ИЛЛЮМИНАТЫ — ДЕСЯТЬ ИМЕН

       Terry Melanson «10 Notable Members of the Bavarian Illuminati» (2011)

 Искателю Истины предлагается первая работа из цикла «Вечно не русский Первомай». Сразу оговорюсь, наш современник Терри Мелансон историк серьёзный. Он «разъясняет сову» и верит только документам. Типа, раз устав Общества Иезуитов говорит, что они христиане, значит так и есть. «Покажите мне документ в архиве, где утверждается обратное», — как бы говорит скептикам учёный. Очевидно по этой же причине он всячески избегает поднимать «еврейский вопрос», т.е. упоминать еврейскую национальность того или иного деятеля тайных обществ, особенно совершивших и совершающих серийные преступления. Раз назвался или написано: «француз», «англичанин», «испанец», «швед» или «пруссак», значит, так (у Т.Мелансона) и есть. Остальное от «теории заговора».

 Только есть ещё так сказать, «философия истории». Я и сам против «теорий» заговора, глупых, а значит порочащих и вредных. Архивы с документами – это правильно. Но жизнь народов развивается, реальная политика даёт нам наглядные уроки, в «ощущениях», как говорил классик. А вот архивисты не дают ответов на вопросы жизни, а только их плодят, стимулируя абсурдное понимание прошлого и утопичное ощущение будущего. Но не я, а французский роялист и католик, маркиз Астольф Луи Леонор де Кюстин (1790-1857) сказал:

 

«Российская империя – это огромный театральный зал, в котором из всех лож следят лишь за тем, что происходит за кулисами». ( Кюстин А. «Николаевская Россия» М., Политиздат, 1990 г.,с.86)

 Афоризм хорош, но кто в этом повинен и разве не так было в Европе под пятой рзвратного Ватикана и его Оденов? Более 60 лет, начиная с немки Екатерины «Великой» русское дворянство воспитывали Масоны, Иезуиты, Иллюминаты – «немцы»: пруссаки, агличане, французы, итальянцы, евреи. В каком все они были подчинении и соподчинении, тема особая. Кюстин первым признался, что европейцы ненавидят Россию , потому что «они её смешивают с правительством».( Герцен А.И., П.,с., с. и писем, Пг.,1917 г.,т.6, с.431)

Дело тут не в том, что французы так глупы, что не различают русский народ и не русское правительство (тут «привет» Виши и Гитлеру). А в том, что у «закулисного» заговора (или у «теневого» преступного мира) совершенно иная логика действий, отличная от логики официальной политики, действующей открыто через документы видимых институтов, через утверждённые жёсткие сценарии и всенародно принятые планы. Вот почему в разгар Революций силы анархии начинают действовать намного организованнее консервативных сил охраны Государства.

Тайные общества говорят с нами не языком документов, а языком аллегорий, символов и чудовищных извращений в экономике и политике, приносящих прибыль узкой группе посвящённых. Главным из извращений является – война….

Кто же такие Иллюминаты? Это элитные первокоммунисты, пионеры уже объявленного Папой Павлом Войтылой неовавилонского Novus Ordo Seclorum (Новый Мировой Порядок). В ХХ веке они обычно маскировали себя названием «либералы» или «социалистические демократы» . Они даже поддерживают национальных социалистов (нацистов), как начальный, тактический этап стратегии Перманентной Всемирной революции. Любопытно, что «отцом» всего «право-первомайского» в Европе является опять же католический философ, роялист, потомственный масон и воспитанник Иезуитов, Жозеф-Мари граф де Местр (1753-1821).

Первый президент Чехии, масон и еврей Вацлав Гавел (1936-2011) когда-то признался: «Демократия связвывает руки тем, кто живет по её законам и развязывает руки тем, кто по законам демократии не живёт». Это не более чем повторение фразы барона Шарля Луи де Монтескьё (1689-1775), масона лондонской ложи, который предупреждал, что неумеренная свобода, как правило, порождает предельное равенство, которое ведёт к безчинству толпы и к анархии и, в конце концов «тогда возвышается один тиран». ( Монтескье Ш. «О духе законов», Избр. Соч., М., 1955 г., Кн.VIII, гл.2,с.255)

Об этой же тактической роли «демократии» писал Александр Иванович Герцен (1812-70), агент Ротшильдов, в своих письмах о Франции «С того берега» (1847-50). В «Философии несвободы»(1918 г.) Николай Александрович Бердяев (1874-1947) упрекал диктатора Владимира Ленина (еврея, масона и агента Иллюминатов) не в отсутствии демократии, а в её чрезмерности, которая ведёт к терростической тирании. «Демократия» это власть «демократов». Огюстен Кошен(1876-1916) даже придумал для них эвфемизм, «малый народ». Он очень подошёл к размеру наших 90-х.

Так работает диалектический абсурд (борьба и единство противоположностей). Отец жанра комедии Аристофан называл это «разговорами с облаками». Если вы создали тайный орден для захвата мира «цезарем»-демагогом, то явно вы должны быть не за глобальную тиранию, а за «облака» — за Всемирный праздник непослушания всем властям — за глобальную демократию, свободу, анархию. Вы должны замучит народы хаосом от тотального безвластия. В этом управляемом абсурде все эти марионеточные диктаторы «на час», масоны, либералы, демократы, социалисты, националисты — не более чем временный, расходный материал для грядущего террора всемирной «Святой Гильотины».

Суицидальный институт людей с изменённым сознанием, который большевик, семит и масон Христиан Раковский (Хаим Рейховер?) называл «сумасшедшим домом на свободе» и «главным секретом масонства». (См.: Ландовский И. «Красная симфония», журн. «Молодая гвардия», №3-4, 1992 г., с.175)

Так было во Франции. Так было в России, дважды – в 1917 и 1991-ом годах. К очередной «демократии» нас готовят уже сейчас. Это я к тому, что в реальности сбываются политические прогнозы не историков-архивистов, а только грамотных «теоретиков» заговора. Почему, это уже следующий разговор.

Пожелаем же дотошному Т.Мелансону поскорее найти и обнародовать самый важный документ, фактическую бумагу, через прошлое объясняющую нам наше будущее. Хотя, на мой взгляд, историка-следователя, историка-инквизитора, такой всё разъясняющий документ уже есть. Называется он Библия. Правда библейский рассказ о дуальности евреев ( Исав против Иакова) никак не вяжется с историями некоторых «историков» о современных «сынах Израиля» и тех тайных обществах (часто враждебных друг-другу) которых они насоздавали в истории. Вообщем, полезного вам чтения, искатель Истины.

Перевод, коллажи и примечания Валентина Новикова.

             Терри Мелансон «10 знатных членов баварских иллюминатов»

    1. Чарльз-Пьер-Поль, маркиз де Савалетт-де-Ланж (CharlesPierrePaul, Marquis de Savalette de Langes, 1745-1797)

 

Иллюминатский псевдоним: Биас.

 Савалетт-де-Ланж был сыном Чарльза Пьера Савалетт де Магнанвиля (1713-1790), интенданта Всеобщих Поездок (1745 г.) и Хранителя Королевского Казначейства с 1756 по 1788 год. Его мать Мари-Эмили Жоли де Чоин (Choin, 1726-1776) была дочерью фермера. В 1773 году, как и его отец, Савалетт де Ланж стал Хранителем Королевской казны; с 1790 по 1791, капитаном парижской национальной гвардии в батальоне св. Роха (Roch) и адъютантом маркиза де Лафайетта (1757-1834) . (1)

 Должность «Gardes du Trésor royal» ( по-нашему « Хранитель королевского Казначейства») была наследственным титулом. О значимости поста Роланд Мусниер (Roland Mousnier) пишет:

 

«Самые высокопоставленные получатели платежей были двумя хранителями Королевского Казначейства. Согласно указу от июня 1748 года эта служба стоила 1 200 000 ливров. Они зарабатывали 5 процентов от официальной стоимости службы в зарплате плюс 12 000 дополнительных ливров, когда они фактически исполняли обязанности; они также получили 1500 ливров в качестве заработной платы за работу в совете и 60 000 ливров, увеличенные Неккером до 85 000, чтобы покрыть заработную плату и расходы своей службы. Эта служба была их семейной собственностью. В 1749 году Чарльз-Пьер Савалетт де Маньянвиль занял первое место из двух должностей. В 1773 году его сын Чарльз-Пьер-Пол Савалетт-де-Ланж стал его помощником и назначенным наследником. В ноябре 1785 года они поменялись позициями, Ланж стал главой поста, а Маньявилль его помощником и назначенным наследником. Оба мужчины были maîtres des requêtes (хозяевами прошений) и conseillers dEtat (Государственными советниками). Отец был некоторое время интендантом Поездок. Семья могла претендовать на три степени благородства и, таким образом, близка, в принципе, к дворянству». (2)

 

 Один из самых активных и влиятельных масонов своего времени, Савалетт де Ланж был впервые инициирован в 1766 году в ложу «L’Union Indivisible» («Нераздельный Союз») в Лилле. Он был основателем парижской ложи «Les Amis Réunis» («Соединённые Друзья», 1771), «Regime of the Philalèthes» («Режим Филалетов», 1773), и созвал Конвент Филалетов Парижа в 1785 и 1787 годах. С самого начала Савалетт была на стороне герцога де Шартра (будущий герцог Орлеанский) для создания «Великого Востока», а когда это было закончено в 1773 г., Савалетт стал его Великим Офицером и Архивистом. Он также был членом Парижской ложи «L’Olympique de la Parfaite Estime» («Олимпийский Совершенный Почёт»), с 1783 по 1888 год. Основателем «La Société Olympique» («Олимпийское общество») в 1785 году и членом Парижской ложи «Centre des Amis» («Центр друзей») в 1793 году. (3)

 Постоянная официальная переписка между Иллюминатами и ложей Савалетта «Amis Réunis» («Дружеское Соединение») установилась в 1784 году. Фридрих Вильгельм Людвиг фон Беульвиц (Beulwitz, 1755-1829), глава Иллюминатов Рудольштадта был инициирован в «Amis Réunis» в 1784 году во время посещения Парижа и получил 11-й уровень в Обществе Филалетов («Philalèthes»). Другой Иллюминат, Сигизмунд Фальжера (Falgera, 1752-1790), уже был инициирован в «Amis Réunis» в 1784 году (до 1789 года) и был назначен официальным корреспондентом –связным Иллюминатов с Парижской ложей. (4)

 (От перевводчика: «Орден Филалетов»  основан в 1773 г. во Франции группой масонов, объединенных общими эзотерическими интересами. «Любители истины» (так переводится с греческого языка слово «филалеты») принимали в свои ряды выдающихся ученых, дипломатов и аристократов. Первым Великим Мастером Ордена был маркиз Савалет де Ланж. В 1779 г. другой знатный член Ордена, рыцарь Мальты маркиз Франсуа Чиф де Бьен, положил начало  Ордену нарбонскому, который следовал розенкрейцерской традиции. В 1928 г., вдохновленная идеалами французских филалетов конца XVIII в., ещё одна группа масонов основала в Соединенных Штатах  «Общество филалетов», которое было не ложей, а, скорее, «независимой гаванью» для всех мастеров-масонов, «желающих больше «света» или имеющих «свет», которым хотели бы поделиться». «Розенкрейцеры: из молчания – свет» (М., Ниола-Пресс, 2008 г., под ред. Анджелы Черинотти). Ленинское выражение (из Гёте ) «больше света» М.С.Горбачёв использует в своей програмной книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» (М., 1988 г.) ) 

 Но еще до этого другие Иллюминаты были одновременно членами «Amis Réunis — Count Kolowrat», для одного (см. ниже) — и было бы трудно поверить, что они, по крайней мере, не пытались «иллюминизировать» эту самую важную ложу в Париже. В этой связи всё, что мы можем с уверенностью сказать, это отсутствие документации о каких-либо успехах Иллюминатов, которые они могли иметь во Франции до 1787 года.

