БИТКОИН IV

                                                       БИТКОЙН НА ПЛЕНЕРЕ

Почём метр живописи?

 Иногда я смотрю на картины экспрессионистов и думаю: «Что тебе до них? Они стоят больше чем, несколько раз обёрнутая нуждой и перетянутая бедностью, вся твоя жизнь. Ты не можешь сравниться с ними, даже встать рядом для селфи не можешь, даже если бы ты вдруг стал Джед Джонсон (1) или Дэвид Геффен(2) – всё равно никогда бы не встал в тени Джека Поллака (3).

                                                                 

 Джексона Поллока, и №3 и №8 и №11, не будет и №1. «Лавандовый туман» мимо тебя, хотя «№14, 1949» (дата моего дня рождения), и я бы мог не хуже расставлять (№) номера вместо названий и «разбрызгивать беспредметно», не на фиброкартоне, а на приличном МДФ, используя всё ту же серую, коричневую, белую и желтую краски, но и запрещающий (останавливающий) красный, чтоб выразить «беспредметно» и написать, потом крупно (…) Не в том смысле, что я попытался бы остановить Дэвида Геффена от безумной покупки, недоучившегося в колледже, не окончившего университет, оставшимся недоучкой, родившемся, в 1943 году в Нью-Йорке в семье Абрама Геффена и супруги Баси Воловской, сумевшего переуступить за $ 140 млн. легендарный «№5, 1948» тёзке Дэвиду Мартинесу. Если бы только постоять, как я однажды потея от смущения встал в Риме у «Ferrari», чтобы сфотографироваться, и меня чуть ли не в «плагиате» обвинили, хотя подлинник случаясь (в смысле соединяясь) с подделкой имеет малое сходство и граничит по границе, имеется в виду граница дозволенного и недозволенного, перейдя которую художник навсегда остаётся за границей невидимого относительно видимо, правда, ему не так уж и важно (по барабану) что он видит, так как то на что он смотрит гораздо ближе относительно невидимого». Возможно это крайне запутанный способ объяснения назойливого экспрессионизма, хотя с ним встречаешься повсюду, и у каждого, наверное, есть своё объяснение. Предположим, (хотя на самом деле так и есть), кому-то нравится подсматривать за женщинами. К примеру, видишь неряшливую, рваную, низведённую до нищенства сущность, обёрнутую в джинсовые лохмотья, (за пару таких в 70-е в подъезде могли раздеть и потом в целлофановом пакете на «беговой» снова толкнуть, и ещё потом неоднократно, а после в «нулевые», истрепанные, затертые толкнуть снова и снова), насмешничая над униженной, оскорблённой, вышвырнутой в некий живописный тотем, открытый для радикальных «фрейдистских прочтений» «Женщину 1» и «Женщину 2», наделённую особенными признаками «фигуративной абстракции». Кстати, «джинсовые лохмотья» на современных женщинах это насмешка модельного бизнеса над природой истинно женского в контексте гендерного переустройства мира. Бесполезно предаваться поиску женщины не в пример тому, как ищут французы, отдаваясь на удачу выцветшему от времени лозунгу Cherchez la femme.

                        

 Уроженец Роттердама, Виллен дё Кунинг (4) — разработчик «фигуративной абстракции», этой пугающей дичи, нашёл «женщину 2» и «3» и многие другие номера, за исключением одной Элен Фрид,(5) которая в полемике с мужем, обретя на пару хронический алкоголизм, перепутанный с болезнью Альцгеймера, создали нечто отличительное лишь в том, что её портреты мужские в той же яркой претензии ничем не отличались от женских творений Виллена. Эта была ещё та парочка, которая не смогла ни перепить, ни переписать друг дружку. На пару они создали полотна, символизирующие «мужское» и «женское», исключая напрочь гендерные признаки обоих полов. С тех пор много воды утекло и «предметность» из живописного обихода исчезает, уступая место «абстрактному экспрессионизму». В 29-м году Альфред Барр впервые применил термин «абстрактный экспрессионизм» к картинам русского художника Василия Кандинского.

