Эдмунд Алозиус Уолш «Падение Российской империи: история последнего из Романовых и приход большевиков»

 

Эдмунд Алозиус Уолш «Падение Российской империи: история последнего из Романовых и приход большевиков»

                    Таким автор видит образ, агонизирующий России Романовых.

                  ГЛАВА I. Факты по делу.

 «Мы — старейшее правительство в Европе», — заметил Чичерин в 1923 году в Москве во время встречи с пишущим здесь. Этот забавный комментарий большевистского комиссара по иностранным делам был исторически правильным тогда, — тем более, сегодня, — если правительство считает, что проницательный дипломат понимал данный кабинет или Совнарком, как осуществление верховной власти и выполнения обычных административных функций. Парламентская система, которая требует периодического вотума доверия в поддержку доминирующей политической партии, провал неспособного кабинета ожидающего отставки, всё это действительно привело к сбивающей с толку преемственности министерств на этапе европейской политики с 7 ноября 1917 года. Московская система, напротив, предусматривает, предположительно, ликвидацию любой угрожающей оппозиции простым устройством устранения противников.

 Те, кто пытался оказывать серьёзное политическое сопротивление, оказались заключёнными либо в экзекуционной камере Лубянки, либо на пути к морозной ссылке в каторжные лагеря на острове Соловецкий в Белом море.

 Разумеется, в течение только что закончившегося десятилетия в высших рядах Советской иерархии были заметны потери и замены. Свердлов, Володарский и Урицкий, все активные лидеры, были убиты в первые дни Революции. Ленин, пылающий факел, который расстрелял массу русских и стремился поджечь Мир, создатель Советского государства и основатель Третьего Интернационала, до своей фактической кончины в 1924 году умирал в тысячах смертельных случаях как душевнобольной паралитик. Воровский, способный пропагандист и первый советский представитель в Италии, был убит в Швейцарии в 1923 году и похоронен за стенами Кремля, рядом с могилой Джона Рида. Во второй половине дня похорон Воровского автор этой работы бродил по Красной площади и размышлял о значении странного товарищества, которое объединило в общем погребении русского революционера и блестящего, но сумасбродного выпускника Гарварда.

 Красин, легко различимый среди других комиссаров, как мозг, одержимый победоносными страстями, недавно поддался смертельной болезни во время пребывания Советского Посольства во Франции. Дзержинский, начальник страшной тайной полиции, ЧеКа, палач 1 800 000 жертв, человек с глазами газели и душой Фукье-Тенвиля внезапно и таинственным образом скончался в 1926 году после страстной речи протеста против некоторых еретических устремлений своих коллег. Войков, который подписал смертный приговор Царю Николая II и императорской семье, сам был убит в Варшаве 7 июня 1927 года, пав жертвой мести изгнанного русского молодого человека, которому не было двадцати лет. Йоффе, ветеран-революционер и инициативный сотрудник Карахана на Дальнем Востоке, покончил жизнь самоубийством в декабре 1927 года.

 Но после каждого несчастного случая ряды смыкались сильнее. Внутренние разногласия столкнулись со строгой внутренней дисциплиной. Троцкий, Зиновьев и Каменев оспаривают верховенство Сталина, Бухарина и Рыкова. За раскол они расплачиваются то ссылкой на малозначимые посты в Партии; то, когда безопасно так сделать, их полностью исключают. Таким образом, необходимая диктатура десяти человек, Политбюро Коммунистической партии, продолжает оставаться безспорной над 146-ю миллионами русских. С непоколебимой уверенностью Москва празднует свой десятый год в непрерывном контроле над около одной седьмой обитаемой поверхностью земли.

 Если история может быть задумана, например, как преподавание философии, может быть, даже не на десятый год после случившегося, попытаемся дать полезную интерпретацию Российского эксперимента?

 Россия не только представляет историю, которая привлечёт лучших историков мира для грядущего поколения; это настоящий, настойчивый факт настоящего. Большевизм — это международная реальность, которую могут игнорировать только безнадежно безкомпромиссные. Если бы Мировая война не полностью разрушала современное организованное общество, оно, несомненно, привело бы цивилизацию к перекрёстку. Победители второй русской революции, состоявшейся в ноябре 1917 года, откровенно и брутально пошли по крайнему левому пути, управляя ослабленной, деморализованной Россией, призывая более сильные народы идти за ними. Этот путь безумной лжи заключается в том, что они теперь узнали и неохотно признали урок неумолимых законов природы, действующих через экономическое давление. (1) Но это моё обдуманное суждение, основанное на шестилетнем тщательном наблюдении за европейскими и российскими делами, о том, что в Европе и Азии до тех пор не установится прочного мира, пока разрыв между Россией и Западом не будет соединён надежным мостом.

 Для этого различия такой разрыв — не пропасть, вызванная национальной ненавистью, исторической враждой или расовой антипатией. Тот или иной из таких конкретных мотивов сделал греков естественными врагами турок, заставил Францию ​​не доверять Германии и поставил Кельта против Сакса. Но проблема, созданная второй Русской революцией, затрагивает саму концепцию человеческого общества, отличного от того, которое сейчас организовано, предлагая совершенно новую цивилизацию.

 Это была не просто революция в общепринятом смысле, как исторически понимают, — т. е. перераспределение суверенитета, — но революция в области экономики, религии, искусства, литературы, науки, образования и всех других видов человеческой деятельности. Она стремится создать новый архетип человечества, «коллективного человека» и новую культуру, адаптированную к безличному «массовому человеку», который должен навсегда вытеснить «душевно обремененного индивидуального человека». Это означало и так провозглашалось его протагонистами как вызов современному государству, созданному не только в Имперской России, но и во всём цивилизованном мире. Это был философский материализм во всеоружии, самая радикальная школа мысли, которая когда-либо выходила на сцену человеческих дел.

 Лидеры большевизма сознательно идентифицировали и сбили, по оценке масс, всю цивилизацию с той специфической русской формы, которую ненавидели крестьяне из-за их экономического закрепощения, и ненавидели либералы из-за дикого подавления всех своих усилий по расширению свободы человека посредством конституционной реформы, интерпретирующей всю жизнь, поэтому с точки зрения их собственных воспоминаний о Сибири, большевики обобщили яростно и, конечно, ошибочно.

 Ленин провозгласил свою ожесточенную клятву всеобщей мести в тот день, когда его брат Александр Ульянов был казнён царским правительством в 1887 году за попытку цареубийства. Ленин был неправ. Но Цари были также не правы, когда упорно отказывались изменить невыносимое самодержавие, которое привело людей к такому отчаянию.

 Революция в стране Царей сменилась неизбежной катастрофой с почти математическим принуждением. По всем законам природы и человеческого прогресса исчезновение Московитской Империи стало политической необходимостью и достигло с разрушением физических и моральных ценностей масштаба, которому мог бросить вызов и адекватно изобразить объединенный творческий гений Эсхила, Софокла, Еврипида, и Шекспира. Если индивидуум и, более того, мнимые страдания и Электры и Эдипа или злополучного принца Дании по-прежнему трогают и, вероятно, будут продолжать тревожить коллективное сердце человечества из-за их всеобщей привлекательности, какая должна быть подобающая реакция у информированного потомства на рассказ о бедах, через которые недавно прошла целая христианская нация? Все возможные бедствия, которые известны плоти, напали на них не по отдельности, а легионами. Немногие люди их Западных стран, которые мне известны, могли бы пережить то, что прошли русские люди за последние 14 лет.

 В течение полувека общественное мнение, как греческий хор, ждало, как ослепительно, упадёт секира, как погибшие люди знают должно быть; и вся пресса, одинаково как внутри, так и вне России, как незамеченная Кассандра, продолжала произносить пророчество за пророчеством.

 Для ученика политических изменений Мировая война означала конец национальных самодовольств, основанных на национальной изоляции и игнорировании международной организации. Этот разрушительный конфликт тщетно бился, ибо он не оставил людей убеждёнными в том, что народы земли составляют огромную международную семью, основные интересы которой являются общими, и чьи члены гораздо более взаимозависимы, действуют и реагируют друг на друга гораздо более серьёзно и чем мы предполагали до 1914 года. Никакая смертельная болезнь, будь то физическая, духовная, интеллектуальная, которая нападает на одного члена этого социального организма, не может теперь равнодушно рассматриваться даже самым здоровым членом человеческого общества.

 Опытным правителям не нужна была Мировая война, чтобы научить их этому. Сообщается, что Царь Всея России Николай I, услышав о европейских революциях 1848 года, сказал своим придворным:

 

«Седлайте ваших лошадей, господа — во Франции провозглашена Республика».

 

 Россия предлагает ещё одно предостережение, чтобы дать нам паузу. Ещё раз продемонстрировано, что народы, как отдельные лица и деревья, падая, гибнут по своей наклонной стороне.

 Я знаю, под угрозой считать это ненаучным, что история не морализирует; и не пророчествует. Но факты истории могут делать и то, и другое. Я недостаточно научен, чтобы полагать, что факты в значительной степени безполезны, если они не приводят к чему-то более продолжительному, чем просто развлечение. Если история станет наукой, — как кажется, требует современная учёность, — тогда она должна своим уставом излагать основные причины вещей. И причины гораздо важнее, чем эффекты, по крайней мере, среди свободных агентов, способных проникать в скрытые источники переходных феноменов.

 Меня больше интересует, почему пала Персия и Вавилон прошел, чем точная дата их смерти; я больше обезпокоен тем, почему современная Греция не является Элладой Аристотеля, Сократа и Платона, и почему её рощи и рыночные площади больше не переполнены нетерпеливыми искателями следов мудрости, чем определением точного часа пересыхания колодца Эллинской культуры. Рим, как я знаю, когда-то был опорой мировой империи, а выражение «Civis Romanus sum» («Я римский гражданин») было самой гордой похвальбой древности. Но Рим стал «одинокой матерью мертвых империй» и её Форум игровой площадкой для варваров, потому что она упала в сухую гниль изнеженной цивилизации.

 Первая Империя французов погибла при Ватерлоо, благодаря амбициям; Третья рухнула при Седане через неэффективность, наследуемая новой Тевтонской Федерацией, провозглашенной в самом Версальском Зале, где почти полвека спустя волна времени перевернула картины и переделала ведущие детали. Victor стали victim, а побеждённые покорены. Почему Императорская Россия, превосходящая всех их, погибла на наших глазах в огне междоусобной войны и трагическом голоде?

 Путешествуя по Альпийским высотам в австрийском Тироле, я слышал, что местные гиды предупреждают неосторожных альпинистов о том, что ослабление одного камня может обрушить лавину на мирную долину внизу. Известно, что раскат эха от пистолетного выстрела среди этих тихих пиков, вытесняет какую-то бродячую скалу или фрагмент льда, который, накапливая снег, грязь и другие обломки в своём безумном стремлении вниз, увеличивается в размерах и скорости, пока не станет ревущим монстром, выкорчевывающим деревья, подметающим людей к гибели и измельчающим эти художественные Швейцарские хижины в осколки.

 Тринадцать лет назад стрельба невменяемой молодежи в Сараево, направленная в первую очередь против наследника Австрийского престола, развязала лавину, которая нависала над Европой в течение одного поколения. В результате силы, приведённой в движение, восемнадцать правителей — королей, князей и прочих властителей — были сметены с их престолов, некоторые — в изгнание, некоторые, как последние из Романовых, в абсолютное физическое уничтожение.

 А незадолго до своей смерти Бласко Ибаньес призвал испанский народ спустить с цепи Четырёх Всадников Апокалипсиса и бросить девятнадцатого короля в мусор! (2) Такие влияния были ужасающими; они взорвали уши и помутили глазные яблоки человечества, потому что причины не проникли в его рассудок.

 Если, наоборот, история лишь литература, поскольку я склонен считать, что так оно и есть, а, следовательно, одно из изобразительных искусств, она должна каким-то образом держать зеркало для Природы и показывать человечеству его неизменные, повторяющиеся характеристики. Природа — это не всё камни и фауна; её главной заботой является человек. И неизмеримо важнее знать, куда он идёт, чем туда, откуда он пришёл. Вся забота об эволюции затмила единственное, что имеет значение — его судьбу.

 Если история выглядит зеркалом, она предназначена для того, чтобы видеть людей; зеркало безполезно для слепого. Губительным тщеславием и глупым шовинизмом является представление, что вечность любого государства, будь то монархия или республика, может быть обеспечена исключительно промышленным превосходством, наилучшим вооружением, овладением техникой иностранной и внутренней торговли или проницательностью в проведении международных отношений. Эти активы полезны, даже окружённые инструментарием и двигателями разрушения, пока контролируются умами, либерализованными привычками самоанализа, сравнения и размышлений. На американском континенте также нет какой-либо божественной гарантии того, что эти материальные совершенства, слишком часто и слишком грубо провозглашенные как непреодолимые, будут безконечно страховать наши институты от цикла регенерации, через который уже прошли сродные нации. Некоторые уже видят признаки этого упадка. Освальд Шпенглер уверен, что этот процесс начался для всей Западной культуры.