 Знаменитая поездка Иоганна Иоахима Кристофа Боде (Johann Joachim Christoph Bode), тогдашний глава Иллюминатов, совершённая в 1787 году из Веймара в Париж, уже более 200 лет является источником спекуляций. Оказывается, однако, что Боде сохранил журнал путешествий, который недавно был найден и впервые опубликован в 1994 году. Это, вместе с письмом, которое Боде послал иллюминату Кристиану, принцу Гессен-Дармштадтскому (1763-1830), точно так же, включает в себя явное признание того, что Мастер «Amis Réunis» и «Philalèthes», Савалетт де Ланж, после более чем месяца встреч и переговоров с Боде, решился присоединиться к Иллюминатам. Он был инициирован 1 августа 1787 года, а затем через три дня за ним последовали Жан-Батист-Мари-Адеодат Тейлпид де Бонди (BaptisteMarieAdéodat Taillepied de Bondy, 1741-1822) и Александре-Луи Роэтти де Монтало (and AlexandreLouis Roëttiers de Montaleau, 1748-1808).

 Эта доселе неизвестная тайная ложа прусских Иллюминатов в Париже решила действовать под другим именем, а именно — «Philadelphes».

 Известно еще немного, кроме обещания проникнуться «разумной причиной» склонности иллюминатов к политике. Дополнительными рекрутами «Amis Réunis» во время визита Боде были: Жан-Батист Ле Саж (JeanBaptiste Le Sage, 1757 / 67-1838) и Франсуа-Антуан Лемойн Даубермеснил (FrancoisAntoine Lemoyne Daubermesnil, 1748-1802) .(5)

 В письме к Кристиану фон Дармштадтскому, Боде изложил некоторые особенности о том, как Иллюминаты собираются действовать во Франции:

 

«1. Корреспонденция должна быть помечена крестом. Поэтому, из вежливости и уважения, отказ от цензурных надзирателей будет немногочисленным;

2. Использование стандартного масонского шифра, но для девятого ключа слово Св. … [пробел в тексте, возможно, преднамеренно] из согласованного альманаха;

3. Примите название «Филадельфы» вместо «Иллюминаты», а Минервалов замените Подготовителями класса или Аспирантами. Одна из причин, по словам Боде, заключается в том, что у «Amis Réunis» уже есть класс «Philalèthes» для их последнего класса. И, наконец, для тех, кто отрицательно относится к таинственным обществам, выгодное собрание под названием «Филантропы» («Philanthropes»)».

 

 Менее чем через год после визита Боде в «Amis Réunis» фактически произошла организационная трансформация: было создано новое Отделение, которое включало лишь одну пятую от общего числа членов «Amis Réunis». По словам Германа Шюттлера (Schüttler), там было семьдесят шесть членов, одиннадцать из которых были известны как иллюминаты. Однако, из одиннадцати, он перечисляет только десять: Даубермеснил, Ле Садж, Роэтти де Монтало, Савалетт-де-Ланж, Тейллипид де Бонди, Людвиг Х. Ландграф фон Гессен-Дармштадтский (1753-1830), Фридрих Рудольф Зальцман (Salzmann, 1749-1820), Фридрих Тиманн (Tiemann, 1743-1802) и российский посланник граф Александр Сергеевич Строганов (1733-1811).

 Среди прочих были те, кто принадлежал к этому Отделению: братья-банкиры Луи-Даниэль Тассин (Tassin, 1742-1794) и Габриэль Тассин де Л’Этанг (Tassin de l’Étang, 1743-1794), Жан-Пьер Луи де Бейерли (Beyerlé, 1740-1806) и Франсуа- Мари Маркиз де Шефдебьен д’Армиссан (Chefdebien dArmissan, 1753-1814). Шюттлер справедливо описал это как «ложу в ложе» (Amis Réunis -> Illuminati / Philadelphes -> новое Отделение 1788 года). О характере его работы ничего не известно, только то, что она длилась до 1792 года, а Отделение сократилось до 22 членов. (6)

 Значение этого и других доказательств, относящихся к тезису Французской революции как заговора, обобщается Порсе:

 

«В реестре Amis Réunis, о котором я уже говорил, указывается, в 1789 году, какие братья призвали возобновить Парижский Конвент в связи с воссоединением Генеральных штатов./… /Монморанси-Люксембург, который бежал в Англию в первый же день революции, был членом «Philalèthes», но он не был революционером. Тем не менее, в очень интересном письме, написанном в то время к Чатайгнеру (Chataigner), он обвиняет «Philalèthes» и объясняет, что он никогда не хотел поддаваться на их давление, но добавляет, что он не хотел предавать их – так как уважал; и наконец, Чейлон де Йонвиль (Chaillon de Jonville), заместитель Великого Магистра «Великой ложи» (Grand Lodge), того института, который предшествовал «Великому Востоку» (Grand Orient), обвинил Филадельфийцев в тексте, который появился в 1789 году; он считал их ответственными за революционные безпорядки. Что еще можно сказать? Эти Братья из передовых лож, вряд ли могли [откровенно] говорить о том, что они знали?». (7)

 

 Профессор Порсе, сам масон «Великого Востока», таким образом заканчивает свою эрудированную работу по Обществу Филалетов, неохотно признавая, что современники «анти-масоны» теоретики заговора иллюминатов 18-го века, такие как Барруэль, Старк, Лефранк и испанский иезуит Лоренцо Эрвас и Пандуро (Lorenzo Hervas y Panduro), хотя Робинсон также мог упоминаться в этой компании, были лучше информированы, чем ранее подозревалось. (8)

 Еще одна вещь, которую следует иметь в виду. Во Франции той эпохи, месмеристы, приверженцем которых был Савалетт де Ланж, их член и помощник, были далеко не безопасными мистиками. Пугающий историк Роберт Дарнтон убедительно доказал, что клубы и ложи месмеристов, до, во время и после Революции, были премьерой, на которую собирались революционеры и радикальные памфлетисты.(9)

 (От переводчика: Речь идёт о работах швабского доктора-материалиста Франца Антона Месмера (1734-1815). В своём «Западном эзотеризме» Антуан Февр поясняет, что месмеризм, едва появившись, быстро стал источником вдохновения для большинства представителей эзотерических течений того времени. Еще в 1766 году в своем докторском тезисе «De influx planetarum in corpus humanum» Месмер постулировал существование невидимой жидкости, распространяющейся повсюду. Это послужило бы средством для взаимного влияния, которое небесные тела будут связываться между собой, Землей и живыми телами, откуда выражение «животный магнетизм» обычно используется для обозначения этой теории и связанных с ней практик.

 Животный магнетизм был не просто модой или изолированным эпизодом, а представлял собой важнейшую культурную тенденцию в сумерках Просвещения. В широком смысле, он доминировал в романтической мысли, а также в истории динамической психиатрии до времени Зигмунда Фрейда включительно. Как мы помним, фрейдизмом интересовался пролетарский революционер Лев Давидович Бронштейн-Троцкий.)

По словам Порсе:

«…достаточно заметить, что Мирабо (Mirabeau), Лафайет (Lafayette), Дюпор (Duport), Бриссо (Brissot), Карра (Carra), Бергасс (Bergasse), Роландс (Rolands), Депремесниль (dEpremesnil), Десмулин (Desmoulins), Дантон, Робеспьер и Савалетт де Ланж, были все масоны и посещали одну и ту же среду, — и эта среда, масоны-месмеристы и иллюминаты, сыграли решающую роль до и во время Революции». (10)

 

2. Оноре Габриель Рикети, граф де Мирабо (Honoré Gabriel Riqueti, Comte de Mirabeau, 1749-1791)

 Нет сомнений, что Мирабо находился под влиянием членов Ордена Ииллюминатов, таких как Якоб Мовильон (Mauvillon) и пруссак «Яркий» ( Aufklärer), в частности.

 В качестве введения мы вряд ли можем улучшить слова библиотекаря Конгресса, историка Джеймса Х. Биллингтона (James H. Billington):

 

«Заинтересованность Фридриха Великого в революции как в духовном и политическом событии тонко повлияла на многих немцев своего времени. Он создал в Пруссии ощущение новых возможностей Прометея. Его нетерпимость к традициям в государственных делах повторялась в республике писем бунтующих поэтов «Sturm und Drang» (Бури и Натиска). Радикальные баварские Иллюминаты в начале 1780-х годов были убеждены, что его секулярные реформы будут продвинуты еще дальше через «неминуемую революцию человеческого разума». Их противники, в свою очередь, уже видели в такой программе 1786 года угрозу “надвигающейся всеобщей революции”».

 

 Таким образом, Германия, а отнюдь не Франция, породила широкую, современную идею революции как светского переворота, более универсального по своему охвату и более трансформируемого по своим масштабам, чем любые чисто политические изменения. Эта концепция была заброшена в Париж через графа Мирабо, бывшего посла Франции в Берлине. Она помогла ему стать ведущей фигурой в ранних событиях Французской Революции 1789 года. Его изучение личности Фридриха Великого в 1788 году провозгласило Пруссию вероятным местом грядущей революции, а немецких иллюминатов — ее вероятными лидерами. Речи и писания Мирабо в следующем году передали эти ожидания глубокой перестройки из Германии во Францию.