         

 И понеслось! В 46-м году, в галерее Мортимера Брандта, Роберт Коатс написал о Гансе Гофмане: «он один из самых бескомпромиссных представителей того, что некоторые люди называют каляко-маляковой школой живописи, а я более почтительно окрести абстрактным экспрессионизмом» (30.03.46 в «New Yorker») Я, без всякой иронии и злобы, к этому бы добавил: «большинству художников этого направления со времен Пикассо и Миро, место в сумасшедшем доме, но т.к. всех не вместить, т.е. не набрать такого количества дурдомов, чтобы поместить туда всех, пришлось «экспрессионизм абстрактный» возвести в культ элитного «изо», а т.к. живя среди сумасшедших, нам трудно избавиться от ощущения придавленности и собственной «неполноценности» на фоне всеобщего безумия, мы (общество) покорно принимаем мазню за подлинное искусство живописи». «Фигуративная абстракция», завоевала рынок живописи, набрала силу и приняла тотальный характер. Виллен дё Кунинг становится всемирным идолом, заслуживший внимания императорского дома Японии, отмеченный (первый обладатель) премией Императора Японии. В 2012 году на нью-йоркской выставке ретроспектива Вилена де Кустина стала «13-й по посещаемости выставкой в мире». Дело не только во «вкусовщине» или крайне выраженном мнении чьих-то взглядов на «бескомпромиссный экспрессионизм» или нынешний «постмодернизм», дело в том, что живопись давно не предмет искусства, а как считают многие, «эффективный объект инвестирования». Некоторые аналитики фондового рынка думают, что предметы живописи служат спасением от катастрофических обрушений биржевых рынков, лукаво продвигая крамольную мысль о том, что картины тот самый натуральный кусок холста, отличительный от виртуальных биржевых сделок, спасающий от потери ценных бумаг на бирже. К примеру, картина Кунинга из серии «Женщины» стоимостью в 137,5 млн. долл. висит себе на стене и есть не просит. Представьте, лежит такая прорва денег в банке, который вдруг разорился или у банка отобрали лицензию, или вложенные в облигации деньги, пропали безвозвратно на бирже. С картиной, думают многие, такого не случится, картину можно продать или подарить, оставить в наследство, наконец. Открою секрет для тех, кто ещё «не попал» на колесо фортуны: деньги, вложенные в «раскрашенные полотна», (назвать большинство авангардных полотен живописью как-то язык не поворачивается), на самом деле не инвестируются, как любят выражаться галерейщики, а депонированы в виде условных сбережений (тот же «матрац» набитый деньгами, только воплощённый, как думает инвестор, в «культурное наследие будущего», которое когда-то быть может принесёт доход, на худой случай сможет сберечь непосильно нажитые миллионы». Коллекционеры в своих рассуждениях доверчивы и легкомысленны, словно речь идёт о незначительных суммах, которые не жалко потратить. Им кажется, что дилеры, инвестфонды, и само собой мировой рынок арт-индустрии, спит и видит, как висящее на стене «достоинство» в миллионы баксов, вот-вот превратится в «достояние» культурного наследия и «золотой запас» мирового изобразительного искусства пополнится ещё одним шедевром. Нужно только правильно выбрать имя, и рынок непременно откликнется. Многие думают, что «правильные имена» являются носителями грандиозных денег, и цены на созданные ими шедевры «не могут упасть даже в период экономического кризиса». Так думают «влиятельные силы» арт-индустрии. «Ждите, — говорят они, — и денежки потекут!» Но рынок рассуждает иначе. Рынок и иже с ним заинтересованы в том, чтобы денег вы никогда не увидели. Более того, потеряли то, что вложили. Не сомневайтесь, деньги вы непременно потеряете, нужно только немного подождать. А картина, как висела, так и останется висеть, радуя, не знаю, может ли «Женщина 2» или «Женщина 3» вообще порадовать любителя живописи. Нынче живописное полотно от деривативов фондового рынка ничем не отличается, она может оказаться подделкой и обесценится ещё быстрей, чем биржевые облигации.