 Именно его отношение к таким соображениям отличает политика от государственного деятеля. Политик – это человек, которого интересуют связи для очередных выборов; государственного деятеля интересует связь со следующим поколением. В старой России было изобилие политиков. Государственных деятелей было мало. Вот почему Большевик с ухмылкой сидит в тронном зале Кремля, луща семечки подсолнуха.

 Легко впасть в ошибку, считая Большевиков просто варварами и потому отбросить их программу жестом презрения. Разумеется, рядовые их последователи были виновны в безчеловечных эксцессах и непростительном кровопролитии. Но власти, управляющие Россией сегодня, не являются варварами. Они плоды варварских обычаев правления охватывающего три столетия. Россия пережила варваров извне, пережила монгольских завоевателей Чингисхана. Её уничтожили внутренние варвары — эти могущественные самодержцы высокого положения и ​​мелкие тираны низкого положения, больше озабоченные увековечением династий и завоеванием новых княжеств, чем со счастьем, естественными правами и совершенствованием полчищ под их контролем. Человеческая жизнь и права человека всегда были дешёвыми на Востоке и до сих пор находятся в России сегодня; религия, несомненно, и смешение двух влияний, которые глубоко проникли в характер господствующих классов — Азиатская чёрствость и Византийская надменность.

 Русская проблема порождена своей огромностью и запутанностью уже самой почвы, которая её породила, наследуя эти характеристики как законные и исторические, откуда русский крестьянин получает свою мудрую простоту и свою наивную мистику. Разумеется, та интеллигенция, что не попала в ЧК во время Террора, часто просила нас, иностранцев, рассматривать большевизм по своему характеру и происхождению не как русское, а как явно иностранное изобретение, ввезённое в Россию во время войны Германским Верховным штабом в качестве чисто военного средства, чтобы уничтожить моральный дух русского народа и нанести ущерб армии. Обе цели были фактически достигнуты с характерной эффективностью, хотя созданный таким образом монстр Франкенштейна почти уничтожил своего спонсора, когда большевистская революционная пропаганда почти восторжествовала в Германии в 1923 году.

 В обосновании своих протестов местные россияне нам часто говорили, что анти-индивидуалистический характер советских институтов настолько же далёк как от мечтательного идеализма славянского крестьянства, так и от общепринятых устремлений типичных революционных лидеров, таких как Александр Герцен, Плеханов, Кропоткин, Толстой, Чернов, Мартов, Спиридонова, Милюков, Питирим Сорокин и Бабушка Брешковская. Однако эту оговорку следует трактовать как критику неосуществимого, неоспоримого ответа Большевизма на вековую борьбу России за политическую свободу и экономическую независимость. Это, по-моему, не отменяет моего утверждения о том, что судьба нынешней России была явно Российской судьбой, возложенной ей на саму себя, предвидимой на протяжении десятилетий и неизбежной, гарантированной политикой, проводимой Российским Правительством в течение тридцати семи лет, которые прошли между убийством Александра II и убийством Николая II.

 Время, перед которым справедливый трибунал всех людей и институтов переходит в правильное рассуждение, постепенно обезпечивает перспективу, необходимую для объективного и безпрепятственного взгляда на эту зловещую летопись грубых просчётов, Азиатской черствости, реакционности и Византийской надменности. Развернутая панорама русской истории с 1613 года, когда молодой Михаил Романов, сын Патриарха Филарета, взошёл на трон — до тех пор, когда последний из Романовых погиб в отвратительной бойне в Екатеринбурге, раскрывает судьбу, которая дошла до своего финала с неизбежностью Греческой трагедии.

 Тезис, общепринятый в монархических и эмигрантских кругах, доказывает, что большевистская революция была неестественным, нерусским феноменом, искусственно созданным двумя иностранными влияниями: Германским милитаризмом и Еврейской ненавистью, а затем вероломно навязанным деморализованным и истощённым людям. Но в силу записи, и с учётом свидетельств представителей русских, поддерживаемых документальными доказательствами, которые теперь становятся все более доступными, я вынужден отказаться от этой теории.

 Хотя инструментальная роль, которую играли как евреи, так и Германия, была значительной и активной, и хотя я знаком с замечательной работой миссис Уэбстер, прослеживающей революционное движение, через Ленина и Маркса, обратно к Бакунину, Анахарсису Клоотсу, — «личному врагу Иисуса Христа», — Гракху Бабёфу и Иллюминатам Вейсхаупта, я утверждаю, что большевизм является естественной фазой в эволюции строго исторического процесса, происходящего на почве, в культуре и политике самой России. Когда кто-то распутывает переплетённые корни этого корявого и сложного роста, он обнаруживает множество внутренних причин: одна философская, другая географическая, какая-то политическая, экономическая и расовая, одна религиозная, а также окончательная, психологическая и эмоциональная.

 Хронику Русской Революции можно смело оставить научным историкам. Установление определенных практических политических последствий, таких как сохранение дипломатических отношений с Советским правительством, это для ума государственного деятеля. Взаимное обвинение, заряд ненависти и противодействие, будут занимать умы политиков и профессиональных пропагандистов, Белых и Красных. Концессии и коммерческие возможности для очаровательных торговцев и продавцов кредита. Но основная проблема принадлежит человечеству.

 Во-первых: толчок и направление, придаваемое эволюционной мысли болезненным пессимизмом такого большого количества русских интеллектуалов во второй половине девятнадцатого века, служило только затягиванию петли вокруг их собственных шеек. За тридцать семь лет до того, как разразилась буря, разрушившая и разбросанное столь невероятно большое количество российских интеллектуалов, Федор Достоевский, один из самых одарённых сынов России, обратился к собранию знати, к своим соратникам, публицистам и чиновникам на открытии памятника Пушкину в Москве. Эта статуя стоит возле участка старых Тверских ворот, где Садовый Бульвар пересекает Тверскую. Это один из самых оживленных уголков Москвы. Я часто останавливался под этой огромной бронзовой фигурой и живо представлял блестящую сцену в тот июньский день 1880 года. Где теперь собираются безчисленные люди неопределенного вида, в основном оборванные дети торгующие сигаретами и семечками подсолнуха да толпы молодых коммунистов, которые прогуливаются через этот популярный бульвар в летние вечера, тогда стояла выдающаяся аудитория, состоящая из элиты Москвы и старого Санкт-Петербургского общества.

 При всей свободе и авторитете своей литературной высоты, и с видением, проясненным его четырьмя годами лишения свободы в Сибири, Достоевский безпощадно их критиковал. Он изобразил пропасть, к которой циники, праздно расхаживающие по роскошным позолоченным салонам, тащили несчастную Россию. Их космополитическое образование, по его словам, полученное за границей, отчуждало их от собственного народа; они сформировали небольшой класс, который презирал общее стадо за свое невежество и все же ничего не делал, чтобы исправить это, или развивать священные идеалы, которые тлеют в груди каждого мужика. Он резко осудил недостаток понимания и симпатии, проявленных высшими классами к великим крестьянским массам, и обвинил основную массу российских интеллектуалов, в попытке превратить свою любимую Россию в гротескную карикатуру на Европу. В то время как в Западной Европе, по его словам, он обнаружил, что родители стремились вызвать патриотизм в сердцах своих детей и сделать их хорошими англичанами, хорошими французами, хорошими итальянцами, родители в России, казалось, участвовали в пробуждении у ребенка положительной ненависти к своему отечеству как будто оно было мерзостью в ноздрях человечества.

«Это мы», — пишет дочь Достоевского, Любовь, — «мы, несчастные жертвы Русской Революции, которые теперь увидели, что все его предсказания свершились и должны искупить безответственную болтовню либералов». Виконт де Вогюэ (Voguë) в своем суровом, но проницательном анализе русского темперамента «сороковых» комментирует ту же ошибку:

 

«Министр образования сам отправлял своих кандидатов в Берлин или Геттинген. Эти молодые люди, должным образом нагруженные моральной философией и закваской либерализма, — были снабжены идеями, для которых в их собственной стране не было никакой пользы, — возвращались в Россию недовольными и бунтарями. Министр неизменно сетовал с изумлением глядя на курицу, несущую утят. Этих подозрительных эмиссаров Запада рекомендовалось брать под надзор Полиции, в то время как другие по-прежнему отправлялись в ту же школу». (3)

Грибоедов в своей комедии «Горе от ума» высмеивает ту же действительность. Иван Бунин, возможно, самый известный за его настоящий поиск корней зла в «Деревне» (1910 г.), давно видел, как собиралось грозовое облако. После своего бегства из России он писал:

«Во что вскоре превратилась русская революция, не поймет никто, её не видевший. Зрелище это было совершенно нестерпимо для всякого, кто не утратил образа и подобия Божия, и из России бежали все, имевшие возможность бежать. Бежало и огромное большинство самых видных русских писателей, и прежде всего потому, что в России их ждала или безсмысленная смерть от руки первого встречного злодея, пьяного от разнузданности и безнаказанности, от грабежа, от вина, от крови, от кокаина, или позорное рабское существование во тьме, во вшах, в лохмотьях, среди эпидемий, в холоде, в голоде, в пещерных муках желудка и унизительных заботах только о нём, под вечной угрозой быть выброшенным из своего нищенского угла на улицу, быть посланным на уборку солдатских нечистот в казарму, быть без всякой причины арестованным, избитым, оскорбленным, увидеть свою мать, сестру или жену изнасилованной — и в полном молчании, ибо за малейшее свободное слово в России могут вырезать язык…

Некоторые критики называли меня жестоким и мрачным. Не думаю, что это определение справедливо и точно. Но, конечно, много мёду, а еще больше горечи дали мне мои странствия по миру и наблюдения над человеческой жизнью. Я смутно страшился за судьбу России, когда рисовал ее, — и моя ли вина, что действительность, та, которой живет Россия вот уже четыре года, сверх меры оправдала мои опасения, что те мои картины, которые казались когда-то даже русским людям слишком чёрными и неправдоподобными, стали «пророческими», как некоторые называют их теперь!» ( цит. по И. А. Бунин, Избранные письма, письмо к Боссару 21 июля 1921 г.; А.Уолш цитирует всегда неточно)(4)

 

 Но никто, по крайней мере, среди самодержцев, не услышал грохот далекого барабана. Они не могли видеть Бирнамского леса за деревьями, пока каждое дерево не переместилось с его вооруженным человеком на Дансинан, и проклятие ведьм было выполнено.

 Во-вторых: «земельный голод» (нехватка земли) у крестьян, то, что многолетняя жажда примитивных сельскохозяйственных сообществ была недостаточно удовлетворена, более того, была усугублена условиями политического Освобождения 1861 года, которое до сих пор оставило их, во всех смыслах и целях, экономическими крепостными. Во второй части следующей главы мы рассмотрим эту фазу более подробно.

 В-третьих: «конституционный голод» умеренных и действительно патриотических либералов и конструктивных интеллектуалов был встречен глупой политикой диких репрессий и подтверждением самодержавия, которое вытолкнуло революционеров в подполье, создав, таким образом, множество секретных организаций, посвященных свержению Царского дома через беспощадные прямые действия и политическое убийство. В следующей главе мы увидим больше этого поединка между правительством и тайными обществами, особенно во время типичных царствований Александра III и Николая II, когда правительственная реакция достигла вершины безумия.

 В-четвертых: быстрый рост промышленной и фабричной жизни в России, особенно с 1867 по 1897 год, без соответствующего улучшения статуса труда породил озлобленное классовое сознание. А классовое сознание — плодородная почва, где профессиональные агитаторы сеют горькие семена классовой ненависти. Классовая ненависть – верный герольд революции.

 В-пятых: изумительный этнологический состав населения, который был не более чем свободной агломерацией более двухсот не ассимилированных национальностей, я думаю, приведёт меня к выводу, что Россия, вероятно, единственная страна на земле, которая могла бы произвести так быстро и так полно хаотичную загадку, которую она теперь представляет цивилизованному миру. Прогуляйтесь со мной по улицам Москвы, месту, где встречаются Восток и Запад, но не смешиваются. Пусть ваш взгляд варьируется от светловолосых славян арийской России и Сибири до полуварварских лиц и азиатских типов, заметных среди косоглазых солдат, поклонников Будды, которые толпились на улицах в 1922 году. Изучите брутальные физиономии латышских янычар, которые охраняют Кремль, поклонники без Божия оберегают Николая Ленина, забальзамированный труп которого теперь лежит перед его стенами; прочтите сознание пробужденного Востока в смуглом магометанском торговце из Туркестана, в эмансипированном еврее, которому уже неспокойно за свою жизнь из-за его стремительного взлёта к власти и богатству, а также в торговце коврами из Бухары в тюрбане, лениво сидящему на своих изделиях, в мечтах об обещаниях Пророка.

