эдвина Стентона, а Стентон отказался.
Радикальные Республиканцы, называемые также Якобинцами, начали в Сенате процедуру импичмента Президента Джонсона. Их усилия не увенчались успехом из за ничтожной разницы в один голос и Джонсон остался на посту Президента. По удивительному стечению обстоятельств Председателем Верховного Суда в это время был Сэмон П. Чейз и именно ему пришлось председательствовать на слушаниях об импичменте Президента Джонсона. Чейз ушел с поста Министра финансов, чтобы стать Главным Судьей. Это выглядело почти так, как если бы заговор предвидел импичмент и нуждался в человеке, которому, по мнению заговорщиков, можно было доверить этот ключевой пост.
Сенатор Benjamin F. Wade — Временный Председатель Сената и первый в ряду преемников поста Президента, был так уверен, что Джонсон будет признан виновным в выдвинутых против него обвинениях и смещен с поста, что уже неофициально назвал свой кабинет. Звучит издевательски, но Стентон должен был стать Министром финансов (34).
Годы спустя роль Главного Судьи Чейза в этих событиях будет признана John Thompson — основателем Чейз Нэшенел Бэнк впоследствии, после слияния с Манхэттен Бэнк, которым владели Варбурги, он будет назван Чейз Манхэттен Бэнк, назвавшим свой банк в его честь. Помимо этого, Главный Судья удостоился и других почестей. Его портрет можно обнаружить на 10.000$ ом казначейском билете, напечатанном Казначейством США. Это — казначейский билет наивысшего денежного достоинства из всех существующих в США.
По окончании Гражданской Войны Президент Джонсон «нисколько не сомневался в существовании действующего среди Радикалов Якобинцев заговора для возбуждения еще одной революции» (35).
Именно таково было намерение Якобинцев: взбунтовать недавно освобожденных рабов и затем использовать их недовольство для развязывания еще одной Гражданской войны. И действительно, в апреле 1866 г. в Мемфисе Теннесси имели место крупные беспорядки, когда группа белых напала на негров и сорок шесть из них было убито. Позднее, в июле 1866 г. произошли беспорядки в Новом Орлеане, когда группа негров демонстрантов подверглась обстрелу и многие из них были убиты.
Радикалы обвинили в этих убийствах Джонсона, однако кое кто знал, что беспорядки были делом рук других. К ним относился Gideon Wells — Военно морской министр, который написал в своем дневнике: «Нет никакого сомнения, что беспорядки в Новом Орлеане берут начало среди Радикальных членов Конгресса в Вашингтоне. Это является частью продуманного заговора и должно служить началом ряда кровавых столкновений во всех Штатах и, затем, мятежа Юга. Существует твердая решимость, если необходимо, втянуть страну в гражданскую войну, чтобы добиться избирательного права для негров в Штатах и господства Радикалов в общем правительстве»(36).
Даже Президент Джонсон видел попытки развязать еще одну Гражданскую Войну, поскольку однажды он… сказал Orville Browning, что «он нисколько не сомневался в существовании действующего среди Радикалов заговора для разжигания новой революции, и, в особенности, чтобы вооружить и озлобить негров.»
Сам Президент приходил к выводу, что Stevens и Sumner лидеры Радикалов, известных также как Якобинцы и их сторонники намеревались захватить правительство.
Однажды он сказал Уэллесу, что это был «безошибочный замысел». Они объявили бы о выходе Теннесси из Союза и, таким образом, избавились бы от него, а затем установили бы Директорию по образцу Французской Революции» (37).
Одной из групп, активно разжигающей беспорядки, были Рыцари Золотого Круга, к которым во время войны принадлежали Джон Уилкс Бут и Jefferson Davis — глава Конфедерации. Другой Рыцарь — Джесс Джеймс, тайно запасал большие количества золота, украденного из банков и с приисков, с тем, чтобы купить вторую Гражданскую Войну. По приблизительным оценкам, Джесс Джеймс и другие Рыцари спрятали по западным штатам золота более чем на 7 миллиардов долларов.
Масон 33 его градуса Джесс Джеймс дожил до 107 лет. Он говорил, что секрет его долголетия в том, что он часто менял свое имя после того, как он в первый раз нашел ковбоя со схожими физическими данными. Тогда он его убивал или устраивал так, чтобы тот был убит выстрелом в лицо. Затем Джесс подбрасывал на тело несколько вещей, о которых знали, что они принадлежали ему, такие как драгоценности или предметы одежды. Его следующим шагом было, чтобы известный родственник или близкий друг опознавал тело, как принадлежавшее Джессу Джеймсу. Поскольку тогда не существовало других средств идентификации тела, таких как фотографии или отпечатки пальцев, общество допускало, что родственник или друг ручались за свои слова при опознании тела. Благодарные горожане были счастливы думать, что отъявленный бандит, или некто, скрывавшийся под его опасным именем, умер: поэтому они были склонны верить, что опознание проведено правильно. Джесс утверждал, что этим способом он присвоил личности или клички примерно семидесяти трех человек. В самом деле, он утверждал, что одним из вымышленных имен, которыми он пользовался в последние годы, было имя William A. Clark — медного короля и впоследствии Сенатора США от Лас Вегаса Невада. Именно в честь Сенатора Кларка названо графство Кларк в Неваде.