 Рынок предметов искусства посложнее устроен, чем продажа бумаг на бирже, особенно сложно ориентироваться, если речь идёт о предметах живописи. В этом сегменте совершаются фантастические манипуляции, способные переплюнуть самые немыслимые комбинации, относящиеся к высшей конспирологии. Художников хоть и много, но они всё же в меньшинстве, против участников арт-бизнеса. Толпы умно-жадных балбесов вращаются на около живописной орбите, в поисках удачи. Для участия в тусовке много не надо: небольшой стартовый капитал, немного сообразительности и обязательное соблюдение СДВ (не путать с ВДВ) Стоимость Денег во Времени (СДВ) основана на фундаментальном понятии финансов, и гласит о том, что ценность сегодняшних денег выше, чем ценность той же суммы, получаемой в будущем. Банковское дело базируется на судном проценте. Каждый вкладчик, отдавая деньги банку ожидает получить на них проценты, и это событие считает достижением собственной прибыли. Банковские правила подчинены одному парадоксальному событию в математике, подчинённому правилу Фибоначчи (6): «сумма, полученная сегодня, больше той же суммы, полученной завтра» и если, например, «90 сегодняшних рублей через год увеличатся до 100 рублей, то эти 100 рублей, подлежащие выплате через год, сегодня стоят 90 рублей.» Аукционный дом проведёт публичные торги, нотариус заверит сделку, и в итоге (сегодня) свершится то, о чём (вчера) вожделел дилер. Покупатель останется при пиковом интересе, максимум с «распиской» в виде, извините, мазни на холсте, которую завтрабудущем) надеется реализовать непременно с прибылью. Радость переполняет, шампанское хлещет, но отрезвление, хотя и не сразу, придёт на смену, выветривающемуся постепенно, ослиному восторгу.

 Помнить надо главное: о чём бы не шла речь, вас хотят надуть согласно теории СДВ. При совершении сделки происходит невероятное. Пространство, словно бы, искривляется, и покупатель как бы оказывается в безвременье. Если соотнестись с формулой «время деньги», то используя лексику Великого Комбинатора Остапа Бендера, «время, которое мы имеем, — это деньги, которых мы не имеем». Дилер, подобно иллюзионисту, игнорируя стоимость денег во времени (СДВ), преодолев временные преграды, становится единоличным хозяином денег. Время, которое покупатель имеет — это Деньги, которых он больше не имеете. На продажах и бесконечных перепродажах полотен наживаются только дилеры и аукционные дома. Коллекционер (покупатель) теряет значительные суммы при продажах и покупке. Страховка, хранение, перевозка тоже требуют немалых затрат. В утешение остаётся надежда, что «Женщина 2» или «Женщина 3» не изменит. Кстати, не все женщины, которых заводят на стороне наделены «подлинным чувством», так же и коллекционеры живописи нередко бывают обмануты в своих ожиданиях. Картина какое-то время остаётся висеть на стене, а любовница, уходя, уносит с собой подаренные наряды, драгоценности, (если их у неё не отняли) оплаченные ужины, экзотические путешествия и много чего ещё с её уходом канет безвозвратно. И никаких надежд на проценты. Кроме разочарований, ничего не остаётся. Фибоначчи здесь во всей своей красе, ибо любовь, полученная сегодня, больше любви, полученной завтра.

 Это как бы видимая сторона доступная пониманию, но есть вещи более сложные, осмысление которых настолько затруднено, что коллекционеры, одержимые желанием скорейшего приобретения отказываются в эти «вещи» верить и попросту отбрасывают их как недостойные внимания. Имеются в виду невидимые риски, многоходовые комбинации, готовящиеся не один год, ради того только чтобы завтра инвестор получил меньше, чем потратил сегодня.

 Так Русский бизнесмен Д. Рыболовлев отрыбачил у швейцарского арт-дилера И. Бувье картину Леонардо да Винчи Christ as Salvator Mundi.

                                                                         (Спаситель Мира)

 Ив Бувье приобрёл картину у Александра Париш и Роберта Саймона, участников консорциума нью-йоркских дилеров и Уоррена Адельсона, президента галереи Adelson. А. Париш в 2005 году купил в Луизиане «Спасителя мира» меньше чем за $10000. Картина, как предполагали, принадлежала школе Леонардо да Винчи и была написана его последователем. Аукционный дом Sotheby’s неожиданно заявил, что картина подлинная, и написана Леонардо да Винчи около 1500 года. Восемь лет спустя, при содействии аукционного дома Sotheby’s картину продали за $ 80 млн. Иву Бувье, (7) а тот в свою очередь переуступил Д. Рыболовлеву за $127,5 млн.