 Затем едем на юг и на восток в казачьи деревни вдоль замёрзшего Дона, чтобы изучить жалкие остатки тех несравненных всадников, чья дикая езда наводила ужас в лучших войсках Европы; или двинемся дальше на восток к поселениям монголоидных калмыков, поклонников Ламы; войдём в палатки из шкур, которые приютили киргизов и чувашей; внесём в каталог другие полукочевые племена, населяющие предгорья Урала и горные районы между Чёрным и Каспийским морями.

 Российские этнологи находят только на Кавказе, это сито, которое поймало и осадило так много групп от непрекращающихся миграций в Европу и из Европы, что-то вроде двухсот различных рас. Вы найдете племена в горах Дагестана, чья речь абсолютно непонятна своим соседям в ближайшей деревне! По возвращении из этого региона, в марте 1923 года, д-р Франк Гольдер (Golder), специальный investigator по обстоятельствам голода для «American Relief Administration» (ARA, Американская Администрация Помощи), угостил нас в московском штабе сообщениями, которые звучали бы фантастически в устах другого человека. Ученый профессор истории в Leland Stanford University рассказал о любознательном интересе, проявленном этим странным американцем к примитивным горцам. Их первое любопытство было удовлетворено, они расспрашивали профессора Гольдера об Америке. Разве это не на нижней и такой тёмной стороне земли? Разве люди не пашут там поля волами со свечами на их рогах? Как он доберётся до своих мест, без большой дыры сквозь землю? Они знали, что у Царя была такая лестница. Но как люди могли ходить прямо в Америке, будучи, так сказать, перевернутыми вниз головой? Они же должны ползать, как мухи на потолке!

 

 

Офис «PFRM», РСФСР 20-е годы: Отец Уолш в трудах праведных кормления русских еретиков, освобождённых от гнёта Романовых.

 Так какой «народ» и зачем помогал «советской» власти? На флаге США нет могендовидов, он на гербе из 13-ти звёзд. 13 напоминание о дате казни Великого Магистра Тамплиеров Жака де Моле, он же мифический Хирам Абифф масонов, строитель «храма», т.е. Ордена Иерусалимского Храма, приемником которого стал Орден Игнатия Лойолы.

 Или, путешествуя на запад, встаньте среди крепких украинских крестьян в регионе «Чёрная Земля», который когда-то был самым богатым зернохранилищем в Европе. Проходите через аккуратные, упорядоченные деревни немецких колонистов в Северном Крыму и вокруг Саратова. Одним словом, визуализируйте составляющие человеческие элементы обширной империи Царей, и вы начнёте понимать, что подразумевал Киплинг, когда он писал, что Россию следует рассматривать не как самую восточную часть западных народов, а как самую западную нацию Востока. И вы не можете не согласиться с тем, что эта гетерогенная смесь рас, религий и антагонистических интересов содержала в себе фатальные зародыши внутреннего раздора, семена братоубийственной борьбы и кровопролитной революции, чтобы в конечном итоге закончиться полной экономической и социальной дезинтеграцией.

 Неужто О.Уолш искренне верил, что несостоявшийся Генерал иезуитов Феликс Дзержинский из рода раввинов продолжал традиции Царской тайной полиции?

 Россия была этнологическим музеем, под надзором бдительного самодержца и охраняемая пресловутым Третьим отделением канцелярии (Собственной Его Императорского Величества Канцелярии.- В.Н.) , Политической полицией. Происхождение и деятельность этого предшественника большевистской ЧК были подробно описаны тем, кто почувствовал его тяжёлую руку, князем Петром Кропоткиным, в своих «Воспоминаниях революционера». Основанное Петром Великим как Секретный Департамент, это было всемогущее учреждение, истинное «государство в государстве»; его агентов можно было найти в каждом многолюдном городе и на каждом железнодорожном вокзале, шпионили за функционерами Империи, а также за гражданами, которых подозревали в либеральных мыслях или действиях. Игнорируя закон и суды, Третье отделение, арестовывало тех, кого оно наметило, содержало своих жертв в тюрьме сколько ему было угодно, и перевозило тысячи на Северо-восток России или в Сибирь по прихоти её всесильной камарильи. Крепость Св. Петра и Павла была его Бастилией. Там Пётр Великий мучил сына Алексея и убил его собственной рукой; там княжна Тараканова была закрыта в камере, наполненной водой во время наводнения, крысы поднимались на её плечи, спасаясь от потопа; там неумолимый Миних мучил своих врагов, а Екатерина II похоронила заживо тех, кто обвинял её в том, что она убила своего мужа. Со времен Петра I, на протяжении двухсот лет, эта угрожающая куча камня, поднимающаяся с Невы прямо перед Зимним Дворцом Царей, наблюдала за нескончаемым шествием мужчин и женщин, приговоренных к смерти заживо, или быть убитыми сразу, или быть доведённым до безумия в одиночестве тех влажных и мрачных подземелий ниже уровня реки.

 Этот центральный оплот самодержавия был чётко виден из окон Зимнего дворца. Когда надсмотрщик упал, и его полицейский был убит, в Империи разразился бедлам. Невозможно слишком часто повторять, что «Russian fact» (Русская сущность), кристаллизованная в большевизме, существенно отличается от репараций, эвакуации Рура, иммиграции, разоружения, Лиги, или Всемирного Суда. Каждая из этих текущих тем, хотя и имеет огромное международное значение, тем не менее, представляет собой политическую проблему, военный вопрос или правовое устройство для содействия миру. Но Русская проблема включает в себя все эти элементы, потому что это человеческая проблема, социальная проблема, направленная не только на 146 000 000 русских, непосредственно вовлеченных в нее, но и расширение ее влияния на все уголки земного шара, где люди стремятся улучшить человека или посвящают себя умереть за свободу.

 Россия была пирамидой, но перевёрнутой пирамидой с огромной, громоздкой и инертной надстройкой недовольных, неграмотных масс, неуверенно балансировавшей на своей тонкой вершине, представленной частью населения, включая дворянство, аристократию и бюрократию. С развалом деморализованного самодержавия, на котором была сбалансирована практически вся организованная жизнь, человеческое общество превратилось в черепаху. Поскольку затронутый ареал равнялся одной шестой поверхности этой планеты, и поскольку в этом человеческом элементе насчитывалось более 180 000 000 человек, образовавшийся хаос был соразмерен возможностям безпорядка и разрушения, которые были безграничны, присущие такой неустойчивой системе, никогда далеко от поверхности и только внешне контролируемой Охраной, тайной полицией Царей. Следовательно, когда произошло крушение, это, по-моему, стало самым грандиозным политическим событием после распада Римской Империи. Мало того, что последующие человеческие обломки покрывали равнины Московии, но всякая всячина обломков кораблекрушения была выброшена на каждом берегу цивилизованного мира.

 Россия была последней островной крепостью абсолютизма во всё возрастающей волне демократии, выдающимся анахронизмом двадцатого века. Окруженный штыками Преображенского и Волынского полков, его указы, исполненные кнутами казаков и блистающими саблями гусар, он игнорировал основы триста лет, пока не наступил потоп.

 Кроме того, ни в одном полном отчёте о развитии революции в России нельзя игнорировать влияние сектантства. Помимо двенадцати миллионов Римских католиков, проживающих в пределах Империи, в основном польского происхождения а, значит третируемых с враждебностью, как терпимых чужаков, и семи миллионов или более Лютеран, существовали изумляющие диссидентские секты. Цепляясь за свои старые и новые убеждения, фанатично выступая против государственной религии, сектанты были готовы умереть, как они это часто делали, за их религиозный обычай. Если мы добавим к строго православным общинам Raskolniks (Сепаратистов) и Starovyeri (Староверов) рационалистические и хилиастические группы, Адвентистов и новых Адвентистов, Nemoliakhi и Neplatelschiki (неплательщиков налогов), Stranniki (паломники), Medalshchiki (медалисты), Иеговисты (всеобщие братья), Sviadodukhovsti (приверженцы Святого Духа), Dukhobors и Molokani (Сионисты), Огненные Баптисты и Morelashchiki (те кто приносит в жертву самих себя), Khlysty (опустошители), Skoptsy (членовредители) и Trudnoviki (монахи-коммунисты), общее число, вероятно охватывало треть населения. И поскольку православие и самодержавие неразрывно связаны в Русской идее Государства, нонконформистов наказывали и систематически угнетали. Они страдали морально и интеллектуально, бунтуя задолго до вооруженного восстания 1917 года. Они составляли социально-политический фактор истинно стихийной власти, тлеющий от негодования и созревавший для взрыва. (5)

Рогожские (белокриницкие) старообрядцы ( подчиняющиеся Императору Австро-Венгрии), созданные Сорбонскими иезуитами из секты «капитонов» встречают антихриста Наполеона, восстановившего Орден и Сенедрион, хлебом и солью. Раскольник помогали оккупантам печатать и распространять фальшивые рубли.(6)

 Вам следует пересмотреть свои стандарты измерения, когда вы подходите к делам России, по крайней мере, если вы собираетесь понять и оценить её правильно. Россия всегда предлагала людям и событиям Западного (Occidental) разума огромные масштабы – физические гиганты, бородатые и обернутые в шкуры животных, впечатляющие гренадёры, бескрайние равнины, называемые «steppes» (степи), которые утомляют глаз своей безконечной монотонностью, пустынями из снега и льда, горьким, жестоким холодом, голодом, жаждой, кровавыми крестьянскими восстаниями, такими как Пугачёва и Стеньки Разина, и другими элементарными событиями.

 Четыре слова,  «Tzar, Siberia, vodka, pogrom» ( Царь, Сибирь, водка, погром), исчерпали общепринятую идеологию. И эта мифическая группа измученных путешественников, безумно скачущих по снежным полям и бросающих сочного ребенка в сверкающие клыки рычащих волков, была достаточно удовлетворительным воплощением русских манер и обычаев.

 Литературные, духовные, научные и художественные достижения России до недавнего времени были известны только знатокам, студентам и случайным пионерам. «Очень немногие люди, рожденные к западу от Риги, — пишет князь Мирский в своей «Современной русской литературе», — ничего не знали о фактах, которые актуальны в этой связи». В Соединенных Штатах, в частности, общее мнение было основано на опыте, прибывшем с потоками еврейских иммигрантов и рослых славян, создающих угольные месторождения Скрэнтон или Питтсбургские заводы; Мусоргский, Чайковский и Римский-Корсаков в музыке, Менделеев в науке, и Соловьев, новое лицо в русской философии, с трудом могли надеяться на популярное признание, данное г-ну Ирвингу Берлину. (7)

 Только случайный путешественник или дипломат и торговец пришли к пониманию космополитических изысканностей Невского проспекта, которые сделали старый С.-Петербург еще одним Парижем, пересаженным на северные снега европеизирующей политикой Петра Великого, и сделали Петровку и Кузнецкий Мост в Москве соперниками Rue de la Paix в Париже. Даже железные дороги в России построены с более широкой колеёй, чем в Западной Европе. Эта особенность была столь же преднамеренной, как и символической, служащей физическим устройством для изоляции России. Это вызвало значительные неудобства для «ARA» во время голода, поскольку все поставки, отправленные по польскому маршруту, должны были быть выгружены в Столпсе и перегружены в российские вагоны. Но на перекрестке из Берлина в Ригу через Эйдткунен в Восточной Пруссии и в Вирболлен в Литве немцы, во время оккупации прибалтийских провинций, предусмотрительно европеизировали рельсы. Они сдвинули один рельс ближе к другому, а затем отрезали лишние концы шпал, так что русский размер не мог быть восстановлен без восстановления всей системы.

 Географически Россия была Тритоном среди пескарей. Взгляните на карту Европы! В политическом плане Россия была «медведем, который ходит как человек». Теперь медведь — огромное, громоздкое животное, чьё объятие означает смерть. Персия, Монголия, Маньчжурия и Китай испытали это сжатие, как мы хорошо помним, и Константинополь никогда не был совершенно в безопасности от призрака этой далеко протянутой лапы.

88888888888888888888888888888888888888888888888888888888888888


1. (у Уолша 1)
«Гоните природу вилами, она будет возвращаться каждый раз». – Гораций.

2. Любовь «слабого» Николая или страх «сильного» Сталина? Император Священной Римской Империи Карлос V Габсбург (1500-1558) отрекся от трона в пользу своего сына Филиппа II (1527-1598) с таким напутствием:

 

«Сын мой, мы тем больше любим наших любовниц, чем дороже они нам стоят. С рабами то же самое… Чем больше возлюбленный повелитель взвалит на них налогов и конфискаций, тем больше будут они его страшиться и любить. Благодаря мне в Нидерландах за ересь погибло пятьдесят тысяч человек, теперь я покидаю престол, а они хнычут. Сын мой, делай с ними — как я: будь с ними милостив на словах, суров на деле, и когда настанет  день твоей кончины, они  горько вздохнут и скажут: «Ах, добрый был государь…» и заплачут».

 

3. (у Уолша 2) «The Russian Novel, Ch. IV.»

4.От перев.: Отрывок из И. Бунина, который не цитирует Э.А.Уолш: «Я покинул Москву в мае 1918 года, жил на юге России, переходившем из рук в руки «белых» и «красных», а затем эмигрировал за границу — в феврале 1920 года, испив полную чашу несказанных страданий и напрасных надежд, что христианский мир, наконец, прозреет, ужаснется своему бессердечью и протянет нам руку помощи во имя Бога, человечности и собственной безопасности».

И лидеры «христианского» мира, в конце концов, протянули руку….. Правительству большевиков. Впрочем, о. Уолш отделяет это Правительство от остальных «красных» варваров (русских).

5. От перев.: В работе В.И. Ленин «Что делать?» (1902 г.) которую Уолш цитирует в главе XIV. «Ленин и запломбированный вагон из Германии», объясняя ленинскую теория «авангарда», есть упоминание о «возмущённых сектантах»:

 

«Мы должны вырабатывать из практиков социал-демократов таких политических вождей, которые бы умели руководить всеми проявлениями этой всесторонней борьбы, умели в нужную минуту «продиктовать положительную программу действий» и волнующимся студентам, и недовольным земцам, и возмущенным сектантам, и обиженным народным учителям, и проч., и проч…». (Ленин В.И., П. с. с., издание 5-е, т. 6, с. 86)

 

Эти «возмущённые» были продолжатели ереси «жидовствующих» (русские иудеи) на Руси. Такой вывод можно сделать , например, из работы Александра Марковича Эткинда «Хлыст. Секты, литература и революция» (М., НЛО, 1998 г.) Любопытно, что А.М. Эткинд преподает в тот самом иезуитском GU -Джорджтаунском университете где деканом был о.Уолш.

Если верить выводам Эткинда, то Тысячелетнее царство избранников Бога, т.е. раскольников, духоборов, баптистов, обновленцев, экуменистов и пр. жидовствующих мессианцев, началось в России в 1917 году.

В связи с этим стоит вспомнить труды полковника генерального штаба, военного историка и сектоведа в форме сотрудника тайной полиции, Ивана Петровича Липранди (1790-1880), семья которого принадлежала к старинному испано-мавританскому роду. В своём «Кратком обозрении существующих в России расколов, ересей и сект» (1883 г.) бывший масон-декабрист Липранди утверждал, что разница между обрядами сект, как они совершались в старину «назад тому лет за сто» и в XIX в.,

«Состояла только в примеси к настоящим сектаторам идей и понятий нового Европейского происхождения, заимствованных у Иллюминатов и так называвшихся Мартинистов, а также и у Массонов, от чего, без сомнения Хлысты ныне называются в простонародии  Фармазонами, т.е. Франк-Массонами».

Четвёртого января 1918 г. поэт-розенкрейцер А. А.Блок записал в дневнике со слов посетившего его старообрядца С.А.Есенина:

 

«Старообрядчество связано с текучими сектами ( и с хлыстовством)….Ненависть к православию. Старообрядчество московских купцов – не настоящее, застывшее…». («Воспоминания о Сергее Есенине. Сборник» Изд. 2-е, М., «Моск.рабочий», 1975 г., с.196)

 

 В 1918 г. Есенин, очевидно знавший литературу хлыстов, написал оккультный трактат «Ключи Марии», из которого виден его интерес к розенкрейцеровской (каббалистической) мистике.

 Обрусевший полковник И.П.Липранди объяснял министру внутренних дел Империи, что секты и расколы в России носят сугубо коммунистический, антиправославный характер, стремятся свергнуть власть Царя и, что только одни иностранцы, «в особенности с 1844 года» смотрят на наши расколы с политической, а не религиозной точки зрения.

 Специалист Историко-революционного архива в Петрограде Иосиф (Осип) Васильевич Аптекман (1849-1926), врач, революционный социал-демократ и один из основателей «деревенских» организаций «Чёрный передел», «Народное право», вспоминал:

 

«…в круг обязанностей деревенщины входила ещё деятельность среди раскольников и сектантов, на которых мы в то время возлагали большие надежды. В нашей программе раскол и сектантство чуть ли не стояли во главе угла…». ( Иосиф Аптекман «Общество “Земля и Воля” 70-х гг.», историко-революционный альманах «Факел. 1990» М., Политиздат, 1990 г., с.118)

 

 РСДРП-РКП(б)-КПСС-КПРФ вышла из социалистического «Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России» (на идише — «Бунда», т.е. «Союза»). Известный деятель «Бунда» С.Х.Агурский (1884-1947) до 1917 г. жил в США и Великобритании. Он стал одним из организаторов Еврейского рабочего института в Чикаго для эмигрантов из стран Восточной Европы. («ВикипедиЯ» — Агурский, Самуил Хаимович)

 Патронировался этот чикагский институт «Yong Men’s Christian Union», (YMCA , «Христианский союз молодых людей», ХСМЛ). На самой вершине этой пирамиды заседали влиятельные еврейские финансисты из ФРС США, имевшие интересы в Европе и России. У историка Майкла Дэвида Картера в книге «The Crusade for God and Country: The Role of The YMCA in Europe and Russia, 1915-1920» ( «Крестовый поход за Бога и Страну: Роль YMCA в Европе и России, 1915-1920») есть такой вывод:

 

«То, что началось, как Великий поход, закончилось большевизмом».

 

 После «Февраля» анархист С.Х. Агурский вернулся в бывшую Российскую Империю в качестве корреспондента американской еврейской прессы, а затем примкнул к большевикам и сразу получил важную должность комиссара в коллегии «Комиссариата по еврейским национальным делам» (КЕНД) при «Народном комиссариате по делам национальностей». Его шефом был товарищ И. В. Джугашвили (Сталина), из горских евреев о которых туманно упоминает о.Уолш.

 Писатель Л.Толстой помогал большевику В.Д.Бонч-Бруевичу, по прозвищу «Старообрядец Семён Гвоздь» и «Дядя Том», обустраивать в Канаде кавказских духоборцев-прохановцев, отказывавшихся служить в армии Царя-батюшки . Граф пожертвовал им гонорар за роман «Воскресенье», где «девочка для радости» становится революционеркой. Братья Бончи страстно ненавидели царизм и православие; оба они были связаны с масонством, сектантами и руссокатоликами, ставшими главной ударной силой нового воинства, построенного по старому образцу. М.Д. Бонч-Бруевич, генерал-майора военной разведки Северо-Западного фронта (1914 г.), был начальником главкома Северного фронта (1917 г.) генерала Николая Рузского, который был главным действующим инструментом в заговоре «Ига незримых», управляемого из Лондон-Сити, Вашингтона и Ватикана против Государя Императора Николая II.

 Братья Бончи были вхожи в элитный салон «красной баронессы» Варвары Ивановны Икскуль фон Гильденбандт (Лутковская, 1850-1928), одной из роковых брюнеток того времени, которая тоже на досуге переселяла иудействующих сектантов в Канаду. Эта вдова императорского посланника в Риме(!) известная как «Rouslane» даже повесть написала. «Софиевский еврей» называется. Софиевка это село в Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровская область), где проживало 90 еврейских семейств.

 Сразу же после революции 1917 года, оплаченной золотом Лондон-Сити, Вашингтона и Ватикан-Сити, «Гвоздь-Том» активно начал помогать вернуться в Советскую Россию многим сектантам, которым до этого помог покинуть пределы Империи. В США и Канаде было даже распространено воззвание, в котором Советская власть приглашала вернуться в страну всех, кто бежал от прежнего режима «великорусского шовинизма» (по В.Ленину):

 

«Рабоче-крестьянская революция сделала свое дело. Все те, кто боролся со старым миром, кто страдал от его тягот, сектанты и старообрядцы в их числе, — все должны быть участниками в творчестве новых форм жизни. И мы говорим сектантам и старообрядцам, где бы они ни жили на всей земле: добро пожаловать!».

 

 Понятно, ведь новой власти нужны были надёжные кадры, для окончательного решения русского православного вопроса. Чужих убирали, своих ставили. Так с помощью «Дяди Тома» в Социалистическую Россию вернулись несколько десятков тысяч старообрядцев. Чем они занимались в годы, когда религию считали «тормозом пятилетки» (вместо полу-рабской пахоты на новых «хозяев жизни» какие-то религиозные праздники), теперь одному Богу известно.

 Прочитав труд Бонч-Бруевича «Животная книга духоборов» Ленин тут же разглядел простонародные образы хилиастических, мессианско-социалистических сект: альбигойцев, анабаптистов, вальденсов, моравских братьев, гуситов и таборитов, лоллардов и диггеров, квинтомонархистов, квакеров и т.д. В общем, всех, кто отождествлял гностицизм с «истинным христианством». С воспевания «гуситов» начинал и Муссолини.

 Позднее Бонч-Бруевич, стал правой рукой Ильича, а потом возглавил «Институт истории религии» и написал несколько серьезных трудов по старообрядчеству. Потом он вспоминал:

 

«Он [Ленин.-Н.В.] своим гениальным прозорливым умом/…./несомненно, провидел значение этих философских и иных народных писаний и ощущал и самих творцов, — этих нелегальных писателей из народной среды, — и те массы, которые шли за ними, несмотря на все зверские преследования, с которыми обрушивалась на них полиция, и попы, и администрация, и сами цари и их правительства». (Бонч-Бруевич В.Д. «Избранные сочинения в трёх томах» Т.I, М., Изд-во АН СССР, 1959 г., 9 апреля 1945 г.)

 

 Как-то странно, но теперь митрополит Корнилий ( К.И.Титов, 1947 г. рж.) не горит желанием всё это вспоминать. Может пора объяснить, как у гонимых Романовыми раскольников в руках оказалось 75% всего капитала Империи? Или зачем большевики-староверы побрили всех советских граждан? Вместо этого рассказываются байки уже про «коммунистические гонения», про «мерзость запустения» на Рогожке после 1917-го.

 Выдающийся русский мыслитель Владимир Махнач справедливо обращал внимание на факт  тотального ограбления православных храмов, которые лишились иконостасов. Потом ограбили старообрядцев. Вот только потрясающий иконостас соборного старообрядческого храма на Рогожском кладбище сохранился полностью, а Троице-Сергиева Лавра потеряла более ста икон XVXVI веков. У старообрядцев — полный иконостас цел.

 Ещё в 1897 году в Замоскворечье старообрядцами были основаны «Пречистенские курсы», на которых всем желающим читали лекции о социализме. К 1905 году на курсах обучалось 1500 человек. Могло бы учиться и больше, но не позволяли площади помещения. Это уладили. Знаменитый клан старообрядцев-англофилов Морозовых (из тех самых Морозовых при первых Романовых) тут же внес 85 тысяч рублей на строительство 3-этажной марксистской школы. Землю под неё выделила Городская дума в лице её руководителя старообрядца-единоверца Александра Гучкова. Того самого «временного» министра-масона, который первым ввёл в революционную символику пятиконечную звезду Масонства. Его дочь в эмиграции вступила в Компартию Франции, стала сталинисткой и помощницей НКВД. С Л.Троцким и Тбилиси А.Гучков был связан через красно-белых братьев Беренс. Но это отдельная увлекательная история.

 Молоканство, как и баптизм, заведённый предками главного редактора газеты «Завтра» на Кавказе относился к мессианским, вождистским, тоталитарным сектам.

«Вожди всегда пользовались чрезвычайными полномочиями и авторитетом как при жизни, так и после смерти, хотя и бывали недовольные их авторитарной властью. Одна из духоборок, вспоминая о вожде Петре Васильевиче Веригине (Господнем), говорила: «Если веришь, вождь – человек духовный, а не веришь – он диктатор»./…../Власть вождей в духоборчестве всегда передавалась по наследству или же по воле умирающего вождя (иногда были и женщины-руководительницы)». (Ирина Малахова «Русские духоборы в Канаде. Сто лет вне войны», журн. «Наука и религия» №6, июнь 2000 г., с.29)

Власть –это капиталы. В политике без капиталов, ты «хромая утка», а не вождь.