Он сидел на двух стульях, одновременно став лидером по превращению Третье-сословных Генеральных штатов ( собраний) в новую Национальную Ассамблею и «первым, кто преуспел в создании журнала без разрешения правительства». Его репутация как выдающегося оратора Ассамблеи тесно связана с его первопроходческой ролью в убеждении французов в том, что их революция, хотя и политическая по форме, была искупительной по содержанию. Мирабо популяризировал иллюминатский термин «революция разума», введя фразу — «великая революция». По-видимому, именно он придумал слова «революционный», «контр-революционный» и «контрреволюционер».

 Но самое главное, — граф де Мирабо стал пионером в применении терминологии традиционной католической религии к новым политическим институтам революционной Франции. Не ранее 10 мая 1789 года он написал избирателям, избравших его (аристократа!) от Третьего сословия (буржуазии), что цель Генеральных Штатов состояла не в том, чтобы реформировать нацию, а её «возродить». Впоследствии он назвал Национальную Ассамблею «неприкосновенным священством национальной политики», Декларацию Прав Человека «политическим Евангелием», а Конституцию 1791 года новой религией, «за которую люди готовы умереть». ( 11)

 Членство Мирабо в Ордене Иллюминатов, сколь бы маловероятным или более вероятным это не казалось — не подтвердилось. Предполагаемые инициационные имена его — это «Adramelech»  или «Leonidas».

 В «Die Mitglieder des Illuminatenordens 1776-1787 / 93», Герман Шюттлер (Hermann Schüttler) использовал звездочку для имени Мирабо в разделе, в котором перечислены Парижские иллюминаты, но пренебрегает включением графа в его фактическую биографию (стр. 221 и 106 соответственно). Однако добрая весть о Шюттлере заключается в том, что он полностью прозрачен. Точные цитаты представлены на трех фронтах: 1) для биографических подробностей, 2) масонских и 3) членства Иллюминатов. Источниками последних в том же порядке, что и у Шюттлера, являются:

Le Forestier, René: Les Illuminés de Bavière et la FrancMaçonnerie Allemande (Ле Форестье, Рене «Иллюминаты Баварии и немецкого масонства») Paris, 1915, p. 664 n. 3;

Grolmann, Ludwig Adam von: Endliches Schicksal des Freymaurer-Ordens in einer Schlußrede gesprochen vom Br. *** vormals Redner der Loge zu *** am Tage ihrer Auflösung (Giessen 1794), p. 20;

Grolmann, Ludwig Adam von: Nöthiger Anhang zu der jüngst erschienenen Schrift: Endliches Schicksal des Freymaurer-Ordens(Regensburg 1795), p. 14;

Hoffmann, Jochen: “Bedeutung und Funktion des Illuminatenordens in Norddeutschland,” in: Zeitschrift für Bayerische Landesgeschichte (v. 45) (1982), p. 366 n. 21;

Starck, Johann August von: Der Triumph der Philosophie im Achtzehnten Jahrhunderte. Zweyter Theil (v. 2: 1804), pp. 288ff and 293f;

Barruel, Augustin: Memoires pour servir a l’Histoire du Jacobinisme [1798] (Vouille, 1973), I and II passim, and II p. 413; or, in the 1800 Münster/Leipzig German language edition, v. 4 p. 348f;

cf. Lenhoff and Posner: Internationales Freimaurer-Lexikon [Vienna 1932] (Vienna reprint 1980), p. 1042f;

cf. Welschinger, Henry: Mirabeau in Berlin als geheimer Agent der französischen Regierung 1786-1787 (Leipzig 1900), p. 37;

 Достаточно сказать, что ни один из вышеперечисленных источников не является основным материалом, следовательно, звездочкой. Самая старая претензия — от Грольманна (Grolmann) — бывшего Иллюмината, которого выгнали из Ордена, а затем зачислили в контрреволюционеры (12),и за которым последовали Баррюэль и Старк. Ле Форестье указывает, что именно Старк идентифицировал псевдоним Мирабо как «Леонид» без указания источника. Похоже, что источник Старка по Мирабо, являющегося Иллюминатом, опирается только на памфлет Грольманна 1794 г. « Eine Rede über den Illuminaten-Ordenand». Баррюэль, который, в свою очередь, цитирует «Дискурс Учителя Ложи об окончательной судьбе масонства» (тогдашний Грольманн — анонимный «Endliches Schicksal des Freymaurer-Ordens in einer»), который также, по-видимому, включает приложение с «предупреждением» Леопольда Алоиса Хоффмана. (13)

 Итак, после всего этого времени ответ на вопрос о членстве графа в Иллюминатах в определенном смысле продолжал ускользать от историков и архивистов. При этом, сильны косвенные доказательства:

  1. Официальное дипломатическое коммюнике от 1791 года, которое называет Мирабо среди «Иллюминатов и Фримасонов». Он был отправлен министром иностранных дел Баварии графом Картом Маттеусом фон Виереггом (Count Karl Matthäus von Vieregg, 1719-1802) имперскому послу Людвигу Конраду фон Лербаху (Ludwig Konrad von Lehrbach, 1750- 1805) в Мюнхен, который затем отправил его в Вену. Есть несколько людей, упомянутых в списке, которые с тех пор были подтверждены как действующие иллюминаты, поэтому Виерегг был лучше информирован, чем его современники (14). Помимо Мирабо, он перечисляет таких французских революционеров, как герцог Орлеанский, Лафайет, Антуан Барнаве (Barnave), Жак Пьера Бриссо, Клод Фуше (Fauchet), даже Томаса Пейна (Paine). Но в конце, поскольку никакого различия между масонами и bona fide  иллюминатами не делается, это безполезно.(15)

 

  1. Если он действительно стал членом иллюминатов, то это было, конечно, когда-то во время его трех (полуофициальных и полусекретных) дипломатических миссий при дворе Пруссии, 1786-87. Мирабо был уже другом и коллегой Якоба Мавильона, префекта Кассельских Иллюминатов, и последний помог ему в большой части материалом для истории Фридриха Великого: «la monarchie prussienne, sous Frédéric le grand» («Прусская Монархия при Фридрихе Великом», 1788 г.). В то время как в Берлине он ассоциировался с популярным философско- рационалистическим кружком иллюмината Фридриха Николаи (префекта Берлина), был посвящен в «Германский Союз» Карла Фридриха Бахрда (Bahrdt), а также в работу по четвергам Общества «Berlinische Monatsschrift» , в среду в общество «Allgemeine Deutsche Bibliothek» Николаи. И в «Прусской монархии …» Мирабо написал светло и апологетически об иллюминатах, осуждая их запрещение — вплоть до того, что он охватывал аспекты анти-иезуитства Ордена , почти так же, как если бы он сам был иллюминатом. (16) Конечно, он был индоктринирован: (17) и, как резюмировал Биллингтон, после того, как он впитал принципы Иллюминатов, Мирабо использовали их во Франции во времена революции.

 

  1. Любопытный документ был найден среди вещей Мирабо его приемным сыном, Лукасом де Монтиньи, после смерти отчима: план близкой ассоциации, которая будет создана в Ордене Фримасонства, с целью восстановить этот Орден к его подлинным принципам, и чтобы он действительно стремился к благу человечества: составлен в 1776 году неким Б. Ми…., теперь известным как «Arcesilaus». Очевидно, что он представляет принципы и учения Иллюминатов, вероятно, составленный его другом Маувилльоном, чей псевдоним в Ордене, так получилось, был точно «Arcesilaus».(18 )

1776, возможно, была ошибкой; скорее, это должно было быть 1786 год, что соответствует поездке Мирабо в Берлин; или, возможно, 1776 год указан преднамеренно, как намёк на год рождения Ордена Иллюминатов. Тем не менее, все необходимое: наложение «тайного общества внутри общества» или паразитирование на Фримасонстве; восхождение к первобытной мудрости человека в эгалитарном золотом веке; восхваление Пифагора и мистериальных школ; важность и социально-политическая эффективность тайного общества; «отмена всех церковных юрисдикций, уменьшение количества священников, где это число является чрезмерным, и вырывание любого оружия из рук суеверия». Наконец, стратегическое использование заговорщических стратагем (стратегических уловок) Ордена Иезуитов для добра, скорее, чем к злу.

 

  1. У Мирабо также была значительная дружба со швейцарским банкиром-иллюминатом Дж. К. Швейцером ( J.C. Schweizer), который открыл магазин в Париже. (См. ниже)

 

Так или иначе, когда-нибудь возможно, будет доказано, был ли Мирабо — иллюминатом. Вопрос о его членстве в масонстве уже давно обсуждается. Несколько источников просто заявляют, что предполагается, будто он стал масоном в молодые годы; в 1776 году часто упоминается Амстердам. (19) Однако теперь кажется, что вопрос был решен — утвердительно. По словам Чарльза (Шарля) Порсе (Charles Porset), граф Мирабо, как известно, был связан со знаменитой ложей «Neuf Soeurs» (Девять сестер), 22 декабря 1783 года. Данные можно найти в Масонском музее национального наследия в Лексингтоне, штат Массачусетс (США): рукопись выступление маркиза де Пасторета, которое сопровождается подписью Мирабо.

Порсе:

«Эта принадлежность указывает, что Мирабо уже был инициирован как ученик в другой Ложе. Во всяком случае, его масонское членство дает нам представление о том, как он мог установить связи с иллюминатами (в первую очередь)… ».

 

3. Александр Луи Роеттье де Монтало ( AlexandreLouis Roëttiers de Montaleau, 1748-1808)

 Как упоминалось выше, Роеттье де Монтало был инициирован в  Illuminatenorden, 4 августа 1787 года, тайным советником Иоганном Иоахимом Кристофом Боде (Johann Joachim Christoph Bode, 1731 –1793).