 Поняли что-нибудь? С первого раза, думаю, вряд ли. Здесь одни вопросы. Первое, что бросается в глаза, так это сам шедевр – кусок деревяшки размером 66х47, написанный маслом неизвестным художником, попавший неведомо каким образом в Луизиану. Чтобы ответить на такой простой вопрос никуда и ходить не надо. «Смешно, — скажут мне, — при сегодняшнем способе перемещения товаров и предметов искусства» Согласен, тем более, что Ив Бувье лидер на рынке перевозок и хранения произведений искусства, в частности живописи. Другая странность — покупка шедевра за смехотворную сумму, пусть и не принадлежащую авторству Леонардо да Винчи. Можете себе представить сколько может стоить картина, написанная в 1500 году неизвестным мастером? А если известно, что она принадлежит школе Леонардо да Винчи? Ну, не десятку гринов, уж точно! Картина якобы куплена была на распродаже недвижимости в США, но подробности покупки покрыты тайной и Роберт Саймон от комментария отказался. Вот так! Известно, что в Луизиане, что купили за «десятку», но комментировать отказались. Правда, это прозвучало спустя восемь томительных лет, когда стало известно, что картина побывала на экспертизе в музее Метрополитен, где её подвергли тщательной обработке. Там сняли верхний слой краски и ахнули. Через год картину представили кураторам музея Бостона, затем привезли в Национальную галерею в Лондоне, где при стечении мировых экспертов (устанешь всех перечислять) шедевр был признан подлинным, утерянным ранее, принадлежащий кисти Леонардо да Винчи.

 Вот, тут внимание! Среди лживой лабуды, которую можно без труда намыть в интернете проскальзывает искра. Документально зафиксировано (не известно, правда, кем и где, тоже тайна) что первым владельцем картины был король Карл I Английский, а за ним Карл II. А после «стало проблематичным отслеживать путь картины» (цитата из неизвестного источника) и картина неизвестно где и у кого обреталась с ХVII по XIX век. Немалый кусок древесины (предположительно) кисти Леонардо да Винчи двести лет обретался неизвестно где и у кого. Как вам такое?

                                                                   Картина до реставрации

 Благодаря Джорджо Вазари искусствоведы знают, что Леонардо да Винчи написал Христа по заказу короля Франции Людовика ХII по прозвищу «Отец народа», вполне созвучно названию картины «Спаситель мира». Людовик снизил размер феодальных поборов, провёл судебную реформу, регулирующую отношения крестьян и феодалов, за великодушие и справедливость прозвал был «отцом народов». В эту что ли пору (1499-1500) поступил заказ к Леонардо да Винчи? Я не нашёл у Вазари упоминание о «Спасителе мира». Описание встречи Леонардо да Винчи с королём Франции у Вазари выглядит так: «в это время прибыл в Милан французский король.(8) В связи с этим дано было Леонардо поручение изготовить какую-нибудь диковинную вещь, и он соорудил льва, который мог делать несколько шагов, после чего у него раскрывалась грудь и являла внутренность, наполненную лилиями». (9) Тексту Вазари сопутствует множество примечаний (скажу анонимных) т.к. Design and conception Be Studio авторство не указывает: «Леонардо видел в Милане трех французских королей: Карла VIII—в 1493 г. Людовика XII—в 1499 г. и Франциска I—в 1519 г. Рассказ Вазари может относиться к каждому из них, однако по контексту выходит, что механический лев был сооружен Леонардо для встречи Людовика XII, ибо далее следует у Вазари рассказ об алтарной картине для монахов Аннунциаты, относящейся к 1499 г., т. е. как рaз ко времени возвращения Леонардо во Флоренцию из Милана» (10) Картина «Спаситель мира» предположительно датирована 1500 годом, т.е. в это самое время Леонардо да Винчи находится во Флоренции, и собирается написать алтарный образ для церкви, но долгое время не может начать работу, и сделал только картон с изображением св. св. Анны и Христа. Работа не была окончена, и монахи передали заказ ученику, который и начинал работу над созданием алтарного образа. Здесь следует обратить внимание на некоторые особенности творчества Леонардо да Винчи. Работал мастер трудно и напряжённо, долго готовился, особенно если предстояло создать образ Христа. «В Милане у братьев доминиканцев в Санта Мария делла Грацие «Тайную вечерю»—вещь превосходнейшую и изумительнейшую, он придал головам апостолов такую величавость и красоту, что был вынужден оставить голову Христа незаконченной, ибо не чувствовал в себе сил изобразить ту небесную божественность, какая подобает образу Христа» (8) Так повествует Д.Вазари. Надо сказать, что Вазари довольно часто упоминает о долгих приготовлениях Леонардо перед началом работы. Красочно живописует беседу герцога и Леонардо, которому приор монастыря пожаловался на то, что тот очень долго не начинает работу, и подолгу находится в раздумьях, а ему хотелось бы чтобы тот орудовал кистью также, как работают в саду. Вазари так описывает беседу герцога и Леонардо: «он долго говорил с ним об искусстве и разъяснил ему, что возвышенные дарования достигают тем больших результатов, чем меньше работают, ища своим умом изобретений и создавая те совершенные идеи, которые затем выражают и воплощают руки, направляемые этими достижениями разума. К этому он прибавил, что голову Христа, образец которой он не хочет искать на земле, и в то же время мысли его не так возвышенны, чтобы он мог своим воображением создать образ той красоты и небесной прелести, какая должна быть свойственна воплотившемуся Божеству» (11) Это свидетельствует о величайшей сосредоточенности и духовной организации Леонардо, что нередко приводило мастера в состояние нерешительности выбора художественного образа и работа откладывалась. Вазари слишком часто упоминает о множестве незавершённых работ, что не могло остаться незамеченным нынешним поколением арт-критики. «Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Леонардо, при его понимании искусства, начинал много произведений, но никогда ни одного не довел до конца, так как ему мнилось, что рукой человеческой нельзя довести до художественного совершенства вещи, которые он замыслил, ибо в помыслах своих он ставил себе задачи такой тонкости и необычайности, что руками, как бы они ни были искусны, их разрешить нельзя»(12) Критика немедленно отреагировала довольно жестким замечанием, (примечанием) желая стереть давнишний, пусть и литературный пассаж, современника великого мастера, словно бы уничтожая «улику из прошлого», проливающую свет на «неизвестного» Леонардо. Это как бы индульгенция на сертификат в будущем всем тем, кому вздумается назвать работы Леонардо «леонардески». «Это утверждение Вазари, настойчиво повторяемое им на всем протяжении «Жизнеописания» Леонардо, является опять-таки (см. примеч. з) композиционным новеллистическим приемом, нужным для четкого проведения темы о художнике-экспериментаторе, каким дан Леонардо у Вазари. Оно не соответствует дальнейшим рассказам самого Вазари, перечисляющим ряд законченных произведений Леонардо. Однако в более ограниченном объеме это указание Вазари опирается на достаточное количество незавершенных работ Леонардо, чтобы оправдать желание Вазари подчеркнуть у Леонардо черту, занимавшую столько же его современников, сколько и все последующие поколения» (13) Внимание моё останавливает фраза, дающая благодатный «замысел-подсказку» последующему поколению арт-дилеров. «…желание Вазари подчеркнуть у Леонардо черту, занимавшую столько же его современников, сколько и все последующие поколения» Это как бы окрик через столетия фривольному современнику на счёт последующих появлений «неопознанных» и «пропавших» шедевром. Стоит только взглянуть на картину «Спаситель мира», станет ясно даже неискушённому глазу, что произведение далеко от совершенства, и вряд ли принадлежит кисти Леонардо. Мог ли великий живописец «послать» королю Франции незавершённую работу? Как в последствии картина, с множеством дописок и подмалёвок оказалась у королей Англии, после пропала на два столетия и вернулась странным образом в ХIХ век благодаря коллекционеру Френсису Куку? На все эти и другие интересные вопросы нет ответа.

 Есть сведения, что картина выставлялась в конце 40-х годов ХХ века в Англии вместе с другими работами из коллекции Ф. Кука, (14) как принадлежащая «Миланской школе» леонардески итл. leonardeschi) (15) около 1500 года. Довольно многочисленная группа художников Ломбардии, испытывала влияние Леонардо да Винчи, в период его пребывания в Милане. Многие «леонардески» выдавались за полотна самого Леонардо вплоть до ХХ века. Наиболее выдающиеся ученики Леонардо да Винчи Джованни Больтраффио и Франческо Мельци сыграли не последнюю роль в определении идентичности полотен Леонардо. К примеру, достойное живописное полотно Франческо Мельци.

«Флора» из коллекции короля Нидерландов Вильгельма Оранского (Виллем II), Царь Николай I приобрёл, как принадлежащее кисти Леонардо да Винчи.

 В итоге Король Франции Людовик ХII, Король Английский Карл I и Карл II, русский царь Николай I, и примкнувший к ним калийный олигарх Рыболовлев, самым изощрённым способом облапошены.

 Если нырнуть глубже и заглянуть в отдалённое прошлое, то можно проследить движение «неопознанных объектов» живописи, связанных с именем Леонардо да Винчи. Известно — «документально зафиксировано» (неизвестно, правда, где и кем), «первыми владельцами» картины были английские короли. В 1649 году английский Король Карл I в ходе гражданской войны потерпел поражение, был предан суду и казнён. В этом же, 1649 году, власть (вместе с картиной) переходит к сыну наследнику Карлу II. В 1670 году расточительность и острая нужда в денежных средствах вынуждают Карл II заключить с королём Франции Людовиком XIV тайный договор с Францией против Голландии в обмен на субсидии. В этот непростой период финансовых затруднений политический союз (возможно) был подкреплен чем-то более существенным. Рискну предположить, что именного в этот период «Спаситель мира» «уплывает» к Людовику XIV. Но как «Спаситель мира» оказался в Луизиане? Этому есть недвусмысленное свидетельство исторических событий. Французский покоритель Северной Америки Рене де Ла Саль, первый исследователь земель бассейна Миссисипи, назвал территорию La Louisiane, «Земля Луи», в честь правившего тогда Францией Людовика XIV. Колониальная история этого края начинается с 1682 года, и продолжается вплоть до 1803 года, когда США выкупили земли Луизианы у продажной наполеоновской администрации. Допустим, что в период губернаторства Ла Саля в колонию Луизиана, был «занесён» с прочим имуществом и «Спаситель мира», который там и оставался до тех пор, пока восточная часть Луизианы со всеми манатками не перешла в собственность Америки. Картина «Спаситель мира», точнее сказать, её копия, с подмалёванными усами и бородой, оставалась в Луизиане, и в 2003 году т.е. 231 год спустя, на аукционе в Луизиане её купил за $10 000 А. Париш. И это не конец истории. Потомки нынешних арт-дилеров, их дети, может быть и внуки, в будущем станут свидетелями того, как на Sotheby`s будет продан другой «Спасителя Мира». Подлинник — настоящий «дериватив» висит у кого-то на стене, и никогда приделов Франции не покидал.

 Всё ничего и даже было бы занятно, если бы не было известно, что в 1763 году картина «Спаситель мира» выставлялась на торги сыном британского герцога Букингемского, и как пишут искусствоведы, «дальнейшее отслеживание картины становится невозможным». Через 137 лет картина снова появляется на аукционе. В 1900 году картину приобрёл британский коллекционер Фредерик Кук, как работу принадлежащей миланской школе (леонардески итл. leonardeschi

 Это может показаться вымыслом завистника и злопыхателя, но арт-дилеры и аукционные дома устраивают фокусы почище иллюзионных шоу Д. Коперфильда. В 1958 году картина «Спаситель Мира» была выставлена опекунами коллекции Кука на Sotheby’s, в Лондоне, как принадлежащая ученику Леонардо да Винчи Джованни Больтраффио. «Спаситель мира» был продан с аукциона Sotheby’s, за 45 фунтов.

                     (картина «Спаситель мира» из коллекции Кука до реставрации)

 Если вы внимательно читаете эти заметки, то не можете не заметить во всей этой канительной афере роль акционерного дома Sotheby`s, который дважды «допустил ошибку». Один раз оценил картину в 45 фунтов, как подделку, другой раз признал, как подлинник, и продал за $80 млн. Здесь по меньшей мере два вопроса: или Sotheby`s всех дурачит и водит занос, выдавая подлинник за мнимую поделку, купленную за 45 фунтов в 58-ом через «подставных», а за тем в 2013 продал за $80 млн. или всё враньё, мазня и блеф в многоходовой афере, длившейся почти столетие?