 Член «Бунда» Юлик (Юлиус) Хаммер из Одессы и его сын алкогольный миллионер, «король питьевой соды» Арманд Хаммер первым из иностранцев получил в СССР концессии лично от В.И.Ленина и Л.Д.Троцкого. В Москве он представлял интересы 37 американских фирм: «Ford», «AllisChalmers», «United States Rubber Company», «Underwood Typewriter», «Parker Pen Company» и т.д. ( Хаммер А. «Мой век-двадцатый. Пути и встречи» М., Изд. «Прогресс», 1988 г., с.89)

 Масон Генри Форд, которого Гитлер заочно называл «мой Генри», построил Сталину «ГАЗ» (Горьковский автомобильный завод) в бывшем Нижнем-Новгороде, оплоте старообрядческого бизнеса. Вся лёгкая советская военная техника времён Второй Мировой войны это фордовская лицензионка. Легендарную БН-13 Н «Катюша» монтировали на «Studebaker US6», произведённую «Studebaker Brothers Manufacturing Company».

 А что если бы действительно СССР была в «жёсткой экономической блокаде», как нас уверяют «историки»?

 Отец контролёра революции лейтенанта Гаддафи в Ливии и нефтемагната из «Occidental» (Западная) тоже оказался сектантом:

 

«Унитарии признают любую веру, не отдавая ни одной предпочтение. Отец счёл такое отношение к религии совместимым с его социалистическим гуманизмом. В течение всей жизни я тоже часто посещал собрания унитариев». (Арманд Хаммер «Мой век-двадцатый. Пути и встречи» М., Изд. «Прогресс», 1988 г., с.31)

 

 Потом Хаммер-младший прошёл обряд гийюра. Член «Сармунгского братства» Г.Гурджиев называл «Хозяином СССР» существо «Лентрохамсанин». Последнее расшифровывают как амальгаму псевдонимов: Ленин, Троцкий, Хаммер и Сталин. Ленин-Левин и Санин – это литературные персонажи из романов Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» и Михаила Петровича Арцибашева (1879-1927) «Санин»(1907г.). Искушение сказать Санаин – место, где родился Анастас Микоян, привезший из США в СССР в обмен на драгоценности Эрмитажа заводы по производству сосисок (hotdog), мороженного(icecream) и котлет (hamburger).

 Современный разоблачитель Заговора Британской Короны, почитатель В.Путина, якобы бывший агент Ми-6 Джон Колеман (Коулман) вообще причисляет А.Микояна, вместе с Ротшильдами, Уильямом Б. Томпсоном, Сиднеем Уэббом, Брюсом Локхартом и др. «чёрными аристократами», к членам «Комитета 300», управляющего Миром. ( Колеман Д. «Комитет 300. Тайны Мирового Правительства» М., «Витязь», 2006 г., с.310, 311, 314)

 Теперь сообщается, будто А.Микоян получил из банков Лондон-Сити казну, которую наказной гетман Малороссии Павел Леонтьевич Полуботок (1660-1724) спрятал там от Императора Петра I. Золото пошло на подготовку к войне с гитлеровской Германией.

 Симпатизант Сталина и иудофила Потёмкина-Таврического английский историк С.Д.Себаг-Монтефиоре из знаменитого иудейского рода Монтефиоре, называет парижских Ротшильдов вкупе с различными нефтяными баронами и магнатами — «большевистскими финансовыми покровителями». Но предполагает, что они были все введены в заблуждение, «лоханулись» грубо говоря, и все потеряли состояния после революции 1917 года.  (Sebag-Montefiore S. «Young Stalin» London, Weidenfeld & Nicolson, 2007 г., pp.206-207) 

 В феврале 2017 г. в Интернете кандидат исторических наук Андрей Ильич Фурсов (1951 г рж.), директор Института русской истории РГГУ , выложил свою очередную дезинформационную лекцию о 17-ом «Бунташном веке» под названием «Раскол РПЦ -диверсия иезуитов». Он обвинил Романовых в содействии извращению Православия киевскими крипто-иезуитами. «Романовский католицизм», как выражается защитник старообрядцев, мусульман, китайцев и олигархов Максим Леонардович Шевченко.

6. Первые «древлеправославные» секты появились спустя 20 лет от возведения Земским Собором на престол четырнадцатилетнего Михаила из династии «революционеров и уравнителей», как называл всех Романовых, камер-юнкер Высочайшего Двора, историк и литератор Александр Пушкин, убитый иезуитами. (Пушкин А.С. П.с.с.,т.5, М.-Л., ACADEMIA, 1936 г., с.662)

 В 1921 году старообрядцы подписали с советской властью «Акт о лояльности». За большевиков молились не только раскольники и обновленцы. Близкий к митрополиту Сергию (Страгородскому), земляку Аввакума, приятель иезуитов митрополит Вениамин (Федченков) чётко вспоминает, что поведение «Церкви» (патриарх которой ранее молился с иезуитами в США) по отношению к советской власти было безупречным изначально. ( Митрополит Вениамин (Федченков) «На рубеже двух эпох» Изд-во «Отчий Дом», 1994 г., с.296)

 Не так давно старообрядческий митрополит-экуменист Корнилий рассказал Президенту РФ В.Путину о французе-старообрядце, историю «некоего Вавилы, учившегося в Сорбонне, который предпочёл окончить жизнь на костре во Владимирской области, но не отрёкся от новообретённой веры». ( Изабель Мандю ( Isabelle Mandraud) «Когда Путин сближается со староверами», «Le Monde», 19.06.2017г.)

«Иезуиты не появились из ниоткуда. Общество Иисуса — это продолжение могущества, зародившегося 2000 лет назад». (Уильям Дин Гарнер редактор проекта Дэна Брауна «Код да Винчи»)

 Учреждение Ордена Иезуитов состоялось именно в Сорбонне. Энциклопедия «Христианство» сообщает, что Белокриницкая, или Австрийская старообрядческая иерархия была основана в 1840-х годах в Белой Кринице, в Буковине. Покровителями раскольников был Император Иосиф II Габсбург (1741- 1790) и Орден Иезуитов. После австрийской Белой Криницы Рогожская застава стала вторым центром старообрядчества. Получается, что старообрядцы со своими «братьями» : тамплиерами-масонами, иезуитами и евреями свергли Императора Николая II, давшего им всем права и свободы! Можно ли назвать такое деяние «светлым»?

 Старообрядцы Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко публикуют не свои идеи, а наработки революционера-народовольца и эрудита Николая Александровича Морозова (1854-1946), большого почитателя мист. Герберта Д. Уэллса и тов. Сталина. Новохронолог Фоменко однажды успокоил журналистов и аудиторию репликой, что «Романовы переписывали историю» не потому, что это был какой-то «”масонский заговор”, а просто из-за тенденции любой власти писать о том, что выгодно ей». Из «Википедиа» известно, что в 1908 г. Н. А. Морозов был посвящён в масонскую ложу «Полярная звезда» Великого Востока Франции. В 1918 г. он даже написал стихотворение «Полярная звезда».

 Кстати, первая книга по «Новой хронологии» самого неосталиниста А.Фоменко вышла в 1981 г. в солидном издании именно в Лондоне, городе матери всех масонских лож Мира. Об этом нам сообщает англоязычная «WikipediA»:

 

«Fomenko A.T. “Some new empirico-statistical methods of dating and the analysis of present global chronology” London, The British Library, Department of printed books, Cup.918/87, 1981».

Как такое могло произойти «случайно», в разгар противостояния Запада и СССР из-за вторжения в Афганистан, когда КГБ, МИ-6, Моссад и ЦРУ контролировало каждый шаг потенциальных «агентов»?

«У Иезуитов есть отдельные, но подконтрольные им организации. Есть масоны, есть Иллюминаты, есть движение «New Age«, есть Трехсторонний Союз, есть так называемый Римский Клуб и многие другие организации и клубы, которые так или иначе содействуют и исполняют планы Иезуитов в их сфере и области жизнедеятельности, будь-то тайные или публичные организации». (Интервью с Альберто Ривера, бывшим Иезуитским священником).

 

 «Римский Клуб» — это проект «конвергенция» в Гарварде (автор старообрядец П.Сорокин, секретарь масона А.Керенского): Д.Гвишиани, П.Капица, Ч.Айтматов, А.Сахаров, Е.Примаков, А.Косыгин, Ю.Андропов, М.Горбачёв; Клуб-45, П-2 и экономическая школа в Лаксембурге (Австрия) где стажировался экономический спецназ ЦК КПСС- КГБ: Е.Гайдар, П.Авен, А.Чубайс, С.Глазьев, А.Улюкаев.

 Зная подлинную историю иезуитов и старообрядцев не удивляешься, что журнал «Дилетант», печатное приложение к радио «Эхо Москвы», в 2013 г. посвящает целый декабрьский номер восхвалению раскола, превозношению старообрядцев над остальными православными русскими (в этот же год В.Путин встречается с митрополитом Алимпием). Причём старообрядческая тема приветствуется и на «патриотическом» радио газеты олигарха Потанина «Комсомольская правда», корреспондентом которого был ещё дедушка Егора Тимуровича.

 Современный «историк» (конспиратор) Александр Владимирович Пыжиков, экс-советник М.Касьянова и почитатель И.В.Сталина с Ю.В.Андроповым, указывает, что кадры для школы революционных агитаторов М.Горького ( кстати, масона) на о. Капри набирались, как правило, из староверческого большинства, из регионов со сложившейся староверческой репутацией: Владимирской и Нижегородской губерний, из Лефортовского и Рогожского районов Москвы. ( Пыжиков А.В. «Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII в. до 1917 года» М., Древлехранилище, 2013 г., с.617 и 618)

 Вилла деклассированного мещанина А.М.Горького, махрового русофоба-западника (см. Горький М. «Воспоминания о Льве Николаевиче Толстом» изд. 2-е доп., Берлин, Петербург, Москва, Изд. З.И. Гржебина, 1922 г., с.43, 44) представляла собой перестроенный католический монастырь. Кабинет писателя находился в алтарном помещении, где вместо алтаря был его письменный стол. Причём среди книг в кабинете этот интеллигент-разночинец хранил «икону» румяного дьявола. «Чёрта Ивановича», как называл его сам «буревестник революции». Об этом вспоминал писатель-эмигрант И. Д.Сургучёв (1881-1956), который гостил у Горького на Капри, но после революции переменивший своё положительное отношение и к Алексею Максимовичу, и, надо думать, к падшему Ангелу.

 Масоном был горьковский «приживал» и критик А.В.Луначарский, лектор в этой школе протопоповцев-иуд и будущий нарком просвещения СССР, при И.В.Сталине посол не где-нибудь, а на родине самого Игнатия Лойолы. (Юрий Воробьевский «Иудиада. Об измене и верности» М., 2010 г., с.37; Немировский А.И., Уколова В.И. «Свет звёзд, или Последний русский розенкрейцер» М., Изд. группа «Прогресс»-«Культура», 1994 г., с.407)

 Пыжиков в заключение работы «Грани русского раскола», отмечая в И.Сталине «привкус религиозности», утверждает, будто «новый вождь утверждался в рамках «фирменной» безпоповской староверческой психологии, обретший новый, теперь уже государственный формат».

«Отсюда и знаменитая сталинская русофилия, превозношение доморощенного и нетерпимость ко всему иностранному». ( Пыжиков А.В. «Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года» М., «Древлехранилище», 2013 г., с.645)

 А просьба Сталина обращённая к Черчиллю прислать для обороны Москвы 500 тысяч английских солдат –это тоже нелюбовь «ко всему иностранному»? (см.: Стариков Н. «Сталин. Вспоминаем вместе») А.В.Пыжикова нервируют попытки современных монархистов и в частности Дмитрия Галковского, масона-розенкрейцера, обвинить староверческих магнатов Морозовых в работе на «английский империализм» в лице Людвига Кнопа (1821-1894), поставлявшего фабрикантам оборудование из Манчестера с долевым участием в прибылях тех предприятий, в оснащении которых он участвовал, после принятия российского подданства. (Пыжиков А.В. «Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII в. до 1917 года», с.230 и 231)

 Только я говорю не о каких-то мифических «англичанах», а хозяевах Морозова, Сталина, Пыжикова, Фурсова, Спицына, Галковского и др.– иезуитах-сефардах.