На протяжении более тридцати лет Монтало был одним из самых энергичных масонов во Франции, членом «Amis Réunis» и «Philalèthes», офицером и Великим Магистром «Великого Востока». «Правая рука герцога Орлеанского, Роеттье был его активным агентом в начале Французской революции». (20) Защитник Фримасонства во время революции Монтало был арестован и почти гильотинирован во время господства террора. Освобожденный после падения Робеспьера, он реанимировал и реорганизовал Французское Фримасонство, став Почтенным Владыкой (Venerable Master) всех лож в 1795 году. Как я писал в своей книге:

 

«Какое влияние действительно имело на человека связь [с иллюминатами], мы никогда не узнаем. Один из вопросов, который, естественно, приходит на ум, заключается в следующем: поскольку он был защитником и спасителем Французского Фримасонства во время и после Революции и имел полный контроль над направлением, которым он хотел энергично управлять, сколько Баварского иллюминизма Боде пробилось во внутреннее ядро вновь возникшего Великого Востока Франции? По крайней мере, был ли соблюдён принцип «тайного общества в тайном обществе», столь неотъемлемый для самой цели иллюминатов? Это кажется точным временем для создания такой системы и может быть безупречно интегрировано в ядро».( 21)

 

 Между Савалетт-де-Ланжем и Роетти-де-Монтало, Боде удалось совершить довольно удачный ход, обыграв их в интересе иллюминатов (тайно взяв имя «Philadelphes»). Один из первых деяний Монтало в качестве Венерабля «Великого Востока» состоял в том, чтобы выпустить патент для части Женевской ложи «В.В.» «Des Amis Sincères» 7 июня 1796 года. Любопытно, что в 1806 г. к этой ложе присоединился профессиональный революционер Филипп Буонарроти (Buonarroti ), который затем «сразу же сформировал внутренний круг внутри ложи, «секретную группу Филадельфов». (22)

 

4.Граф Франц Иосиф фон Коловрат-Либштейнский (Count Franz Joseph von KolowratLiebsteinsky, 1748-?)

Псевдонимы: Numenius и Julius.

 Было три члена семьи Коловрат (разное написание Kollowrat, Kolovrat, Kalowait, Colovrat, Collowrath, Collowarth, Carolat, Carolath или Carlath), которые были посвящены в Иллюминаты. Из польско-славянской знати Коловрат занимал высокие должности в австрийской имперской администрации, особенно в Богемии. Ф. И. Коловрат был придворным камергером императора и капитаном артиллерии в Праге.

 Сначала он стал Фримасоном в Пражской ложе «Zu den drei gekrönten Säulen» в 1779 году, он был членом строгого соблюдения (Frater Franciscus Eques ab Aquila Fulgente) и одним из депутатов, присутствовавших на съезде в Вильгельмсбада в качестве представителя Вены и Сибиу (Германштадт) в Трансильвании. Именно в Вильгельмсбаде он был завербован в иллюминаты в августе 1782 года.(23) Коловрат был принят в Парижскую «Amis Réunis» 11 декабря 1782 года. (24)

 Он был связан с Савалетт де Ланжем уже в 1781 году, давая последние подробности о оккультных личностях того времени. (25) Маркиз де Шефдебиен (Chefdebien) также присутствовал на Вильгельмсбадском Конгрессе и получил отчет разведки Савалетт де Ланжа, среди других о Коловрате. Савалетт писал, что во время предыдущего посещения Франции Коловрат был принят масонскими адептами в Монпелье и Лионе (Вирлемоз) даже среди «Élus Coëns» и «Martinists».(26) Иллюминат граф Савиоли (Savioli), в отчете о лицензиях Quibus от 2 декабря 1782 года , сообщил начальству, что Коловрат был теософом и связан с системой Виллермоза (Мартинисты) в Лионе и, вероятно, был даже розенкрейцером. Это означало, что Коловрат должен был быть надлежащим образом проиндексирован (или деп

рограммирован) иллюминатами, прежде чем он мог бы пригодиться: переориентация его религиозных и мистических склонностей. Когда Уейсхаупт, Вайсгаупт или Вейсхаупт (Weishaupt) написал Цваку (Zwack):

 

«Организуйте мне переписку с Numenius: я хочу попытаться исправить его теософию и приблизить к нашим взглядам». (27)

 

 Неясно, был ли Коловрат «излечен» или даже насколько он продвинулся в тайны иллюминатов (28), но в 1783 году он основал ложу «Zu den Wahren Vereinigten Freuden»( Истинные Друзья) в Брно (или Брюнн ) (29), который служил основой для иллюминатов в Богемии.

Историк Иржи Кроупа (Jiri Kroupa) уточняет:

 

« В 1783 году подразделение Брновских масонов основало новую ложу «Zu Wahren Vereinigten Freuden». Ложа стала прибежищем Секретного ордена Иллюминатов. Объединение иллюминатов с масонством фактически было частью стратегии расширения этого тайного общества, которое остается большим интересом для историков, особенно в Германии. Во время его наибольшей привлекательности в среде Просвещения круг Брно-иллюминатов насчитывал около сорока членов и действовал над двумя меньшими кругами в Опаве и Праге. Мы лучше информированы об иллюминатах из Брно.

Их круг организовал ряд лекций и дискуссий, посвященных таким темам, как образование, народное просвещение, нравственность и добродетель, академические институты и патриотизм. Таким образом, на короткое время они основали общество «в форме изученной Академии», в основном касались нравственной философии и личности, или, скорее, того, что в среде иллюминатов называлось «персонажем». Через этот тайный союз в Масонскую ложу были введены Просвещение и нравственность. В своем анализе функции тайны в эзотерических обществах Норберт Шиндлер (Norbert Schindler) акцентировал роль, которую он сыграл в создании «новой субъективности» для неофита». (30)

Сабина Рёр (Sabine Roehr) также кратко цитирует исследование Шиндлера в своей книге «Иллюминат Карл Леонхард Рейнхольд»:

«… орден функционировал как своего рода научная академия, в которой собирались знания и проводились научные исследования. Одна из его основных целей заключалась в разработке новой, сильно эмпирической концепции науки, особенно науки о человеке. Книгге (Knigge) говорил о «семиотике души». Наконец, полное знание ордена и его утопических политических целей было доступно только тем, кто был в высших чинах. Шиндлер называет образовательное обязательство «секретной педагогики». По его словам, иллюминаты представляли собой дуализм между масонской тайной и просвещенным требованием сделать все публичным».(31)

5.Иоганн Каспар ( Жан Гаспард) Швейцер (Johann Caspar [Jean Gaspard] Schweizer, 1754-1811)

 

 Швейцер или Швайзер (32) был швейцарским торговцем и банкиром, членом «Helvetian Society» (Общество  Гельветов), сделался масоном в ложе Цюриха «Bescheidenheit und Freiheit» (Modestia cum Libertate) в 1782 году, был инициирован в Орден Иллюминатов в 1785 году и стал якобинцем. (33)

 

 Родившийся в Цюрихе, его дядя Иоганн Каспар Лаватер (Lavater , 1741-1801) стал его опекуном и воспитателем после смерти семьи Швейцера, когда ему было четыре года. Лаватер, прозванный современниками «пророком Цюриха», был важной фигурой в мистическом, пиетистском, теософском и милленаристском свободном движении, обозначаемом учеными как «Illuminism» (в 1760-1830) (34) — не путать с рационалистическими немецкими иллюминатами Вейсхаупта или французскими философами Просвещения. Эти иллюминисты, скорее, были озабочены — часто одержимы — спиритизмом и оккультными науками. Помимо Лаватера, в числе иллюминистов были: Карл фон Эккартсхаузен (Eckartshausen , 1752-1803), Эмануил Сведенборг (1688-1772), Антуан-Джозеф Пернети (Pernety , 1716-1796), Мартинес де Паскуалли (Pasqually, 1727-1774), Франц Антон Месмер (Mesmer, 1734-1815), Луи Клод де Сен-Мартин (SaintMartin, 1743-1803), Джозеф де Местр (Maistre, 1753-1821), Франц Ксавер фон Баадер (Baader , 1765-1841), Барон фон Кирхбергер де Либисдорф (Kirchberger de Liebisdorf , 1739-1799), Жан-Батист Уилермоз или Вилермоз (Willermoz , 1730-1824) и Ландграф Карл фон Гессен-Кассельский (1744-1836).

И.К.Швейцер: Портрет пастелью Джеймса Шарпеса (из Песталоццианума в Цюрихе).

 С середины 1770-х до 1786 года вместе со своей молодой женой Магдаленой, урожденной Хесс (Hess, 1751-1814), Швейцер развлекал ученых и художников в своем доме «Zum unteren Berg» в Хиршенграбене (Цюрих). Среди гостей были: Лаватер (конечно), иллюминат Иоганн Хайнрих Песталоцци (Johann Heinrich Pestalozzi, 1746-1827), доктор Йоханнес Хотзе (Johannes Hotze , 1734-1801), профессор Иоганн Якоб Штайнбрюшель (Johann Jakob Steinbrüchel , 1729-1796), профессор Леонард Майстер (Leonhard Meister, 1741-1811) и иллюминаты Иоганн Вольфганг фон Гете (Johann Wolfgang von Goethe, 1749-1832) и Карл Август, великий князь Саксен-Веймар-Айзенах (1757-1828).

 Швейцер был особенно дружен с Песталоцци, и они часто участвовали в педагогических дискуссиях. К 1785 году оба были членами Иллюминатов, и именно в этом году они создали (секретное) общество для «содействия внутреннему и нравственному счастью».( 36) На самом деле Песталоцци был соучредителем с Иоганном Генрихом Раном (Johann Heinrich Rahn, 1749-1812), филиала Иллюминатов в Цюрихе в 1783 году. А через год Ран и Песталоцци основали педагогическое общество в городе в качестве камуфляжной организации Ордена. (37)

 Давид Хесс, кузен Магдалены, был исполнителем их воли. Он написал биографию Швейцера в 1822 году (опубликованную в 1884 году), которая стала весьма ценной, поскольку основной материал, который он использовал ( личные документы Швейцеров), с тех пор был разрушен.(38) По Швейцеру и иллюминатах Гесс написал, что первый был «Perfectibilist» («Совершенным») в глубине души задолго до того, как узнал о существовании Ордена; что иллюминаты воспламенили его воображение, и он энергично посвятил все свои ресурсы делу, как интеллектуальному, так и финансовому.(39)

 Его финансовые ресурсы, следует отметить, были действительно существенными. Иоганн Каспар унаследовав банковский дом от своего умершего отца в 1768 г.; дальнейшее состояние его дяди в начале 1785 г. было оценено в 1 миллион франков. (40)

Фредерик Барби (Frédéric Barbey) пишет:

 

«Швейцер быстро стал одним из «голов» этого тайного общества, « идеальным иллюминатом» (степени Illuminatus Major?). Он вкладывает в их распоряжение значительную сумму денег ». (41)

 