 Жадность и глупость – поводырь в делах аукционных, и как бы не шифровались на Sotheby’s, на воре шапка горит, а обиженный всегда найдётся и обязательно проколется. Так консорциум нью-йоркских дилеров пригрозил аукционному дому судом за неверную оценку стоимости картины, когда стало известно, что И. Бувье продал «Спасителя мира» за $127,5 млн русскому лоху Рыболовьеву. В свою очередь аукционный дом «просит Нью-Йоркский суд выпустить распоряжение согласно которому он не несет ответственности перед группой дилеров за какую-либо упущенную при продаже картины прибыль» Всё это не более, как послесловие к разыгранной афере. И непросто пикировка, а чернильная ретушь, вброшенная для отмазки подмоченной репутации аукционного дома Sotheby’s.

 Много лет назад одна моя русская знакомая, бывшая замужем за итальянцем, купила потрясающий антикварный раздвижной стол, персон, помнится, на двенадцать. Кто-то из зависти ляпнул, что стол новодел. Знакомая впала в транс т.к. стол она купила на аукционе за $ 20 000. Немедленно пришёл на помощь знакомый эксперт (авторитетный спец среди римских арт-дилеров) и серьёзно заверил убитую горем женщину в том, что никаких сомнений быть не может на тот счёт, что стол «изделие антикварное». Он решительно отстаивал подлинность изделия, так убедительно доказывал, как будто от его оценки зависела репутация аукционного дома, продавшего злополучный стол. Женщина немедленно успокоилась, а у нас рассеялись все сомнения, т.к. эксперт состоял в то время на службе в музее Ватикана. Ворон ворону глаз не выклюет.

 Сегодня настали горячие времена. Положение на рынке живописи осложняется положением доллара и всё возрастающей роли биткойна. Загадочный биткойн изрядно расшевелил рынок и заставил его активизироваться. Приобретение живописных полотен сомнительной «атрибутики» становится всё актуальней. В ближайшее время скупать будут всё немыслимое, так как «мыслимого» больше не осталось. Чего стоит, к примеру,

   

«Голубой дурак» Кристофера Вула ($5млн.) или «Черный огонь 1» Б. Ньюмана. ($84,2 млн.) и прочая ахинея, которая сдерживает натиск мировых денег. Кому-то покажется, что это всё когда-нибудь лопнет и обесценится. Я скажу: вряд ли! Ложь и бездарность была и будет всегда на шаг впереди. Аукционные дома и консорциумы арт-дилеров напоминают футбольные клубы, где совершаются многомилионные сделки купли-продажи игроков. Современный рынок рабов в лице футбольных клубов к игре в мяч имеет косвенное отношение, так как преследует иную цель, а именно «трансфер» денег от одного владельца к другому. В этой «движухе» вся фишка. Ничего критического не произойдёт, если биткойн придёт на смену доллару в ином, заметьте, электронном виде. Просто «хозяева денег» меняют фишки «видимые» на «невидимые». О грядущем призраке денег под названием БИТКОЙН как-нибудь отдельно и в другом месте. Кстати, картина на стене, тоже атрибутика «хозяев денег», и никак не связана с её статусом. Нужно помнить, что всё что находится в орбите денег, будь то доллары или электронные битки, всё принадлежит «хозяевам денег».

 В биржевом деле, живописные полотна любого достоинства и размера, не взирая на их качество и рыночную стоимость, не рассматриваются в качестве предметов искусства, а являют собой биржевой дериватив. Это такой финансовый инструмент, позволяющий иметь дело не с самим товаром, а с контрактом на его приобретение. Дериватив избавляет покупателя от складирования, доставки товара, и многих других хлопот. Какой-нибудь чувак, сидя за компьютером, нажатием кнопки на «клаве» сигнализирует фондовой бирже о том, что он владеет товаром и вправе им распоряжаться. К примеру, «Голубой дурак» Кристофера Вула за $ 5 млн. висит на стене где-то в замке среди аравийских песков. По контракту, заключённому с анонимным покупателем, полотно отныне только номинально является предметом живописи, на самом деле оно приобрело совершенно иное свойство и стало теперь числиться в реестре продаж фондовой биржи «базовым активом». Продавец и покупатель никогда не увидят друг друга, более того, «базовый актив» в день покупки, а иногда нескольких часов по прошествии сделки, может сменить нескольких хозяев, не покидая стен замка. Деривативу всё равно, кем быть и как называться «подлинником» или «подделкой», ведь он больше не предмет искусства, а «базовый актив фондового рынка».