«…”католические революционеры” – это элементарные большевики советского типа». (Алексей Калашников «У истоков “теологии освобождения”», альманах «Русский бунт» №777, с.16)

 А вот что пишет потомок духоборов-баптистов работавших вместе с большевиками на Ротшильдов, Рокфеллеров, Вандербильдов и Шиффов из YMCA, неосталинист-путинист Александр Проханов:

 

«Советский проект является абсолютно «никоновским проектом»./…../Дремлющая послепетровская церковь, забывшая те гонения, что учинила старообрядцам, которых жгли, казнили, рвали языки, ссылали в остроги, церковь, в которой Христова вера остыла настолько, что из бурсы выходили главные богохульники и пакостники, — теперь после большевистских гонений, вновь стала огненной, мученической, Христовой./…./Итог «красного проекта»-неудача». ( Проханов А.А. «Симфония “Пятой Империи”.Имперская кристаллография» М., ООО «Фирма Яр», 2006 г., с.113, 116)

 

 Итог иезуитско-масонско-сектантского «красного проекта» — 100 миллионов убитых русских, сырьевая колония и продолжающийся распад Империи Романовых, истинных революционеров и уравнителей. «….в 2026 году (через 120 лет от нашего времени ) должно быть в России 1 282 миллиона жителей». ( Менделеев Д. «К познанию России» шестое изд., С.Пб., Изд-во А.С.Суворина, 1907 г., с.12)

7. От перев.: Ирвинг Берлин ( Irving Berlin,1888-1989) – настоящее имя Израиль Моисеевич Бейлин, американский композитор еврейского происхождения, родившийся в Российской Империи. Прославился как автор эстрадных песен, особенно песни «Боже, благослови Америку», которая считается неофициальным гимном США.

 

ГЛАВА XIV. Ленин и запломбированный вагон из Германии

 АСТРАХАНЬ, на северо-западном берегу Каспия, была родиной отца Ленина Ильи Ульянова, выходца из респектабельного среднего класса, каким-то образом скрещенного с монгольской кровью; смешанный брак был ясно виден в обличье будущего диктатора. Но именно в Симбирске на Волге родился Владимир 10 апреля 1870 года, когда его отец служил инспектором сельских школ, должность, на которой его величали «Ваше Превосходительство». В том же городе проживала семья Александра Керенского, отец которого был директором местной средней школы и, следовательно, осуществлял надзор за мальчиками Ульяновыми, в том числе Владимиром, в период их среднего образования. Дружба между двумя семьями, которые дали России соперничающих претендентов на верховную власть в 1917 году, должна была быть интимной, поскольку, когда умер старый Ульянов, именно отец Керенского стал опекуном его детей и закончил их обучение.

 Керенский в своих записках отмечает случай и ​​вспоминает неожиданную встречу с сестрой Ульянова в 1914 году. Беседа, естественно, сосредоточилась на её брате, жившего тогда в качестве политического эмигранта в Западной Европе. «Но не беспокойтесь, — заверил ее Керенский, — «вы скоро его увидите. Будет война, и это откроет ему дорогу в Россию». «Мое пророчество», — он добавил, — «наполовину в серьёз и наполовину в шутку, было реализовано. Увы! к печали России».

 В школьных отчетах Симбирской губернии содержались лестные комментарии по учению и поведению молодого Ульянова: «Отличные», «прилежные», «совершенные», являются самыми частыми отметками. Ленинский биограф Исаак Дон Левин находит следующую оценку директора Классической Высшей школы, которую окончил Ленин:

 

«Очень одарённый, всегда аккуратный и прилежный, Ульянов был первым во всех классах и получил золотую медаль после завершения учебы как наиболее достойный ученик, в процессе, развития и поведения. Ни в школе, ни за ее пределами не было зарегистрировано ни одного случая, когда школьные власти могли бы его порицать. Его родители всегда внимательно следили за его учебным и нравственным развитием, а с 1886 года, после смерти отца, только одна его мать сосредоточила свои усилия на воспитании своих детей. Обучение религии и пруденции были основой этого образования. Хорошие плоды его были очевидны в совершенном поведении Ульянова. Более внимательно изучив жизнь, которую он вёл дома, и его характер, я не мог не заметить и чрезмерного запаса грубости даже со знакомыми, а также со своими товарищами в школе».

 

 Но классическим философам Греции и Рима не дано было сохранять своё обаяние над почётным учеником Симбирска. Несмотря на вечно сохранённую любовь к силе сжатых латинских пословиц, Ленин отказался от идеализма греков. Платона, в частности, он отказался признавать его телеологию; поэтому работы этого мастера были включены в индекс сто тридцати четырех запрещённых произведений, составленных для Советской России Центральным Комитетом национального образования под председательством Крупской, вдовы Ленина. Демокриту, главным образом материалисту, было разрешено выжить, как единственному безопасному философу древности. Любой может понять, почему атомная теория греческого иконоборца, которая изображала космос как вихрь воинственных частиц в безконечном потоке, будет особенно приветствоваться в большевистских кругах как приемлемое описание Вселенной.

 Переломный момент в развитии характера Ульянова, похоже, наступил сразу после его семнадцатого года. Кто-то сказал: «В свои восемнадцать может ли человек стать членом какой-либо группы, которая атакует?». В 1887 году его старший брат, Александр Ульянов, застенчивый, сдержанный студент университета, возглавил попытку убить Александра III; попытка была расстроена, и Ульянов был казнен. С того дня Владимир стал непримиримым бунтарём и никогда не отступал, пока его агент, Юровский, сначала не убил, а затем расчленил тело Николая II, сына палача.

 Изгнанный из Казанского университета за радикализм, с запрещением жить в Москве, с запрещение покидать страну, чтобы проживать за границей, Владимир Ульянов, наконец, успешно сдал экзамены юридического факультета Санкт-Петербургского университета, в  1891 году, и был принят на работу в суд Самары в 1892 году. Вернувшись в Санкт-Петербург, он оттуда отправился на дело своей жизни индоктринировать рабочих теориями Карла Маркса, достигнув такого успеха, что в 1896 году он был приговорен к ссылке в Среднюю Сибирь. В селе Шушенское, недалеко от монгольской границы, он три года неустанно трудился над своей самой претенциозной работой «Развитие капитализма в России» и вернулся к подпольной социальной борьбе по истечении трехлетнего срока.

Последующее время, до 1905 года, прошло в необычном проявлении упрямства, настойчивости, и расчётливой пропаганды. Памфлеты, трактаты, тезисы, лекции, диалектика, проекты революционной войны и филиппики, отмеченные кусающим сарказмом, лились из-под его плодородного пера. Из Мюнхена он редактировал «Искру»; в Париже он читал лекции в Институте общественных наук; в Лондоне на съезде 1903 года он расколол социал-демократов, обратив большинство в свою программу прямых действий и отстаивая немедленное восстание пролетариата в вооруженном мятеже. Здесь впервые появилось название «Большевик»; это слово просто обозначает чисто исторический факт, что левое и более радикальное крыло Социал-демократической партии удалось получить большинство голосов. ( Bolshoi  на русском языке означает «великий», «большой» и само по себе является безобидным.) Более консервативное правое крыло отныне было известно как «Меньшевики», побежденные или группа меньшинства. Случайный факт, что большевики также защищают максимальный радикализм, это второстепенная коннотация.

 Вернувшись в Петроград, под вымышленным именем, Ленин раздувал пожары неудачной Революции 1905 года, а после её провала продолжал подрывать установленный порядок из Финляндии, Германии, Галиции, Франции и, наконец, Швейцарии. Временные неудачи служили только средством ожесточить его сердце, заострить его язык, поднять его цель и дегуманизировать его душу. Пролетавшие годы, отнюдь не смягчали его характер, но скорее ограничивали его способность мыслить или дышать, кроме как с точки зрения классового сознания. Всё его существо было ослаблено и омрачено сетью шрамов, результатом его безконечного ментального конфликта с Богом и Его творением. Каждая новая мысль или впечатление, каждая эмоция, каждая реакция из физического мира, даже в области искусства и красоты, как бы перемещалась в какую-то ту или иную из этих канав и изливалась в центральный резервуар ненависти. У него был гений объединять несвязанные явления и выявлять основные социальные значения в самых несопоставимых и незначительных действиях.

 Троцкий, только что сбежавший из Сибири, в один прекрасный день совершает прогулку со своим вождём по улицам Лондона.

 

«Он показал мне Вестминстерское аббатство (снаружи) и некоторые другие знаменитые здания. Не помню, как он сказал, но оттенок был такой: это ц них знаменитый Вестминстер. «У них» означало, конечно, не у англичан, а у врагов. Этот оттенок, нисколько не подчеркнутый, глубоко органический, выражающийся больше в тембре голоса, был у Ленина всегда, когда он говорил о каких-либо ценностях культуры или новых достижениях, об устройстве Британского музея, о богатстве информации «Times-а» или много лет позже — о немецкой артиллерии или французской авиации. «Они понимают» или «Они есть», «Они сделали или достигли», но всегда как враги! Незримая тень эксплуататорского класса как бы ложилась в его глазах на всю человеческую культуру, и эту тень он ощущал всегда с такой же несомненностью, как дневной свет». (Троцкий Л.Д. « О Ленине. Предисловие».-В.Н.)

Ленин стал олицетворением силы воли, лишенной контроля совести и посвященной мировой революции. Его разум стал запечатанной книгой, за исключением трёх мыслей «Россия», «Революция», «Мир в огне». В работе «Что делать?» он открыто заявляет о своей платформе:

«Рабочие не осознают антагонизм своих интересов и не могут осознавать их в отношении существующего порядка. Только образованные представители владеющих классов осознают это. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское. Рабочих можно спасти только организацией революционеров, которая, в отличие от профсоюзов, должна состоять исключительно из людей, чья профессия является революционной деятельностью.  Эта организация необходимо должна быть не очень широкой и возможно более конспиративной». (Цит. по: Ленин В.И. «Что делать?» Ленин В.И., П. с. с., издание 5-е, т. 6., с.31,86,99, 112)

 

 «Безнравственно» лучше всего описывает его этику, поскольку человеческие поступки были для него хорошими или плохими только относительно к неизбежной классовой борьбе, а не к какой-либо объективной норме морали, которую он презирал. «Для Ленина, — пишет тот, кто его знал, — нравственных принципов не существует, так же как нет музыки для глухого человека./…/ Мораль или гуманизм не существуют в лексиконе Ленина, кроме как в таких фразах, как “капиталистическая мораль” или “слюнтяйский гуманизм”».

 Со слов другого из его коллег, Минского: «Можно сказать, что Ленин жил вне своей индивидуальности, и поэтому у него не было никаких намёков. Он был приверженцем своего культа, отшельником его обета. Он встречался и расставался с людьми только по партийным соображениям».

«Люди и обстоятельства ничего не значили для Ленина, но значили для достижения его целей. Вот почему некоторые из его бывших соратников теперь называют его «палачом». Но он действительно мономаньяк — человек с навязчивой идеей».

«Тот, кто впервые встретил бы этого неуклюжего, плохо одетого, несколько круглоплечего, лысого человека с его непроницаемым монгольским лицом и медленными движениями, принял бы его за маленького бюрократа и никогда бы не поверил, что он был лицом к лицу с одним из самых безстрашных, хитрых и преднамеренных маньяков нашего времени. Только узнав его узкий, острый глаз и незабываемую улыбку, можно было догадаться, какая необычная сила воли скрыта за обычной маской его лица».

 Потомки никогда не поймут того феноменального влияния, которым этот человек был предназначен владеть в своё время и в своём роде, если они не исследуют источники его власти. Его цели и принципы, — поскольку у него действительно была определённая группа руководящих мотивов, — должны быть рассмотрены с его точки зрения, иначе последующий конфликт покажет только пыль и бешенство собачьей борьбы. Именно потому, что его теория казалась чрезвычайно разумной, последовательной и оправданной, он был способен наделить ее жизненной силой и убедительной привлекательностью.

 Прежде всего, следует помнить, что Ленин сделал коммунизм религией. Карл Маркс был его божеством; «Капитал» и «Коммунистический манифест» его священными писаниями — его Библией; и он, Николай Ленин, был его главным миссионером. «Мы ортодоксальные марксисты» было его неизменной верой. В этой человеческой трилогии была основана и распространена вера, которая в своём психологическом воздействии снабжала смертных заменителем этого естественного инстинкта и потребности, которую человечество чувствует в божественном откровении. Начиная с одной ключевой догмы, — ложной, как считают большинство людей, — апостолы коммунизма разработали ряд доктрин, выводов и правил поведения, которые снабжают их оружием повседневной пропаганды. Из них его сторонники лично, и часто искренне убеждали, — по крайней мере, вашего истинного Коммуниста, что один искренне верующий, о котором говорил Ленин на Первом Московском съезде, когда он сказал: «Среди ста так называемых большевиков есть один  реальный большевик, с тридцатью девятью преступниками и шестьюдесятью дураками».