В 1867 г., чтобы терроризировать негров, была образована еще одна группа, известная как Ку Клукс Клан; название связано с греческим словом Куклос, что означает «группа», «круг».
Кто то предложил, чтобы название изменили на Ку Клукс, и именно это название просуществовало до сегодняшнего дня. Эта организация была «братом тайным организациям, набранным из других жертв деспотизма: Собратьям средневековой Франции Confrereries, Карбонариям Италии, Vehmgerict Германии, и Нигилистам России» (38).
Именно Нигилистам приписывали покушение на Царя России Александра II в 1881 г. Это был тот самый Царь, который во время Гражданской Войны направил флот в Америку. Поэтому он, подобно Линкольну, должен был поплатиться за то, что переиграл международных банкиров, развязавших Гражданскую Войну. В настоящее время стала известна связь между Ку Клукс Кланом и Рыцарями Золотого Круга. Один автор написал, что «Ку Клукс Клан был вооруженной силой Рыцарей Золотого Круга» (39).
В 1875 г. имел место важный заключительный акт Гражданской войны, когда Конгресс принял Специальный Закон о Погашении, объявивший, что политика правительства заключается в погашении линкольновских «гринбеков» золотом по номиналу до 1 января 1879 г.
Линкольн переиграл международных банкиров.
У Соединенных Штатов все еще не было центрального банка.
Для заговора наступило время менять стратегию.
Цитированные источники:
1. Otto Eisenschiml, The Hidden Face of the Civil War, Indianapolis and New York: The Bobbs Merrill Company, 1961, p.5.
2. Otto Eisenschiml, The Hidden Face of the Civil War, p.5.
3. Colonel Edward Mandell House, Philip Dru, Administrator, New York: 1912, p.119.
4. Stephen Birmingham, Our Crowd, p.93.
5. Stephen Birmingham, Our Crowd, p.93.
6. James D. Horan, Confederate Agent, a Discovery in History, New York: Crown Publishers, 1954, p.16.
7. William H. McIlhany II, Klandestine, New Rochelle, New York: Arlington House, 1975, p.12.
8. Committee to Restore the Constitution, Fort Collins, Colorado, January, 1976 Bulletin.
9. James P. Morgan, Abraham Lincoln, the Boy and the Man, Grosett amp; Dunlap, 1908, pp.174 175.
10. Gene Smith, High Crimes and Misdemeanors, The Impeachment and Trial of Andrew Jackson, New York: William Morrow and Company, Inc., 1977, p.98.
11. James P. Morgan, Abraham Lincoln, the Boy and the Man, pp.152 153.
12. Donzella Cross Boyle, Quest of a Hemisphere, p.293.
13. Otto Eisenschiml, The Hidden Face of the Civil War, p.22.
14. Bruce Catton, Short History of the Civil War, New York: Dell Publishing Co., Inc., 1960, p.27.
15. David Donald, editor, Why the North Won the Civil War, London: Collier Macmillan, 1962, p.57.
16. David Donald, editor, Why the North Won the Civil War, p.58.
17. James P. Morgan, Abraham Lincoln, the Boy and the Man, p.207.
18. American Opinion, February, 1980, p.24.
19. Otto Eisenschiml, The Hidden Face of the Civil War, p.25.
20. Jerry Voorhis, Dollars and Sense, Washington: United States Government Printing Office, 1938, p.2.
21. Otto Eisenschiml, The Hidden Face of the Civil War, pp.18 19.
22. David Donald, editor, Why the North Won the Civil War, p.60.
23. Thomas R. Dye and L. Harmon Zeigler, The Irony of Democracy, An UncommonIntroduction to American Politics, Belmont, California: Duxbury Press, 1972, p.73.
24. H.S. Kennan, The Federal Reserve Bank, p.9.
25. Senator Robert L. Owen, National Economy and the Banking System of the United States, pp.99 100.
26. Bruce Catton, Short History of the Civil War, p.110.
27. Baron C. Wrangell Rokassowsky, Before the Storm.
28. Baron C. Wrangell Rokassowsky, Before the Storm, p.57.
29. Speech given at Springfield, Illinois, January 27, 1837.
30. John G. Nicoley and John Hay, Abraham Lincoln: Complete Works, New York: New York Century Company, 1920, Vol. II, pp. 306, 354, 355.
31. Gene Smith, High Crimes and Misdemeanors, The Impeachment and Trial of Andrew Jackson, p.61.
32. David Balsiger and Charles E. Sellier, Jr., The Lincoln Conspiracy, Los Angeles: Shick Sunn Classic Books, 1977, caption under photograph between pages 160 and 161.
33. H.S. Kennan, The Federal Reserve Bank, p.246.
34. David Balsiger and Charles E. Sellier, Jr., The Lincoln Conspiracy, p.294.
35. Gene Smith, High Crimes and Misdemeanors, The Impeachment and Trial of Andrew Jackson, p.185.
36. Quoted in Dan Smoot’s Report, July 8, 1963, Volume 9, #27, p.212.
37. Gene Smith, High Crimes and Misdemeanors, The Impeachment and Trial of Andrew Jackson, p.157, 185.
39. Gene Smith, High Crimes and Misdemeanors, The Impeachment and Trial of Andrew Jackson, p.194.
40. Del Schrader with Jesse James III, Jesse James was One of His Names, Arcadia, California: Santa Anita Press, 1975, p.187.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *