1918-2018: Посвящается верным русским офицерам-монархистам, павших на полях Гражданской войны…

Друзья, единомышленники, единоверцы, сегодня мы расскажем Вам про русского офицера украинского происхождения, Михаиле Гордеевиче Дроздовском. Родился этот достойный сын России в стольном Киеве — матери городов древнерусских. Происходил из потомственных дворян Полтавской губернии. Генерал Михаил Дроздовский участник трех войн: Русско-японской, Великой и Гражданской.

Отец — генерал-майор Гордей Иванович Дроздовский (1835—1908) — был участником обороны Севастополя, в 1855 г., в 1890-е годы был командиром 168-го пехотного резервного Острожского полка. Кавалер многих орденов. Мать — Надежда Николаевна (1844—1893). Сёстры — Юлия (1866—1922); фактически воспитала Михаила Гордеевича, была ему «второй матерью»; сестра милосердия во время Русско-японской войны, была награждена серебряной медалью; после занятия Чернигова белыми в октябре 1919 года была эвакуирована на юг в сопровождении сестры милосердия Дроздовского полка; умерла в эмиграции в Греции; Ульяна (1869—1921), Евгения (1873 — не ранее 1916). Жена — Ольга Владимировна, урождённая Евдокимова (1883—?), дочь потомственного дворянина.

Михаил Гордеевич Дроздовский, стал первым в истории Белого движения генералом, открыто заявившим о своей верности монархии — в то время, когда многие бывшие царские офицеры перешли на сторону глашатаев республиканизма и социализма — с их антихристианскими догмами. Генерал Дроздовский на это пойти не мог, и сразу же после т.н. «Февраля» еще больше утвердился в монархической идее России.

Многие предки Михаила Гордеевича воевали с разными супостатами Отечества нашего, начиная от Карла XII-го, Наполеона, турков-янычар и заканчивая Великой войной трех кузенов.

Как многие иные отроки: родился, крестился, учился и т.д. В младшем возрасте воспитанием Михаила занимался его отец, преподававший своему наследнику, в первую очередь, военную историю: историческое воспитание в дворянских семьях, особенно тех, что исстари считались служилыми, было обязательным. Такое понимание прошлого России должно было переплетаться у ученика с познанием своей родословной, которой надлежало гордиться всю жизнь.

Воспитатели отмечали «…мужество Михаила, честность и щепетильность. Он прямо, без колебаний, сознавался в провинностях, никогда не страшился наказания и не прятался за спины других. Поэтому, несмотря на вспыльчивость, горячность и порой резкую откровенность, он пользовался уважением и доверием товарищей по классу. Любовь к военному делу дисциплинировала мальчика, преуспевавшего к тому же в учёбе. Его храбрость, отвага и любовь к России, к военному делу сформировалась в его отрочестве, в его юности — и блестящее военное образование в России дало такого рыцаря чести и верности, как Михаила Гордеевича Дроздовского.

                                                                 Юнак Полоцкого кадетского корпуса М.Г. Дроздовский

 

                                                                                      Подпоручик М.Г. Дроздовский

 

Генерал Дроздовский                                                                                  Генерал-монархист М.Г. Дроздовский

 

Михаил Дроздовский в 1901 году окончил Павловское военное училище по первой категории первого разряда. 13 августа 1901 года Михаил Дроздовский был выпущен в гвардию в чине подпоручика. Воспользовавшись своим правом выбора, он решил служить в лейб-гвардии Волынского полка, который располагался в Варшаве.

В 1904 г. поступил в Николаевскую академию генштаба, но вскоре ушел из академии из-за начавшейся войны с Японией.

Русско-японская война закалила его, дала ему богатый практический военный опыт. За свою храбрость и отличие, проявленное в бою, он был удостоин ордена Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». А в конце войны он получил свою вторую награду орден Святого Станислава 3-й степени. Вернувшись в стены Академии Генерального штаба, Дроздовский успешно прошёл два академических курса и дополнительный. За отличия в учёбе получил звание штабс-капитана.

Между Русско-японской и Великой войнами жизнь молодого офицера Дроздовского прошла относительно спокойно и по-офицерски интересной и поучительной, но наступили тяжелые годы для России — началась Первая Мировая война и молодой офицер получил, скажем так, не передовую должность помощника у нач. штаба по Северо-Западному фронту.

В августе 1915 года Михаил Гордеевич совершил свой первый командирский подвиг, ставший известным в Русской армии. После тяжёлых боёв близ Вильно германцы начали атаковать и, наведя переправу, создали угрозу флангу русского 26-го корпуса. С занятием немцами переправы через речку Меречанку перед ними оказался непосредственно штаб 60-й пехотной дивизии. Дроздовский собрал и лично возглавил отряд конвойцев, телефонистов, санитаров, сапёров общей численностью чуть более сотни бойцов с двумя пулемётами и в штыковой атаке опрокинул германских егерей, только что сбивших русский караул у переправы и уже начавших окапываться у моста. Отряд Дроздовского удерживал переправу ровно столько, сколько попросили из штаба корпуса, отбив несколько сильных атак с другого берега реки. Оставили переправу только после уничтожения моста сапёрами из отряда Дроздовского. Михаила Гордеевича за бой по удержанию переправы на реке Меречанке представили к почётному Георгиевскому оружию: «Приказом командующего 10-й армией 2 ноября 1915 года за № 1270 награждён Георгиевским оружием за то, что, принимая непосредственное участие в бою 20 августа 1915 года у местечка Ораны, произвёл под действительным артиллерийским и ружейным огнём рекогносцировку переправы через Меречанку, руководя форсированием её, а затем, оценив возможность захвата северной окраины местечка Ораны, лично руководил атакой частями (253-го пехотного) Перекопского полка и умелым выбором позиции способствовал действиям нашей пехоты, отбившей в течение пяти дней наступавшие части превосходящих сил противника». Так началась славная военная карьера будущего генерала Дроздовского.

В 1916 г. за бой на горе Капуль, был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, вручен был сей орден в 1917 году.

В 1917 году в Петрограде произошли события, переломившие ход войны: подло-ренегатская февральская революция положила начало развалу армии и государства, в итоге приведя страну к большевитскому погрому в октябре 17-го. Отречение Государя произвело на Дроздовского — убеждённого монархиста — очень тяжёлое впечатление. Михаил Гордеевич не только не скрывал своих убеждений, но и был готов за них сражаться в открытом бою с теми, кто сверг и поднял руку на династию Романовых.

В разных городах Юга России, где удавалось армии Дроздовского водружать русские стяги, генерал Дроздовский выступал на собраниях местных офицеров с разъяснением целей Белого движения. Беседы получались совершенно разными,трудными, в связи с инертностью офицерства, пока ещё не затронутого репрессиями большевиков. Города ещё не знали массовых арестов и расстрелов «золотопогонников», поэтому слышались возгласы «сколько можно нам воевать? Вчера фронт там, сегодня фронт здесь. Устали от войны…». Для удивлявшего окружающих своим ровным отношением к происходившему и редко выходившего из себя Дроздовского такие слова — особенно раздававшиеся из уст его собратьев-фронтовиков — были большой личной обидой. На одном из собрании во взятом дроздовцами Таганрога, Михаил Гордеевич сказал:

 

 «Я пришёл к вам, как к офицерам и фронтовикам, с предложением защищать Россию от большевизма и берлинского кайзера. Я не в обиде на вас за то, что вы здесь высказали. Но все вы должны понять одно: не мы, белые добровольцы, принесли вам сюда гражданскую войну. Она уже у вас идёт. Вы это должны понять сами».

 

Хочу отметить, справедливости ради, что в каждом новом освобожденном городе или городке, к Михаилу Гордеевичу присоединялись бойцы в основном монархических убеждений, которые не желали слышать ничего про республику, а тем более про куций принцип, «непредрешенчества» со времен «Февраля», коим заболело все Белое движение, в разгар Гражданской войны. Дроздовцы твердо воевали за Романовых, без каких-либо мягкотелых компромиссов. Да здравствует Россия, во главе с Царем!