 Теперь основная доктрина, на которую опирается вся структура, из-за обоснованности которой Коммунизм стоит или падает, — это утверждение о том, что чисто экономический мотив был определяющим элементом во всей человеческой деятельности и что развитие человечества было определено и ограничено производством, потреблением, распределением и обменом материальных благ. Марксистский социалист является экономическим монистом.

 Для него мудрость Платона и Аристотеля и Аквината — это экономические отходы; гений Фидия, возвышенные поэтические восторги Гомера, Данте и Шекспира, универсально бессмертны, только если они интерпретируются в пролетарском смысле; законы Солона, юридические памятники, завещанные Юстинианом и Блэкстоуном и Кентом, принципы гуманизма, свободы, установленные Magna Charta (Великая Хартия вольностей) и Declaration of Independence (Декларация независимости), ничего не внесли для создания непорочного правительства; изысканная благотворительность Дэмиена, — очистившая святого среди прокажённых теней Молокаи (1), — кровь первых социальных революционеров Христианства, пролитая в Колизее, писания Павла, и Матфея, и Марка, и Луки, и Иоанна, жизнь и жертвенная смерть Слова, произведшего Плоть, последующий чудесный прогресс Христианства — все эти и подобные проявления разума и Духа — это безплодные жесты, потраченные впустую энергии, которые не оставили никакого серьёзного отпечатка на сердце человека и не повлияли на ход человеческих дел! Или, если они это сделали, основная движущая сила их была чисто экономической!

 Основываясь на этом экономическом детерминизме, мы находим, однако, еще один постулат, столь же известный и одинаково расходящийся с человеческим опытом. Это марксистское понятие стоимости. Согласно марксистскому расчету, стоимость данного объекта, качество в статье, которое делает её пригодной для обмена на другой объект или на деньги, — это только объём человеческого труда, который был израсходован при его производстве или модификации сырого материала в товарную форму. Под трудом Маркс подразумевает, конечно, чисто ручной труд рабочего, который производит окончательную форму. «Количество труда, — говорит он, — измеряется его продолжительностью/…/ но труд, составляющий сущность стоимости, равен равномерному человеческому труду, потраченному той же напряжённой рабочей силой».

 Следовательно, триста рабочих часов, проведенных двумя рабочими при производстве двух вещей, должны определять одинаковую стоимость для этих вещей; оба должны принести такую же цену из-за количества физического труда, измеряемого с точки зрения времени, которое было потрачено при их производстве. Если так считать, то окажется, что очень мало чего было произведено. Один из работников, квалифицированный рабочий, возможно, изобрёл отличные золотые часы, в то время как другой произвёл полностью одетую, причудливую тряпичную куклу с раскрашенным лицом, вьющимися волосами и пуговицами для глаз, но создание которой заняло одно и то же время, как и золотые часы. Эти усилия, согласно марксистскому постулату, имеют право на равную компенсацию. Вывод явно несостоятелен. В настоящее время нет авторитетного экономиста это подсчитать. (2)

 Тогда, также, по этой гипотезе интеллектуальный работник, автор, профессор исследовательских наук, математик, обязан работать от двенадцати до четырнадцати часов в день, проведя всю свою молодость и большую часть своей зрелости в приобретении необходимой квалификации, становятся достойными только внимания, которое оказывается линотиписту, который выводит свои мысли и выводы в печать по восемь часов в день — с временем и половиной для сверхурочной работы.

 Теория игнорирует многочисленные другие элементы, входящие в производство взаимозаменяемых изделий, таких как поставка сырья, инструментов, машин и мастерских, уплата налогов и накладных расходов, техническое администрирование и направление труда — одним словом, все эти факторы, входящие в вовлеченный процесс производства, которые предоставляются с риском и издержками, не рабочего, а так называемого капиталиста. Оба, капитал и труд, работодатель и работник, работник умственного и работник физического труда имеют определенную и законную исполнительскую функцию и один без другого — безсилен.

 Но с упорным, неустрашимым упорством Коммунист повторяет, что только реальный физический труд создает ценность, снова отказываясь противостоять холодному, неизбежному факту, что, если никто не хочет вещь, она не имеет никакой стоимости при обмене. Психологическое состояние покупателя так же важно, как и затраченный труд.

  Матрос, выброшенный на необитаемом острове, видит на горизонте приближающийся  корабль. У него под рукой была сырая лодка, выдолбленная из ствола дерева, сделанная за несколько дней. Но у него под рукой также есть, спасённые после кораблекрушения, несколько автомобилей «Rolls-Royce», которые, вероятно, делались много месяцев и могут стоить от восьми до десяти тысяч долларов за штуку – где-то в другом месте.

 Лодка приобрела превосходную «ценность места», независимо от человеческого труда. Как отмечает знаменитый экономист Гиде, «ценность вещей растет скудностью и  уменьшается изобилием. Изобилие может уменьшить его до нуля. С избытком товаров всегда бесполезно, когда мы не можем использовать излишки, потому что тогда это совершенно бесполезно ». Бенджамин Франклин раскрывает тот же здравый смысл в кратких и домашних философствах Бедного Ричарда: « Когда колодец сух, мы знаем ценность воды ». Робинзон Крузо накопил важную коллекцию ценных товаров на своем необитаемом острове в качестве доказательства своего труда. Но они не имели никакой ценности, не стали экономическим достоянием, пока кто-то не захотел, чтобы они поставили определенную личную потребность.

 Тогда также часто существует ценность, где труд полностью отсутствует. Многие объекты имеют свою ценность без малейшего вмешательства человеческого труда, например, источников минеральной воды, кашалот, выброшенный на берег моря, и окаменевшие месторождения гуано. А есть объекты, которые подвергаются чрезвычайному увеличению стоимости без малейшего прикосновения ручного труда. Например, винный погреб, заполненный до Федерального сухого закона.

 Но с демонстрацией диалектики и массива промышленной статистики, часто обращаясь к эмоциям, ваш ортодоксальный Коммунист продолжает утверждать, что капиталистическая система, как вампир, присваивает то, что справедливо принадлежит рабочему, и платит ему только жалкую, минимальную зарплату, тогда как вся обменная стоимость должна начисляться ручному производителю. Всю финансовую прибыль, превышающую стоимость труда, как бы вложенную в товар, Маркс называет «прибавочной стоимостью», а необоснованное накопление прибавочных ценностей создает bête noire * коммунизма, который является капиталом. Изощренно и горько играя на несправедливостях, которые, несомненно, возникли из непростительной жадности отдельных капиталистов с начала мира, Маркс затем выводит в качестве постоянного рабочего принципа свою так называемую «классовую войну».

(*bête noire  -предмет особой ненависти)

 Предполагая, что его выводы здравы, он признает только две сущности в человеческом роде — нанимающих и нанятые классы — и из «неизбежного» конфликта, возникающего между этими вечными антагонистами, он получает каждое социальное, экономическое, религиозное, политическое и промышленное зло какое только знала история. Эти классы он называет «буржуазией» (нанимающий класс) и «пролетариатом» (нанятый или наёмный класс).

 Затем эта концепция индустриальной жизни как повседневной классовой борьбы расширяется и распространяется до тех пор, пока она не охватит все формы человеческой деятельности. Всё концентрируется вокруг этого буревестника. Это единственное объяснение истории, и само по себе может интерпретировать исторические изменения, объяснять рост и падение империй, объяснять господство определённых рас и является окончательным принципом войн, язв и голода.

 Это проникает в сферы философии, метафизики, экономики и политических наук. Это ещё не полностью охватило естественные науки и чистую математику, но, как действительно указывает один комментатор, вряд ли существует еще одна известная область человеческого знания от тотемизма до происхождения греческой трагедии, которую ваш ортодоксальный Марксист не возьмется объяснить классовой борьбой между буржуазией и пролетариатом. Поэтому панацею мирских бед следует искать в применении принципов Маркса к корню болезней человека. И поскольку для Марксиста корнем всего зла является частная собственность, поэтому первый колоссальный удар должен быть нанесён по этому учреждению. Затем промышленность должна быть национализирована и экспроприирована в пользу рабочих специалистов; буржуазия должна быть разоружена, затем лишена гражданских прав и уничтожена, так как вы истребляете паразитических насекомых.

 Образование, искусство, литература, музыка и подобные проявления человеческого гения должны культивироваться только в той мере, в какой они служат для повышения классового сознания пролетариата и обеспечения диктатуры этого класса. Религия, в марксистской схеме жизни, является только опиумом, изобретённым, дабы навязать пролетариату бездумное подчинение своим капиталистическим повелителям; следовательно, в сознании масс её следует намеренно связать с явными и наиболее отвратительными злоупотреблениями капитализма, с тем, чтобы затем её можно было уничтожить безнаказанно.

 До сих пор Карл Маркс и Энгельс и Бебель, были доктринёрами. Теперь выходит на сцену Николай Ленин, исполнитель дела, Мухаммед марксизма, который обращает в доктрину с огнём и мечом, во-первых, в Россию, а затем специально весь остальной Мир. Как отмечает один из ленинских обожателей, Лосовский, «Маркс направил против капитализма оружие критики. Ленин использует критику с оружием./…/ У Ленина был тот же гений творить историю, как это объяснял Маркс».

  В одном важном отношении Ленин превосходил своего учителя. Казалось бы, Маркс допускал в качестве естественного перехода, что пролетариат перейдёт через демократию к высшей победе, получив политическое господство путём законного голосования. Он, похоже, нигде не упоминает об этом немедленном введении диктатуры пролетариата, который стал боевым кличем левого крыла Социал-демократов и по-прежнему является открытой целью Третьего Интернационала.

 Изгнанный Ленин, реалист, оппортунист, каким он был и бдительный стратег, разглядевший в Мировой Войне и сопутствующей ей неразберихе возможность, безпримерную по неожиданности, не медля начать Мировую Революцию. Он стал лихорадочно активным. На конференциях в Циммервальде и Кинтале, созванных анти-военными Социалистами в 1915 и 1916 годах, он проповедовал локальное пораженчество, саботаж, всеобщие забастовки и внутреннее восстание как верное средство превращения «империалистической войны в гражданскую войну». Но интернационализм капитулировал перед национализмом, и его последняя надежда, Социалистическая партия Германии, поддержала Рейхстаг путем голосования за военные кредиты.

 В пулях, а не избирательных бюллетенях, для буржуазии, была надежда Ленина; с горьким презрением и сарказмом он теперь обрушивается на своих бывших коллег, таких как Каутский, Лев Дёйч, Плеханов и всех меньшевиков, — тех, кто надеялись на мирную эволюцию больше чем на кровавую революцию, — и изливал дикие насмешки над их Фабианством. «Лакеи капиталистов», «Трусы», «Малодушные тряпки», и подобные образные эпитеты заполняют страницы ленинской филиппики против меньшевиков, как и поздние работы Сталина по ленинизму. Война, непримиримая война, без проявлений милосердия, организованный терроризм, полное физическое уничтожение буржуазного противника — такова была всеобъемлющая стратегия этого нетерпеливого Хоцпура. (3)

Возможность для этого не заставила себя долго ждать и пришла с неожиданной стороны.

 Политическое отношение Германии к России, естественно, претерпело полное изменение в августе 1914 года. Раньше германская внешняя политика содержала, в качестве одной из своих основных целей, постепенное подтягивание России в единый строй с Тевтонством, через отсоединение Царя от его английского и французского союзов. Тогда сохранение монархического принципа, столь же важного для Гогенцоллернов, как для Романовых, было серьёзным сдерживающим фактором для естественной враждебности, которую испытывал Кайзер при растущих Панславянских устремлениях своего Восточного соседа.

 Поэтому он ограничил своих нетерпеливых дипломатов двумя курсами макиавеллизма, чтобы убедить Россию в направлении катастрофических приключений на Востоке, рассчитывая на то, что Япония будет удерживать Русского Медведя на своей восточной границе. А в качестве побочной меры предосторожности, они время от времени подливают порции нефти в националистические пожары, вечно тлеющие среди неславянских элементов царской Империи. Но с объявлением открытой войны, ни семейные связи между царствующими домами, ни неприкосновенность монархического принципа не могут помешать падению России. Упрямое сопротивление русских войск серьезно расстроило стратегию бога войны, разделило его силы и, в конечном счёте, несомненно, спасло Союзников на Западе.

 Поэтому многочисленный выход был найден в искусстве пропаганды, как внутри России, так и среди революционеров, живущих за рубежом. Недовольство Финляндии дало удобный “backdoor ” (потайной вход) в Россию для германских шпионов, а подозрения Швеции были вызваны распространением слуха о том, что Россия планирует захватить полосу Скандинавской территории. В результате сложная Разведывательная Служба была допущена в Швецию. Подобные пропагандистские центры уже были созданы Австрией в Кракове и среди Украинофилов в Вене.