Швейцер расточал свои финансы очень щедро. Он даже стал безответственным. И дядино наследство, в частности, дало ему такую уникальную возможность. Барби:

 

«Вооруженная новыми средствами, которые он предоставил иллюминатам, его филантропия увеличилась в десять раз, и сокровище было разбросано, как поток “для спасения человечества”».( 42)

 

 

 Иоганн Каспар с женой жили в Цюрихе. Однако, «оживленному уму Швейцера, Цюрих казался слишком тесным»; он жаждал более широкой сферы деятельности и надеялся увеличить свое состояние успешными спекуляциями, дабы он мог делать добро в больших масштабах. Париж казался ему наиболее подходящим местом для реализации своих планов. Он основал там банковский дом, давал блестящие приемы, стал доверенным лицом Мирабо, очутился в водовороте Революции и потерял всё своё состояние. (43)

 Швейцер прибыл в Париж в июне 1786 года, (44) встретился и сразу же подружился с Мирабо. Последний вернулся из своей секретной миссии в Берлин (с конца мая по июль), а затем (с июля по январь ) 1787 года . (45) Во всяком случае, их знакомство было неизбежно. Ведь они посещали одну и ту же среду, плюс факт финансирования миссии Мирабо в Берлине швейцарскими и парижскими банкирами.(46)

 Точкой соприкосновения между ними был их товарищ, швейцарский банкир Франсуа Джиннерет (François Jeanneret , 1758 г. рж.), с которым Швейцер познакомился и объединился в компанию «Schweizer, Jeanneret & Cie». Он гарантировал Швейцеру удвоение капитала в короткие сроки через манипуляции на фондовом рынке. Джиннерет, адепт-спекулянт, имел важные финансовые контакты в столице, продвигавшие революцию. В частности, Этьен Клавьер (Étienne Clavière, 1735-1793), изгнанник Дженовезе (Genovese), который финансировал как Мирабо, так и Жака Пьера Бриссо (Jacques Pierre Brissot, 1754-1793), для написания, публикации и распространения финансовых брошюр, рассчитанных на манипулирование ценой акций, в целях получение преимуществ. Исаак Пэнчод (Isaac Panchaud, 1738-1789), который руководил кратковременным «Caisse d’escompte» (своего рода предвестником Банка Франции); и аббат Марк Рене де Эспаньяк (d’Espagnac, 1752-1794), нераскаявшийся спекулянт, принимавший участие в штурме Бастилии, секретарь Якобинского клуба, якобинец с самого начала. Став поставщиком в армии Дюмурье, аббат нажил на этом огромное состояние, но впоследствии был обезглавлен вместе с Дантоном. (47)

 Когда революция приблизилась, и финансы Швейцера оказались в полной безопасности (благодаря манипуляторам инсайдерам), он занялся политикой. Действительно, как резюмировал Фредерик Барби:

 

«Бастилия подверглась штурму, Король был возвращен в Париж, и Constituent Assembly (Учредительное Собрание) устало забивает конституцию в этом городе, пылающем необузданным мятежом. Друзья Швейцера: Барнаве, Мирабо, Бергассе — избранные (заместители глав Генеральных Штатов) – лично возглавляют движение. Невозможно, чтобы Каспар не принимал участия в их работе по установлению справедливого правительства, реализации счастья Франции и человечества». (48)

 

 Каспар Швейцер, «экзальтированный цюриховец», писал историк Артур Чукье (Chuquet), «бросился в революцию, сотрудничал по проекту конституции с Мирабо, сочинял гимны в честь свободы, вел работу по фортификации Монмартра, произносил великие речи на улицах и стал якобинцем и сан-кюлотом». (49)

(От перев.: Дословно «sansculottes» означает — человек «без штанов». Миллионер без брюк – это что-то новенькое. Явно в диалектическом духе иезуитов) 

 Один из тех «гимнов в честь свободы» был назван «La Nouvelle délivrance de la Gaule» («Недавнее освобождение Галлии»). После восхвалений захвата Бастилии Швейцер продолжил прославлять своих друзей: Мирабо, «с фигурой льва, непобедимой, как Прометей»; Исаака Рене Ги Ле Шапелье  (Isaac René Guy Le Chapelier, 1754-1794), «ярый депутат Бретона» (и один из первых основателей Le Club Breton, известный позже как Jacobin Club); Антуана Барнаве с «шелковистыми кудрями»; Жана Жозефа Муньера (Jean Joseph Mounier,1758-1806 ) «отправленный из туманных гор народом Дельф, который вступил в заговор ради  Свободы»; Жана-Франсуа Рёбэлля (JeanFrançois Reubell, 1747-1807), «справедливость, которую несет золотой герб Эльзаса на щите». (50)

В течение следующих восьми лет большой дом Швейцера на Rue de la ChausséedAntin был местом встреч спекулянтов и мошенников, «beaux-esprits» (остроумных франтов), писателей и политиков, а также тех, кто играл роль (иногда значительную) в Революции. Пока Швейцер был поглощён политическим дискурсом, его жена у себя дома проводила время за спиритуалистическими и месмеристскими сеансами. Тут консультировали сомнамбулистов, и вызывали духов. Среди присутствовавших были: Луиза Батильда Орлеанская, герцогиня де Бурбон (1750 – 1822), «Grande Maîtresse» (Великая Хозяйка, Учительница, Любовница) мужских и женских масонских лож «Великого Востока», а также революционный месмерист Николас Бергассе (Bergasse). Герцогиня де Бурбон и Магдалена Швейцер, в частности, стали приверженцами Катрины Тео (Catherine Théot, 1716-1794), мистической провидицы, «новой Евы», известной как «дева, которая получит маленького Иисуса».( 52)

 (От переводчика: В 1794 году Кэтрин Тео, считавшая себя «Mère de Dieu» ( «Матерью Божией»), объявила о приходе Мессии, утешителе бедных. Этим «Мессией» (Высшим Существом) мог быть воспитанник иезуитов Максимилиан Робеспьер, которого обвиняли в подготовке заговора с целью захвата абсолютной, диктаторской власти. Однако иезуиты, бежавшие на Корсику после репрессий, уже подготовили там всемирного диктатора Наполеона Бонапарта, якобинский эквивалент маленьких антихристов — Гитлера и Сталина.

 Немецкий философ Освальд Арнольд Готтфрид Шпенглер (1880-1936) как-то сказал, что главной проблемой англофоба Наполеона было не понимание, что он насаждает в Европе французскою кровью английскую идею. (Spengler O. «Preubentum und Sozialismus» Munchen, Beck 1921, p. 6).

 Типичный пример добросовестного непонимания. Наполеон насаждал не английскую, не немецкую идею и даже не французскую идею )

 Иллюминат Швейцер, «усердный якобинец» (53) в гуще Революции, действительно влиял на окружающих. Маркиз де Люше (Luchet ,1740-1792) рассказывал о его прекрасных поэтических образах, и Фабр д’Эглантин (Fabre d’Églantine) о его энциклопедических знаниях. А князь Голицын (Gallitzin) написал Швейцеру:

 

«Я никогда не знал души столь же благородной, как ваша; вы могли бы командовать даже Королем!».

 

 (От переводчика: Скорее всего, речь идёт о князе Дмитрии Алексеевиче Голицыне (1734-1803) , который был послом Российской Империи во Франции и Нидерландах, и предлагал Екатерине II сверху создать в феодально-коммунистической России «tiersetat» (третье сословие, третий класс, мещанство или буржуазию). (Дэвид М. Гриффитс «Екатерина II и её мир: Статьи разных лет» М., Новое литературное обозрение, 2013 г., с.265)

 Женат был на Амалии фон Шметтау — дочери прусского фельдмаршала Шметтау.( Венгеров С. А. «Голицыны, писатели и ученые // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.), СПб., 1890—1907) Помимо членства в Франк-масонстве Д.А.Голицын был иностранным членом Лондонского королевского общества (1798), основанного розенкрейцером-каббалистом Фрэнсисом Бэконом. См.: Карпачёв С.П. «Масоны. Словарь. Великое искусство каменщиков» М., АСТ: Олимп, 2008 г., с.136; «ВикипедиЯ» — Голицын, Дмитрий Алексеевич.

Подробнее о Голицыных в приложении «Всё про Голицыных, поручиков и не только».)

Герцог де Сент-Эньян (SaintAignan) :

«Швейцер — моя религия. Я нахожу его добродетель сверхчеловеческой».

 Николас Чамфор ( Chamfort) назвал его «esprit universel» (ученый, поэт, человек эпохи Возрождения), глубоким метафизиком с большим интеллектом и созидательным феноменом. Мирабо, своему обоюдному другу финансисту Исааку Пэнчаду: «Когда-нибудь без Швейцера, я устану после его творческого духа»; и Шевалье де Витри (Witry):

 

«Достоинство Швейцера заставляет меня краснеть, а его гений превосходит даже мой. Его идеи всегда свежи и ярки; он соблазняет, он двигается, чувствует. Какой бы предмет он ни рассматривал, он понимает все аспекты, он представляет все точки зрения, и его стиль никогда не бывает единообразным, потому что природа тоже не такая». (54)

 

 Несмотря на бурные события во время Французской Революции, более подходящее название — «Царство Террора» — Швейцерам удалось выжить невредимым в убежище своего «салона». Каспар оставался решительным революционером, «горящим возвышенным патриотизмом». Решив соединиться со своей братской Швейцарией в «великую республику», Швейцер (вместе со своей женой) уезжает из Парижа через шесть недель после казни Марии Антуанетты. Их головы украшают колпаки свободы и развевающийся трехцветный флаг – как знак официального дипломата Comité de salut public (Комитета Общественной безопасности) . (55)

 Они пересекли границу в Понтарлье и прибыли в Берн 6 декабря 1793 года, затем отправились в Баден и конечный пункт назначения в Цюрихе. Однако в течение пяти месяцев «гражданин» Швейцер по-разному игнорировался, осуждался и высмеивался. К нему отнеслись с подозрением, как к «якобинскому бандиту». Неудачная миссия окончилась полным провалом. (56)

 В июле 1793 года они вернулись в Париж и, несмотря на неудачу, усилия Швейцера не остались незамеченными. У главы комиссии по коммерции и провизии Жана-Клода Пикета (друга Швейцера) появилось новое предложение. Республика была в тяжелом положении. Франция была окружена угрожающей военной коалицией, валюта была унижена до банкротства, армия отчаянно нуждалась в боеприпасах, поставках и продовольствии. Швейцер должен был объединиться с независимым торговцем из Америки, полковником Джеймсом Суоном (Swan, 1754-1830).