 

 «Большевизм лишил нас отечества, народной гордости, и мы объявили ему за то беспощадную борьбу на смерть, а не на жизнь. И пока мы не свергнем власти комиссаров, мы не вложим своего меча в ножны; и если не казачьи шашки скрестятся с красноармейскими, то уж во всяком случае, скрестятся с их штыками наши добровольческие штыки; но никогда и никогда не назовем мы большевистское оружие «братским».
 Мне хотелось бы, чтобы все ясно поняли мою мысль: пока царствуют комиссары, — нет и не может быть России, и только когда рухнет большевизм, мы можем начать новую жизнь, возродить свое Отечество. Это наш символ веры.
 Не мщение, а государственная необходимость ведет нас по пути борьбы; мы знаем меру ответственности, и если вождям и деятелем большевизма нет ни прощения, ни пощады, то рядовым борцам, отрекшимся во имя Родины от прежних преступных заблуждений, мы найдем место в наших рядах. Пусть забудут они свой мелкий эгоизм, подчинят свои классовые интересы патриотизму, и мы сумеем тогда забыть, как бы то ни было трудно, все перенесенные оскорбления и все испытанные мучения…
 Через гибель большевизма к возрождению России — вот наш единственный путь, и с него мы не свернем. Кто поддерживает комиссарскую «армию», тот не защищает, а губит Россию, тот враг нам, враг до конца.
Безполезны здесь лукавые изъяснения — они не обманут никого.»

М.Г. Дроздовский 1918 год.

 

Михаил Гордеевич очень тяжело переживал за каждого убитого солдата и офицера, подчас впадал в депрессию, нервничал и т.п., но не сдавался, когда всякий раз приходилось выказывать свою воинскую доблесть на поле боя.

Стоит отметить, что генерал Дроздовский мог с успехом претендовать на самостоятельную военно-политическую роль, учитывая размер людских и материальных ресурсов, которыми располагала его бригада сразу после похода Яссы-Дон, эффективную работу его вербовочных бюро и быстрый рост численности его отряда, о чем я писал выше.

В штабе ВСЮР у Михаила Гордеевича не сложились по многим вопросам отношения с генералом Романовским, находившимся при штабе главнокомандующего ВСЮР, генерала Деникина. Стоит отметить, что генерал Романовский был нелюбим в армии, не популярен, не умён, в отличии от Михаила Гордеевича. Генерала Романовского «дроздовцы» не устраивали своей идеологией: «они крайних монархических взглядов, среди них нет сторонников республиканской России нет и все. Неодобрительно Романовский относился и к самому Дроздовскому, опасаясь, что тот может претендовать на роль вождя, преемника генерала Корнилова и т.д. Как-то раз генерал Дроздовский узнав, что Начальником Штаба ВСЮР Деникина состоит ген. Романовский. На вопросы окружающих, Дроздовский отвечал: «Там Романовский, — не будет счастья».

                                                                                         Нагрудной знак «Дроздовцев»

 

В ноябре Дроздовский руководил своей дивизией во время упорных боёв под Ставрополем, где, возглавив контратаку частей дивизии, был 31 октября 1918 г. близ Иоанно-Мартинского монастыря ранен в ступню. Снятого с лошади Дроздовского его бойцы на руках вынесли с поля боя. В конном дивизионе дроздовцев нашлась тачанка, отправленная с конвоем в полдесятка всадников. Первая перевязка Михаилу Гордеевичу была сделана в полевом полковом лазарете 2-го Офицерского полка. Чистых бинтов давно у медперсонала не было, как и йода: санитары были вынуждены варить окровавленные бинты в котлах, о стерильности бинтов говорить при этом не приходилось. Главнокомандующий ВСЮР генерал Деникин распорядился отправить раненого комдива в Екатеринодар, где был военный госпиталь с квалифицированными врачами и медперсоналом. Причина заражения крови раненого полковника осталась невыясненной. Его рана загноилась, при первых признаках заражения крови Дроздовскому было сделано несколько операций, но безрезультатно, началась гангрена.

Деникин интересовался лечением командира «дроздов» и делал всё возможное, чтобы поддержать раненого Дроздовского, состояние которого становилось всё более тяжёлым. В декабре 1918 года находившемуся ещё в ясном сознании Дроздовскому зачитали приказ главнокомандующего о присвоении звания генерал-майора. В этот день генерал получил много поздравлений с фронта от его «дроздов»  — из полков, батальонов, эскадронов и батарей. Прислал поздравления и пожелания скорейшего выздоровления и экипаж пулемётного бронеавтомобиля «Верный» за подписью капитана Нилова.