 Отречение от Царя и последующая неопределенность командования в Петрограде предоставили превосходную возможность Германскому Высшему Штабу для прогрессирующей деморализации тыла врага. Приказы исходили из Штаб-квартиры, чтобы высланные из России, особенно революционеры, были вынуждены вернуться на свою родину, доставляя пораженчество и социализм. Средства и транспорт были предоставлены из военного бюджета и предположительно проведены как законные расходы на отравляющий газ.

 Секретарь Швейцарской Социалистической партии Фриц Платтен действовал как партийный кнут и согнал тридцать или более русских радикалов, включая Ленина, Зиновьева, Каменева, Луначарского, Радека, Крыленко и Войкова. Германские агенты передали Ленину щедрый запас золота, который с легкостью получил его из германских рук за уничтожение России, и он взял бы его из английских или французских источников для уничтожения Германии. «Конечно, — пишет Радек, один из возвратившихся изгнанников, — «мы прекрасно знали, что у германских властей были свои собственные проекты когда нам предоставили разрешение ехать через Германию/…/ Мы не обращали на это особого внимания, потому что знали, что если бы в России возникла настоящая революция, ее влияние распространилось бы далеко за пределы наших границ».

 Германское Высшее Командование чувствовало то же самое. У них не было заблуждений относительно серьёзности шага, который они предпринимали. Следовательно, вагон, переносящий большевистскую «бациллу», охранялся детективами и сильным воинским контингентом, и не дозволялись никакие контакты за пределами, когда поезд проходил через территорию Германии по пути в Финляндию.

«Пломбированный вагон» занял своё место в истории рядом с «Деревянным Конём» Трои.

«Отправляя Ленина в Россию», — пишет генерал Людендорф в книге «Мои воспоминаниях о войне», — «наше Правительство также взяло на себя большую ответственность. С военной точки зрения его путешествие было оправдано, потому что Россия должна была быть низвержена. Но наше Правительство также должно было видеть, что мы не принимали участия в её падении».

 Генерал фон Хоффманн (Гофман), начальник Генерального Штаба Германии на Восточном фронте, в своих мемуарах «Война упущенных возможностей» защищает действия Германского Правительства такими словами:

 

«Вполне естественно, что мы пытались путем пропаганды усилить разложение, внесенное революцией в русские войска.
На родине у нас был человек, поддерживавший сношения с жившими в Швейцарии эмигрантами; он пришел к мысли привлечь некоторых из них к этому делу, чтобы еще скорее отравить и подорвать моральное состояние русских войск. Он обратился к депутату Эрцбергеру, а Эрцбергер — в министерство иностранных дел. Таким образом дело дошло до ставшей впоследствии известной перевозки Ленина в Петербург через Германию.

Подобно тому, как я пускаю гранаты в неприятельские окопы, как я выпускаю против них ядовитые газы, так же я имею право в качестве врага употреблять против него и средства пропаганды». (цит.по: Гофману ибо Уолш намеренно цитирует неточно) (4)

 

 Что касается Ленина, то для него этот добрый поступок Германского Высшего Штаба был настоящим deus ex machina; это было тридцать лет ожидания, мечтаний и планирования. Управляемый, одержимый, преображённый своей единственной идеей Мировой Революции, он стремился прямо к своей цели с непоколебимой стойкостью; и тут он быстро катился по направлению к России под военным конвоем! Видение этого часа было облаком днём ​​и столпом огня ночью, который вёл его сквозь темноту и мрачное однообразие тюремных дней в этом доме мёртвых, в Сибири. Она поддерживала его во время изгнания в Швейцарии, где он ел с ней, спал с ней, ходил с ней и разговаривал с ней, пока, как намагниченный Север, теперь возвращал его обратно в Петроград, в точно подходящий момент. Ни один римский завоеватель, ведущий пленников за своими колесницами, никогда не совершал более торжественного въезда, чем этот Третий Николай в деморализованную столицу Москвы 16 апреля 1917 года. Он был русским Марием, и весь Мир должен был быть его Югуртой.(5)

 Леон Троцкий также пересекал океан из Нью-Йорка. Британские власти задержали его в Галифаксе; но Временное правительство России заявило протест своему союзнику, и г-ну Троцкому было позволено продолжить плавание.(6)

Теперь пишут «Америка всегда помогала России». Ну во –первых не «России». Это подлая подмена. Помогали евреи во главе США, евреям во главе РСФСР и СССР, РФ. Во-вторых, Царь Александр помог Линкольну войсками победить армии рабовладельцев, финансируемые Ватиканом, Ротшильдами и Масонами. В третьих голод в колонии- СССР был организован по сценарию организации голода в колонии-Индии. Бывшим свободным жителям Империи уже не давали ловить рыбу, но за покорность побрасывали от оккупантов рыбёшку, на которую сегодня уже намораживают воду и требуют платить налог за рыбалку.

 

               8888888888888888888888888888888888888888888888888888888888

  1. От перев.:Дэмиан де Вёстер (нидерл. Damiaan de Veuster SSCC , урождённый Йозеф де Вейстер, 3 января 1840 года, Тремело (Бельгия, Фландрия) — 15 апреля 1889 года, остров Молокаи, Гавайи) — святой Римско- католической церкви, член мужской монашеской конгрегации Святейших Сердец Иисуса и Марии, священник, миссионер. Известный как «отец Дэмиан прокажённых», «Апостол прокажённых». Почитается в Римско-католической церкви как покровитель больных проказой, изгоев. (Н.В.)
  2. (у Уолша 1) Автор знаком с объяснениями, выдвинутыми на данный момент коммунистическими писателями, которые стремятся спасти Маркса от последствий своей теории, настаивая на том, что он не подразумевал индивидуальный, количественный труд конкретного рабочего, но средний период, обычно необходимый, при данных социальных условиях, чтобы производить товар, о котором идет речь: «социально необходимый час труда». Но это различие оказывается слишком большим; это вводит элемент качества и полезности, оба из которых являются посторонними для первоначального намерения Маркса. «Социально необходимый рабочий час», чтобы означать что-либо, должен был бы приниматься всеми заинтересованными людьми и народами в сложных процессах современной промышленной жизни; это идеальная сущность, не соответствующая ничему объективному и ощущаемому. Нет другого критерия самоокупаемости, который может существовать вне закона спроса и предложения.
  3. (у Уолша 2) «Говорят, что Ленин часто повторял, что в случае его вынужденного ухода, он скорее уступил бы не восстановлению самодержавия, а буржуазной республики, — т. е. стабилизированной демократии». (Milyukov, Lowell Lectures, Boston, 1921)

 В 1903 г. Павел Николаевич Милюков(1859-1943) историк и публицист проводил курсы лекций в США на летних занятиях в Чикагском университете и лекции в Институте Лоуэлла в Бостоне (штат Массачусетс). (Paul Vinogradoff «Milyukov, Paul Nikolayevich» In Chisholm, Hugh. Encyclopædia Britannica (12th ed.), London & New York, 1922) Эббот Лоуренс Лоуэлл (Abbott Lawrence Lowell), внук Лоуэлла, в 1909 г. стал Президентом Гарвардского университета, где у иезуитов был «дом» и где начинал К.Куигли.

4. От перев.: Если цитировать по авторскому тексту Хоффмана можно увидеть, как Э.А.Уолш намеренно вырезает утверждение генерала, что февральской «Русской Революцией» командовал английский посол Бьюкеннен:

 

«Царь увидел, что Россия не может дольше нести тяготы войны, и что при её продолжении он подвергнул бы свое государство тяжелым внутренним потрясениям. Вследствие этого он ближе подошел к мысли о сепаратном мире. Но тут он не принял в расчёт воли Англии. Английский посол в Петербурге Бьюкенен имел поручение, во что бы то ни стало помешать заключению сепаратного мира, и он действовал сообразно своим инструкциям, когда помогал Керенскому и Гучкову свергнуть царя… Как я уже выше сказал, революция в России была сделана Англией; мы, немцы, в войне с Россией имели несомненное право усилить революционные беспорядки в стране и в войсках, когда революция, вопреки первым надеждам, не принесла нам мира…».

 

 Таким образом генерал Гофман прямо признает, что элита Германии и Англии (Иллюминаты из «Комитета 300-х» типа Вальтера Ратенау, партнёра Ротшильда) делали одно дело перманентной революции в России. «Англичанин» Керенский отдал власть «немцам»: Ленину (своему приятелю детства), Свердлову, Троцкому, подарив Сталину, Мао и другим свой полувоенный френч. Использование Ленина и Ко в военных целях, так и тяжкие последствия, к которым это привело для самой германской военщины, отнюдь не помешало тому стать успешным Боунаротти и Бабёфами, в одном лице.

 Хоффман указывает на то, что выход из войны укрепил власть большевиков. Другими бенефициарами Первой Мировой стали как-бы «американцы», получившие Европу в качестве рынка сбыта излишков своих товаров. Вместе с «американцами» победили иезуиты и евреи из Ватикан-Сити, Лондон-Сити и Вашингтона, Округ Колумбия (плюс Уолл-стритт).

5. Гай Марий (лат. Гай Мариус, 158/157 — 13 января 86 года до н. Э.) — древнеримский полководец и политический деятель. Семь раз занимал должность консула, в том числе пять раз подряд в 104-100 годах до н. э. Провёл реорганизацию римской армии, довёл до победного конца Югуртинскую войну (105 год до н. э.), Разгромил в двух сражениях германские племена, которые пытались вторгнуться в Италию. В результате в последние годы II века до н. э. Марий был самым могущественным человеком в Риме.

6. В своих мемуарах британский дипломат и разведчик Роберт Гамильтон Брюс Локхарт (1887-1970) сообщает, что весной 1917 г. полу-диктатор А.Керенский обратился к британскому правительству с просьбой «содействовать возвращению Троцкого в Россию». Большевики напоминали резиденту британской разведки «пуритан и ранних иезуитов». ( Брюс Локкарт Р.Г. «История изнутри. Мемуары британского агента» М., Изд. «Новости», 1991 г., с.208, 266)

Керенский стал масоном Шотландского обряда в 1912 году. (Керенский А. Ф. «Россия на историческом повороте. Мемуары» М., 1993 г., с. 62-63) В 1915—1917 — генеральный секретарь Верховного совета Великого востока народов России — парамасонской организации, члены-основатели которой в 1910—1912 годах вышли из ложи «Возрождение» Великого востока Франции. Великий восток народов России не признавался другими масонскими великими ложами как масонская организация, так как приоритетной задачей для себя ставил политическую активность. Кроме Керенского в Верховный совет ВВНР входили такие политические деятели, как Н. С. Чхеидзе, А. И. Браудо, С. Д. Масловский-Мстиславский, Н. В. Некрасов, С. Д. Урусов и другие. (Серков А. И. «История русского масонства 1845—1945» СПб., Изд-во им. Н. И. Новикова, 1997г., с. 115)

 Керенский сыграл не последнюю роль в убийстве Царской семьи. Участвовал в спектакле «эвакуация в Великобританию», которая окончилась жутким подвалом на Урале. Там его «братья» подготовили дом «Ипатьева», где уже совершались какие-то чёрно-магические обряды.

 Кроме А.Керенского британскому правительству официальную просьбу о том, чтобы революционер Л. Бронштейна (Троцкий) был освобожден из лагеря для интернированных Амхерст в Новой Шотландии (Канада) отправил П.Милюков. Когда пароход из Нью-Йорка с миллионером Чарльзом Крейном и группой гражданина США Л. Троцкого зашёл в гавань Галифакса, английские спец. службисты поднялись на борт, чтобы арестовать будущего основателя Красной Армии и других «опасных социалистов», которые направлялись в Россию.

 Получив просьбу от лидера партии Народной свободы П.Милюкова, министра иностранных дел Временного правительства, состоявшего в переписке с Я.Шиффом, англичане освободили задержанных «германских шпионов». Троцкий и Ко. продолжили своё путешествие в Россию. В Петрограде жил его дядя банкир Абрам Живатовский,  продававший продукты в Германию. ( См.: В.Новиков «Абрам Живатовский. Приключения родственников и наследников Троцкого в Англии, СССР и “России”», сайт «Теополитика/Русское Знамя») Троцкий стал ключевым планировщиком и лидером большевистской революции, который сверг временное правительство.

 В 1916 г. лидер кадетов П.Милюков стал почётным доктором Кембриджского университета. В русскоязычной «ВикипедиЯ» факт ходатайства господина Милюкова за товарища Троцкого не упоминается. Позже Милюков и Керенский поддержали Сталина.

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

19 − четырнадцать =