(От переводчика: В русском переводе «Swan» — это Лебедь)

 Поздно летом 1794 года «Комиссия по торговле и снабжению» назначила Иоганна Гаспарда Швейцера, богатого банкира из Цюриха, проживающего в Париже, в качестве помощника Суона. Фирма Swan & Schweizer (известная в официальной корреспонденции как Jones & Gaspard) была уполномочена комиссией договориться в Америке по закупке продовольствия, товаров, морских боеприпасов и любой комиссии, которую можно будет назначить по мере необходимости в республику. Товар должен был быть оплачен слитком золота (?), в количестве, на которое они были уполномочены на экспорт, и с широким кредитом на американскую торговлю конфискованными товарами, включая вино из захваченного британского груза.

 Jones & Gaspard получила еще больше возможностей в американских водах для загрузки французских судов провиантом. Руководитель торговой комиссии Жан-Клод Пикье (Picquet ) знал, что Суон был экспертом в области финансов, но он полностью осознавал репутацию Суона. По этой причине Пикье отправил Швейцера, чтобы сопровождать полковника в его американской миссии, поручая следить за каждым шагом американца.(57)

 Полковник Лебедь очень интересный персонаж. Он обладал «сверхъестественной способностью находиться в нужном месте в нужное время». (58) Иммигрант из Шотландии, он прибыл в Бостон в 1765 году и был инициирован в знаменитую масонскую ложу «St. Andrews» в 1777 году, (59), члены которой встречались в таверне «Зеленый дракон» (о которой впоследствии говорили историки как о «штабе революции»). Там же собирались «Sons of Liberty» (Сыновья Свободы). Свон присоединился к ним, и вместе с братьями-масонами  из таверны планировал и участвовал в антианглийском «Boston Tea Party» ( Бостонское чаепитие). (60)

 Он работал в счетном доме рядом с «Графом Румфордом», служил в революционной армии, был назначен секретарем Массачусетского военного совета и женился на наследнице Хепциба Кларка (Hepzibah Clarke), связывая его с дворянством и получая широкие возможности для финансовой выгоды. После войны за независимость Лебедь «запустил широкий спектр коммерческих предприятий, в том числе спекуляций на  землях штата Мэн, недвижимостью в Бостоне и конфискованным имуществом лоялистов». (61)

 Экономическая депрессия 1786 года повлияла на его состояние, и в конце 1787 года он отправился во Францию, ища новые схемы. В письмах о вступлении от известных французских офицеров (Лафайетт среди них) Суон преуспел в том, чтобы инкорпорировать себя в финансовую элиту, а в 1791 году «вступил в партнерство с французской фирмой, восстановил Dallarde, Swan & Cie».(62)

 Его жена Хепциба присоединилась к нему в 1790 году, и они жили в роскоши на улице де Лилль через реку от сада Тюильри. «Отбросив весь стыд в сторону», — цитирует Элеонора Пирсон ДеЛорм (Eleanor Pearson DeLorm) историка Ивона Бизарделя (Yvon Bizardel), —«Суон приглашал влиятельных французов и выдающихся американцев на обед с теневыми торговцами людьми, в том числе «перса из Дамаска» и двух пиратов, которые грабили американские грузы и продавали свои команды в рабство». (63)

 Золотой слиток был получен от переплавки конфискованных церковных украшений, в то время как крупные тайники предметов роскоши у аристократов и Королевской семьи были разграблены. Пример последнего все еще существует сегодня в Бостонском музее изобразительных искусств — «Vase Bachelier» (Ваза Башелье), «украшенная полихромными эмалями и золотом», из Версальского замка.

Райс пишет:

 

«Суон добрался до Америки в декабре 1794 года, а с нового года «коммерческое агентство» Swan & Schweizer начало заниматься бизнесом. Швейцер, кстати, был задержан в пути, но его отсутствие или присутствие никогда не сильно заботило его партнера. Штаб-квартира была создана в Филадельфии, а затем в резиденции федерального правительства. Суб-агенты были назначены во всех главных портах: Джон Воган (John Vaughan), в Филадельфии; Джон Мюррей (John Murray), в Нью-Йорке; «Mason & Fenwick» в Джорджтауне; «Samuel & Joseph Sterett» в Балтиморе; «W. & J. Thayer» в Чарлстоне; Калеб Гарднер (Caleb Gardner), в Ньюпорте; Элиас Дерби (Elias Derby), в Салеме; Майерс (Myers), в Норфолке; «William Armistead & Company» в Александрии; «N. & J. Cuslie» в Петербурге; и Генри Джексон (Henry Jackson), в Бостоне.

Все эти фирмы могли «зависели» от истинных друзей Франции и свободы. Если их политические принципы были бы заподозрены, бизнес был бы доверен кому-то другому, как в случае с господами как в случае с Мессрами (Messrs). Стеретт (Sterett) из Балтимора, принял агентство, взятое у них в сентябре 1795 года». (64)

 

 «Swan & Schweizer» закрыл свои книги в 1796 году. Франция имела торговые договора со своими врагами, и ей повезло, что был год хорошего урожая. Но из-за политической ситуации в Европе и ухудшения отношений между Соединенными Штатами и Францией Швейцер остался в Америке с семьей Суона в Филадельфии до 1801 года. Он занялся обучением трех дочерей компаньона, сочинял стихи своей жене, спекулировал землёй, а также писал книгу под названием «Critique de la civilization» («Критика цивилизации»).

Примечательно, что Фредерик Барби (Barbey) описывает последние действия следующим образом:

 

«Он снова погрузился в свои социальные исследования. Он думал о создании образцового государства на своей земле в Вирджинии, воплощении на практике религии природы, общности собственности и всеобщей терпимости. Накопление тысяч выдержек и заметок позволило ему написать «Критику цивилизации», огромную работу и уникальное сокровище для будущих социологов». (65)

 

 Я могу только предположить, что этот утопический том Швейцера является частью утраченного или разрушенного имущества его поместья, упомянутого выше; там, как представляется, нет никаких библиографических записей, кроме упоминания книги обоих Гессов и Барби, а также некоторых других.

 Влезая в долги, пренебрегая своим делом в Европе и будучи отделенным от своей семьи, Швейцер записал в своем дневнике, что шесть лет, проведенных в Америке, были катастрофой; как будто жестокий демон вмешивался ежедневно, создавая тысячи препятствий между ним и его работой.

 По возвращении во Францию его несчастья продолжились. Преданный сподвижниками, окруженный и обманутый ростовщиками, он провел оставшиеся годы, занимаясь дорогостоящими судебными баталиями, сопровождающимися ухудшением здоровья и упадком духа.

  1. Фридрих Кристиан Карл Генрих Мюнтер (Friedrich Christian Carl Heinrich Münter , 1761-1830)

 Псевдоним: Syrianus относится к Сириану Александрийскому (в. V в. н.э.), греческому философу неоплатонику и учителю Прокла.

 Теолог, церковный историк и археолог, Мюнстер изучал теологию и философию в Копенгагене (1778-81) и Геттингене (1781-83). Его учили и он учился с некоторыми из следующих: иллюминат Иоганн Бенджамин Коппе ( Johann Benjamin Koppe), иллюминат Иоганн Георг Генрих Федер (Johann Georg Heinrich Feder), Кристиан Готлиб Хейн (Christian Gottlieb Heyne, 1729-1812), Кристиан Вильгельм Уолч (Christian Wilhelm  Walch, 1726-1784), иллюминат Людвиг Тимофей Спитлер (Ludwig Timotheus Spittler) и Иоганн Кристоф Гаттерер (Johann Christoph Gatterer, 1727-1799). Он получил докторскую степень по философии в 1784 году, был профессором теологии в Копенгагене в 1788 году, членом Датской академии наук в 1798 году и стал католическим епископом Зеландии в 1807 году. Мюнтер был посвящён в рыцаря Ордена Даннеброга в 1808 году, и стал командором Ордена в 1817 году. (66)

 В 1780 году Мюнтер прошёл обряд посвящения в Вольные каменщики и в том же году достиг 5-ой степени  «Zinnendorf Rite» (Обряд Циннендорфа). Он стал членом готской ложи «Zum Rautenkranz» (К алмазному венку); членом Templar Strict Observance (Строгое Соблюдение Тамплиеров) и рыцарем «Eques ab Itinere» (Равенство из Итинера). Инициированный в 1787 году в Копенгагенской ложе «Friedrich zur gekrönten Hoffnung» (Фредерик к увенчанной надежде), он был её библиотекарем и Мастером ложи с 1794 по 1807 год; посетитель Венской ложи «Zur wahren Eintracht» (К истинной гармонии). (67)

 Мюнтер был введён в Орден Иллюминатов в 1783 году, став через год Illuminatus Major, а затем Префектом иллюминатов в Копенгагене. Он помог распространить иллюминизм в Италию (1784-87) и основал в Неаполе иллюминатскую ячейку вместе с Марио Пагано (Mario Pagano, см. ниже), Эммануэлем Мастеллони (Emmanuele Mastelloni), Донато Томмази (Donato Tommasi), Джузеппе Цурло (Giuseppe Zurlo), Гаэтано Карраскалем ( Gaetano Carrascal ) и Николо Пасифико (Nicola Pacifico); ещё одну в Риме (февраль 1785). По словам историка Ханнса Гросса (Hanns Gross) из Иезуитского Университета Лойолы в Чикаго, эта ложа контролировалась Вильгельмом Тишбейном (Wilhelm Tischbein).(68)

 Гросс цитировал историка Карло Франковича (Francovich) как свой источник. Подтверждение происходит от Германа Шюттлера (Schüttler), который написал, что Мюнтер набирал членов Ордена во время пребывания во дворце Префекта Священной Конгрегации Пропаганды Веры, Монсиньора (позже Кардинала) Стефано Борджиа (1731-1804) (69.

7. Франческо Марио Пагано ( Francesco Mario Pagano, 1748-1799)

 Псевдоним Janus Baptista la Porta относится к влиятельному неаполитанскому писателю XVI века, ученому, оккультисту и естествоиспытателю Джамбаттисте делла Порте (Giambattista della Porta, 1535-1616).