В декабре 1918 года Дроздовский в полубезсознательном состоянии был переведён в клинику в Ростов-на-Дону, где скончался в мучениях в первый день 1919 года (по старому стилю). Перевезти себя попросил сам Михаил Гордеевич, знавший, что в ростовском госпитале лежит много его подчинённых и лично ему знакомых людей. Все понимали, что это было его предсмертное желание, и отговаривать не пытались. После смерти Дроздовского А. И. Деникин издал приказ, сообщавший армии о его смерти и заканчивавшийся следующими словами:

 

 «…Высокое безкорыстие, преданность идее, полное презрение к опасности по отношению к себе соединились в нём с сердечной заботой о подчинённых, жизнь которых всегда он ставил выше своей. Мир праху твоему, рыцарь без страха и упрёка».

 

Сразу после смерти выдающегося генерала-монархиста Дроздовского покатились слухи о его по сути принудительной смерти, из-за ненадлежащего лечения прикомандированного профессора Плоткина генералом Романовским. Сему делу нет подтвержденных фактов, нет документов, однако пулю свою Романовский получил в Константинополе в 1920 году.

ИТОГ: к сожалению, или к счастью, Белые проиграли войну красным и тому много объективных и субъективных причин. Лично я считаю основными причинами поражения Белой армии — это отсутствие четкой программы будущей России — причина номер один. Вторая причина — никакой государственной программы в пользу простого тяглого русского крестьянина. Третья причина — остановка реформ, которую начал Государь и его наилучшие умы-интеллектуалы. Четвертая причина — винегрет, политическая солянка из ренегатов, социал-демократов, кадетов и пр. республиканской шелухой, КОТОРЫЕ НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ ЖЕЛАЛИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МОНАРХИИ В РОССИИ. Пятая причина — прогнившая, военная феодальная аристократия состоящая из предателей офицеров бывшей Императорской армии (разумеется, господин генерал Дроздовский в этот позорный список не входил, равно как и многие другие офицеры бывшей Русской Императорской армии) была безнадежно далека от народа, что русские крестьяне не хотели возвращаться в рабство, а наоборот шли к большевикам за «покровительством» от белых помещиков, феодалов и т.д. Правда, «покровительство» большевиков обернулось для русского крестьянина, русского горожанина катастрофой всероссийского масштаба; большевики сначала пообещали дать русским крестьянам землю (см. «Декрете о земле» 1917 г.), а потом, когда их власть стала безоговорочной — они сразу, или поэтапно начали отмежёвываться от обещанных принципов, указанных в Декрете о земле, и ввели в России по сути неофеодальную систему эксплуатации человека целым государством во главе с номенклатурой. Чем закончился для народа этот «добровольный» переход из частной собственности к государственной, вы можете посмотреть на карту ГУЛага России и все станет предельно ясно. Да, конечно, вы скажете это некорректное сравнение, это подмена понятий и т.п., но, на сей счет я могу только сказать одно — моя страна недосчиталась несколькими десятками миллионов людей, а может и сотнями. При Государе Николае II Россия приросла на 50 миллионов людей, а при «спасителях» большевиках, уменьшилась на несколько десятков миллионов людей — неплохая статистика, правда?.. (горькая ирония)

Резюме: причин разложения, поражения Белой армии на самом деле было несколько больше, и одни из ключевых причин, как мне кажется правильным, я Вам представил. Как итог — белые/красные похоронили Россию с ее устоями, с её традицией, с её Верой и т.д. и т.п. …Спустя сто лет русский народ так и не объединился супротив своих недругов, либо не объединился ЗА что-то, ЗА кого-то и т.д. Прискорбно, конечно.

Мы — русские люди, конечно, должны стоять на позициях ОБЪЕДИНЕНИЯ, СОБОРНОСТИ РУССКИХ, а не разъединения, или того хуже дробления на мелкие части. Вороги наши только и тешут себя подобными действиями, а мы осознанно/неосознанно помогаем им в сем.

Будем оптимистами, конечно, но лучше всего быть реалистами — так проще избавляться от иллюзий, выдуманной безсовестной «аристократией» их нарисованного будущего России. Скажу по Станиславскому: не верю!

Нам — русским, православным людям нечего терять, окромя своих цепей. Бог за нас, потому что мы за Бога. Господи, помилуй нас грешных и вразуми нас, настави нас Боже, на путь истинный, даруй благодать русскому народу, очисти души наши, Господи!..

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

4 − четыре =