 С появлением криптовалют мир стремительно меняется. Электронные деньги вытесняют наличность, человечество погружается в бесцветный, надуманный мир, лишённый света и тени, какой пока ещё можно увидеть на полотнах Куинджи, Шишкина, Поленова. Живопись входит в моду, становится популярна и притягивает не чуть не меньше чем, скажем, дериватив нефтяной или газовый, на худой конец рыбный. Мир непросто стал бездуховен, он превратился в поразительно бездарный, в нём тяжело стало выживать, но иногда весело поржать над глупостью бездарных, пытающихся запихнуть Божий Мир в матрицу идиотизма.

 Эта статья адресована не тем, кто в поте лица зарабатывает свой хлеб, кто любит живопись, и ради сопричастности с мастерами подлинных творений, простаивает в очередях, чтобы попасть на выставку. Статья адресована тем, кто ценой невероятных усилий приобрёл то, что человеческим усердием никак нельзя приобрести. Я имею ввиду большие деньги. Большие деньги безличны и никому не принадлежат, кроме «хозяев денег». Большие деньги можно получить в наследство, украсть, выиграть в казино и никогда не заработать. Стремиться к большим деньгам — это как плевать на землю, ругаться матом и толкаться в транспорте. От этого мелкого порока можно избавиться, если искоренить в себе стремление к стяжательству и наживе. (16)

 Друзья, не парьтесь! Спите спокойно. Спаситель Мира при дверях. Живите в семьях. Не тратьте на любовниц и проституток. Держитесь подальше от арт-дилеров. Любите Россию. Бог прибудет с Вами во век.

Примечание

В. Поленов. «Олива в Гефсиманском саду». 1882 г.

  1. Джед Джонсон – американский актер и режиссёр

  2. Дэвид Геффен – американский продюсер и меценат

  3. Джексон Поллак – амер. Худ. Идеолог абстрактного экспрессионизма

  4. Виллен дё Кунинг – художник экспрессионист

  5. Элен Фрид – жена Виллена дё Кунинга (Элен Кунинг)

  6. Фибоначчи (Леонардо Пизанский) 1700 г. Математик средневековой Европы. «Последовательность чисел, каждый член которой равен сумме двух предыдущих» 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144… выражение числа Фибоначчи

  7. Ив Бувье — швейцарский предприниматель и арт-дилер, специализирующийся на транспортировке и хранении произведений искусства и ценностей,[1](интернет ссылка) продал Д. Рыболовьеву с 2002 по 2015 около 40 произведений живописи более чем на $ 2 миллиарда

  8. Людовик ХII прибыл в Милан, как завоеватель, ведущий войну на территории Италии, принят был со всеми почестями.

  9. Д.Вазари о Леонардо да Винчи

  10. примечание к описанию Д.Вазари о Леонардо да Винчи (Design and conception Be Studio)

  11. Д.Вазари о Леонардо да Винчи

  12. Д.Вазари о Леонардо да Винчи

  13. примечание к описанию Д.Вазари о Леонардо да Винчи (Design and conception Be Studio)

  14. Френсис Кук — британский коллекционер 19 века.

  15. Леонардески (итал. мн.ч. leonardeschi, ед. ч. leonardesco) — ломбардские художники эпохи Возрождения, чей стиль испытал сильное влияние манеры Леонардо да Винчи миланского периода.

  16. Десятая заповедь: «не желай дома ближнего своего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего. Исх. 20.17

Законный возникает вопрос о надвигающейся безысходности в сегменте живописи. Я придерживаюсь большего оптимизма, чем того заслуживает сама современная живопись.

                                                                                                                                                   Виктор Фокин.

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

восемнадцать − 16 =