 В 1780 году Пагано стал соучредителем ложи Неаполя «Della Vittoria» (Победа) Великого Востока Италии. Он был введён в иллюминаты в октябре 1786, (70) , явившись одним из шести членов-основателей ячейки Ордена Иллюминатов в Неаполе, (71) с титулом Venerable Master (Почтенный Учитель) Неапольской ложи «La Filantropia» в 1796 году (72). Эта ложа содержала ядро иллюминатов инициированных Мюнтером.(73)

 Пагано известен как автор, историк, философ и профессор права в Неаполе. Его знаменитая работа «Saggi Politici» (Политические эссе) стала важным вкладом в неаполитанское просвещение (по-итальянски Illuminismo), и её даже сравнивают с эссе Адама Фергюсона «Essay on the History of Civil Society» ( История гражданского общества). В 1796 году «Saggi Politici» была переведена на немецкий язык братом-иллюминатом фон Мюллером (псевдоним «Anselmus Sanchoniaton»).(74)

 Пагано был сторонником и сотрудником неудавшейся неаполитанской революции 1799 года и был активным правозащитником тех, кто обвинялся в заговоре против монархии. С февраля 1796 года по июль 1798 года Пагано был заключен в тюрьму по подозрению в участии в первом якобинско-масонском, возможно иллюминатском, заговоре в Неаполе (1794 год). После освобождения «он отправился в изгнание в Рим, за свою революционную республику». (75) Через четыре месяца он вернулся в Неаполь и был назначен разработать законопроекты для Временного правительства вновь объявленной республики. Когда конституция республики была опубликована 1 апреля 1799 года, «ее сопровождал адрес Пагано, объясняющий его принципы». (76)

 Король Фердинанд IV (1751-1825) в январе сбежал в Палермо. К июню он сумел вернуть Неаполь с помощью «крестьян, бандитов и роялистов, известных как Sanfedisti (последователи Святой Веры), во главе с кардиналом Руффо». (77) Члены Королевской семьи восстановили власть в Королевстве, отправив революционеров в разные места: в изгнание, в тюрьму и на казнь. Пагано и его соратники- патриоты были «повешены на великой, мрачной Пьяцца-дель-Меркато, сталкиваемые с лестниц, в то время как маленькие  мальчишки, tirapeida, цеплялись за их ноги». (78)

 Иллюминат Николо Пасифико (1734-1799) под псевдонимом: Franciscus Patricius также был казнен вместе с другими членами ложи «Della Vittoria» и «La Philantropia», а именно: Паскуале Баффи (Pasquale Baffi, 1749 г. р.), Франческо Караччиоло (Francesco Caracciolo 1752 г.р. ), Доменико Сирилло ( Domenico Cirillo, 1739 г.р.) и Джузеппе Леонардо Альбанезе (Giuseppe Leonardo Albanese, 1759 г.р.).

 Несмотря на трудности установления прямых организационных связей между иллюминатами и поздними революционными восстаниями в XIX веке, историки подозревали, что ядро секретного общества «Carbonari» (1820-х и 30-х годов) сформировалось во время Неапольского восстания 1799 года, через последующие изгнания Бурбонов.(79)

 Кроме того, один историк недавно предположил, что Пагано, по крайней мере, имел идеологическое влияние на карбонариев или угольщиков (от сarbonarо –«угольщик»):

 

«Тропики с древесным углем также имели привлекательные коннотации Просвещения, возможно, наиболее сильно в идеях Руссо, возможно, отфильтрованы через идеологию, действующую в Якобинских клубах конца XVIII века, или пересажены в 1799 году или во время французского десятилетия на южную итальянскую землю, посредством военнослужащих оккупантов, погруженных во французские революционные идеалы. Кроме того, в неаполитанском Просвещении могут быть более непосредственные корни. Например, влияние, возможно, исходило от статей Франческо Марио Пагано,/ … /Пагано, отрицая обязательность представлений Руссо об общественном договоре, утверждал, что сама природа прививала примитивным людям моральный порядок, проявляющийся в завуалированных чувствах несправедливости и боли перед лицом человеческих страданий. Из этого постепенно возникла естественная тенденция к равенству и по мере продвижения истории идея взаимопомощи, для Пагано, самого глубокого из естественных законов, развивалась и становилась более сознательной. (Badaloni 1973: 883; Pagano 1792).

Взаимная помощь является центральной темой карбонаризма. Во всех работах карбонариев звучит понятие падения от естественной, но примитивной доброты и потери достоинства среди людей, которых обвиняют в развитии современного общества. Учения Карбонариев были, конечно, упрощениями и, возможно, путаницей идей Руссо или, возможно, Пагано, но очевидно, там присутствуют идеи «благородного дикаря», и, действительно, некоторые интеллектуалы из карбонариев, несомненно, читали философию времени. Более образованные новобранцы, возможно, были привлечены к тропам общества из-за этих интеллектуальных пристрастий». (80).

Затем Галт (Galt) иллюстрирует такие общие сходства, цитируя из преамбулы инициации карбонариев:

«Природа, создавая человека, хотела, чтобы он был свободен. Священные обязанности по отношению к себе, таким, как он, и к Отечеству, которые связаны с этой свободой; должны были сделать человека равным целям, которые природа намеревалась создать. Он должен был делиться со своими братьями, общаться по своей воле с ними, разделять с ними работу и приводить себя в равновесие со всем творением. Из этого он должен был достичь самого высокого уровня добродетели. К сожалению, его прекрасные надежды оставались обманутыми; человек ненавидел приятное имя своего брата и относился к нему как к врагу. Самые сильные узурпировали права самых слабых. Умность заменила силу воли. Возникли сюжеты ненависти, махинаций и суеверия, и они быстро положили последние штрихи ко всеобщему истреблению.

Так было с самым возвышенным объектом творения. Природа вышла из него оскверненной; человек стал мерзким рабом своих печально известных страстей. Однако причина, первая дама человеческого духа, не преминула поднять принципы вещей для определенных мудрых мыслителей и указать на их ядовитые секреты, ведущие к общей коррупции. Они закричали, чтобы призвать человечество на путь добродетели, но последнее, глухое к их голосам, отвратило свои законы и предостережения.

Неустанно; для достижения своих целей они задумывались о тайных обществах, которые благодаря усердию своих трудов привыкли к проявлению добродетели и могли бы обучать заблудших смертных и приводить их к своим взглядам. Они посвятили свои труды безсмертной божественности; и как сыны, предпочитаемые природой, они воспользовались своими продуктами для создания таинственных символов, подходящих для проникновения в сердца своенравных язычников и для их реформирования в соответствии с этим прекрасным принципом, который соответствует цели творения. Священный принцип Carboneria, совокупности этих обществ, состоит в том, что, объединившись, они создают возвышенную элегию к добродетели». (81)

 

 Любой, кто знаком с доктринами Вейсхаупта, признает идентичные темы в «Anrede an die neu aufzunehmenden Illuminatos dirigentes» (1782) — его дискурс по руководству иллюминатами, который позже стал преамбулой к классу Священника Малых Мистерий. Очевидно потом, Вейсхаупт, якобинцы, а также карбонарии, совершили обильный плагиат из Руссо. Однако введение «тайных обществ» (как скрытых факелоносцев добродетели на протяжении веков) в эту конкретную смесь пост-руссоистской примитивистской тоски было изобретением Вейсхаупта и, действительно, сердцем души иллюминатизма.

8. Игнац Эдлер фон Борн (Ignaz Edler von Born, 1742-1791)

Псевдоним: Furius Camillus

 

 Игнац Элдер фон Борн или Игнациус фон Борн был специалистом в области металлургии, минералогии и горного дела, изобретая процесс слияния серебра и золота. Борн был членом «более десятка ученых обществ по всей Европе». (82) Согласно Хизер Моррисон (Heather Morrison), фон Борн принадлежал «Королевскому обществу в Лондоне, академиям в России, Тулузе и Данциге, Королевской академии наук в Турине и Мюнхенской академии наук» и общества в «Геттингене, Уппсале, Лунде, Бургхаузене и Сиене». (83)

 Родился из благородной семьи в Карлсбурге ( Трансильвания) и получил образование у иезуитов в Вене. После шестнадцати месяцев своей опеки он сбежал из Праги и занялся изучением Закона, а затем обратился к минералогии, физике и горному делу.(84) С 1769 по 1770 год он путешествовал по всей Европе — в основном по Германии, Голландии и Франции — учился и изучал горные районы в этих регионах. В свои двадцать лет Борн получил серьезную травму, будучи отравлен ядовитыми парами в шахте. По-видимому, последствия этого инцидента оставили его «полу-инвалидом на всю оставшуюся жизнь». ( 85)

 В 1776 году Борн был выбран Марией Терезией для увеличения и изменения коллекции естественной истории Императорского музея в Вене. К 1779 году Борн «был назначен Wirklicher Hofrat (придворный Советник) в горной и денежной администрации австрийского двора». (86)

 В 1770 году он был посвящен в масонство в Ложке «Zu den drei gekrönten Säulen» (К трем коронованным колоннам) в Праге. (87) Когда он поселился в Вене, Борн был с энтузиазмом предложен для посвящения в ложе «Zur wahren Eintracht» (К истинной гармонии) бывшим африканским принцем и Мастером масоном Анджело Солиманом (Angelo Soliman). (88)

 19 ноября 1781 года Борн прошел вторую степень; «поднялся до третьей степени через два дня; 9 марта 1782 года он был избран Мастером Ложи подавляющим большинством». (89)

  Ложа «Zur wahren Eintracht» опубликовал успешное литературное предприятие: «Journal für Freymaurer: als Manuskript gedruckt für Brüder und Meister des Ordens» ( Журнал для Фримасонов: как рукопись в печати для братьев и мастеров ордена). С 1784 по 1786 год журнал появился «в двенадцати величественных томах, каждый из которых записывал четверть года масонской деятельности и связанных новостей по всему миру». (90)

 В первом выпуске в 1784 году появилось длинное эссе Борна «Über die Mysterien der Aegyptie» (О тайнах египтян). Это скорее трактат, более 116 страниц, имеющий научный тон, основанный на выдержках и ​​цитатах из органов власти в древности. Согласно подробному обзору Питера Бранскомба (Peter Branscombe), эссе делится на три раздела: первый раздел посвящен самим египтянам и рассказ о мифах Озириса; второй раздел «касается конституции, обязанностей и знаний египетских священников»; а третий обсуждает сходство между египетскими мистериями и учениями, обрядами и ритуалами Фримасонства. (91 )

 В течение сотен лет масонские писатели задавали одни и те же вопросы, многие из которых пришли к такому же выводу:

 

«Разве не различные посвящения в секреты Изиды или природы Сераписа, или внутреннее знание природы, и Осириса, или полное признание высшего божества, примерно такие же, как различные степени в масонстве?». (92)

 

 Эти чувства по-прежнему резонируют с Фримасонами сегодня, и это объясняет чрезмерное использование египетской символики, включенной в масонские регалии и внутри самих лож.

 В течение некоторого времени бытует теория, будто Борн является прототипом персонажа Зарастро в масонской опере Моцарта «The Magic Flute»  («Волшебная флейта»). Именно в этом контексте эссе Борна о египетских мистериях так тщательно анализируется Бранскомбом. Франс Йозеф ван Бик (Frans Jozef van Beeck), священник и иезуит, писал, что «Зарастро, первосвященник Исиды и Осириса, является памятником Моцарта человеку, которым он очень восхищён». (93)

 (От перев.: Центральным символом оперы является «могущественный солнечный диск» Храма, Майское Солнце, т.е. символ Ордена «псов господних», учеником которых был фон Борн. Некоторые расшифровывают аббревиатуру I.H.S. как Исида, Гор, Сет, «рабом» которых является жрец Зарастро. Т.Мелансон последовательный сторонник теории, что Иллюминат Вейсхаупт был врагом Иезуитов и Розенкрейцеров)

 Франкмасоны: Чарльз Х. Джонсон (Charles H. Johnson) и Ричардсон Райт (Richardson Wright ) повторяют:

«…фон Борн… вдохновил Моцарта составить сцену посвящения в Волшебной флейте, одной из лучших в этой или любой опере».

 Все персонажи в Волшебной флейте символичны. Таким образом: Зарастро, Иерофант и Диспенсер Света — это фон Борн, Королева Ночи — Мария Терезия, анти-масонская Императрица; Моностатос, злодей, — это духовенство; Памина — Австрия, а Неофит — Император Иосиф II , который преуспел во Франце I (Франц II Иозеф Карл (1768-1835) — последний император Священной Римской империи с 7 июля 1792 по 6 августа 1806 года, первый император Австрии с 11 августа 1804 года до самой своей смерти); и кто, в это время надеялся, развлекал мысли о том, чтобы стать масоном. (94)

 Метод Борна по добыче руды обеспечил некоторую финансовую безопасность и завоевал ему рыцарство. 24 апреля, в 1785 году, его Ложа провела торжество после того, как он был назначен Рыцарем Королевства. На собрании присутствовали Моцарт и его отец. Вольфганг пел свою недавно сочиненную кантату, «Die Maurerfreude» (Радость масона) . (95)

 Неизвестно, когда Борн впервые был посвящен в иллюминаты, но вероятно это случилось вскоре после того, как он присоединился к ложе «Zur wahren Eintracht» в 1781 году. Возможно, его венская ложа была полностью просветлена, прежде чем он познакомился со своими братьями. В любом случае Борн преуспел в иллюминатизме так же, как и с масонством, наукой и письмом. Он быстро поднялся в рядах, став Провинциалом в Ордене, регентом для Вены и, наконец, Национальным Директором Вейсхаупта для Австрии. (97)

 Псевдоним ссылается на Маркуса Фурия Камилла (приблизительно 446-365 г. до н.э.), одного из «самых выдающихся личностей ранней Республики … более важной, чем Брут Старший или Публий Валериус Публикола». (98 ) Согласно Плутарху, Камилл был «постоянно в высших командах … был пять раз диктатором, четыре раза триумфатором и был назван вторым основателем Рима ». (99) Этот псевдоним (nom de guerre) особенно примечателен, учитывая, что кодовое имя иллюминатов для Вены было Rome.(100)

 Задача Борна в Вене, то, как предполагает его псевдоним, сопоставима с титулом «второго основателя» — воссоздание новой республики Рима в образе иллюминатов.

 В то время как преследования против иллюминатов начались, в какой-то момент во время бегства Вейсхаупта от властей он фактически отправился в Вену и встретился с Борном и другим членом «Zur wahren Eintracht», популярным поэтом и журналистом Иоганном Баптистом Эдлером фон Альксингером (Johann Baptist Edler von Alxinger, 1755-1797). Вейсхаупт считал, что на территориях Габсбургов ему может быть предоставлена защита от Карла Теодора, в то же время, он получит шанс заработать на жизнь как профессор. Однако он не мог найти работу, но степень влияния эпохи Просвещения в Вене можно оценить, возможно, короткой статьей, написанной корреспондентом «Bayreuther Zeitung» (Байройтский журнал), в которой записано прибытие главы иллюминатов 16 августа 1786 года:

 

«Знаменитый баварский профессор Вейсхаупт, покинувший родную страну по известным причинам, прибыл сюда и был принят с глубоким уважением. Мы не знаем истинной цели его поездки, но можно с уверенностью предположить, что мы сохраним в нашей среде этого прекрасного профессора канонического права». (101)

 

 Борн публично поддержал своих братьев в ноябре прошлого года, отказавшись от Баварской Академии Наук в Мюнхене. Второй Выборный эдикт против иллюминатов был выпущен в августе, а допросы в Баварии начала «Specialcommission im gelben Zimmer des Schlosses» («Специальная комиссия в желтой комнате замка») во главе с бывшим иезуитом Игнатием Франциском Франком (Игнац Франк) (Ignatius Franciscus Franck, 1725-1795) и цензором Иоганном Каспар фон Липпертом (1729-1800). Приземистый сатирик, (102) Борн отправил свое письмо об отставке баварскому канцлеру Барону фон Крейтмайру (Kreittmayr) (103), которое позднее было напечатано в «German Spectator»:

 

«Ваше Превосходительство (Карл Теодор), говорится, в его рвении, столь похвальном и почетном с его стороны, нашел средства для отъезда из Мюнхена и Баварии или лишения их работы и преимуществ, многие из которых были среди самых чувствительных и самых просвещенных. Как вы можете неохотно выполнять этот благотворительный долг перед иностранцем, которого вы не знаете, тем более, что я могу сказать вам однозначно, что я не сожалею о том, что я был Фримасоном?

При таком допущении, которое, вероятно, повредило уши и вам и преподобному П. Фрэнку, я добавляю со всей откровенностью, которой я обладаю: я придерживаюсь поэзии Заупсера против инквизиции как одним из самых красивых продуктов разума в Баварии; я рассматриваю весь процесс против еретиков как работу слабовольных людоедов; я внимательно прочитал Словарь Бейля и даже обладаю им; … что я прочитал все лучшие книги; что я объявляю себя врагом всех невежественных монахов, которые похожи на чуму человеческого разума, и я считаю, что мы никогда не должны давать им учить нашу молодежь; что для меня иезуитизм и фанатизм имеют то же значение, что и злоба и невежество, суеверие и глупость, одним словом, что мой образ мышления — это точно противоположность репутации, которую вы имеете в Баварии». (104)

 

9. Фридрих Людвиг Ульрих Шредер (Friedrich Ludwig Ulrich Schröder, 1744-1816)

Псевдоним: Roscius.

 Шредер был крупным реформатором немецкого масонства, театральным актером, менеджером и драматургом. Его мать тоже была актрисой, и маленький ребенок Фридрих, путешествовавший со своей матерью и отчимом, актером из России Конрадом Эрнстом Аккерманном (Konrad Ernst Ackermann  1710 – 1771), играл детские роли. (105)

К.Э. Аккерманн был создателем немецкого драматического искусства.

 Когда Фридрих переехал в Гамбург в 1767 г. он подружился с Готтольдом Эфраим Лессингом (Gotthold Ephraim Lessing) и работал «как редактор сценариев и критик национального театра в Гамбурге». (106) В 1771 году, после того как его отчим скончался, он и его мать взяли на себя руководство театром Аккерманна в Гамбурге. С 1781 по 1985 год он был придворным актером в Венском Хофбурге (для Императорской резиденции Габсбургов); с 1786-98, и снова в 1810 году он был директором гамбургского театра. (107)

 По предложению И. И. Боде, Шредер впервые был инициирован в масонство в гамбургской ложе «Emanuel zur Maienblume» в 1774 году и получил степень Магистра в 1785 году, став Master (Учителем) ложи в 1787 году; членом ложи «Einigkeit und Toleranz» в 1792/93; Провинциальным Великим Мастером Великой Ложи в  Гамбурге, 1814-1816; и соучредителем главы «Engbund» (Тесный союз) в Гамбурге. Шредер имел определяющее влияние в ритуальной реформе немецкого Фримасонства, которую он совершил в сотрудничестве со своими бывшими братьями иллюминатами: Иоганном Готфридом Гердером (Johann Gottfried Herder), Иоганном Вольфгангом фон Гете (Johann Wolfgang von Goethe), Карлом Леонардом Рейнхольдом (Carl Leonhard Reinhold) и Кристофом Вильгельмом Хуфеландом (Christoph Wilhelm Hufeland). Он практически сделал карьеру во Фримасонстве. По словам доктора Шюттлера (Schüttler), Шредер был самым значительным масонским реформатором и автором своего времени. (108)

 Его иллюминатский псевдоним ссылается на Квинта Росиуса Галлуса (Quintus Roscius Gallus, приблизительно 126-62 до н.э.), самого известного римского актера своего времени.

 Обряд Шрёдера и местного отделения «Engbund» представляли собой последние следы трех последовательных попыток продлить жизнь иллюминатов. Во-первых, в 1790 году второй глава Иллюминатов Иоганн Иоахим Кристоф Боде вводит реформу Ордена под названием «Deutsche Freimaurerbund» («Немецкая масонская конфедерация»):

«Когда Боде умер в 1793 году, Рейнхольд взял верх. Орден теперь был вновь окрещен «Bund des Einverständnisses» (Конфедерация или Союз Согласия) или « Einverstandenen» (Несогласные). Вместе со Шредером, Гердером, Гёте, Хуфеландом и другими, Рейнхольд продолжил реформаторский проект, который в итоге привел к знаменитому ритуалу Шредера 1801 года, который оказал большое влияние на немецкое масонство. Шредерский «Engbund», который существовал до 1868 года, можно рассматривать как последнее продолжение первоначального Ордена баварских иллюминатов». (109)

10. Матиас Меттерних (Mathias Metternich, 1747-1825)

 

Псевдоним: Thuisco.

 Профессор математики в Университете Майнца, он также был членом Эрфуртской «Академии искусств и наук полезных для публики». Когда разразилась Французская революция, её идеи увлекли Меттерниха и впоследствии он стал активным участником событий как основатель Якобинского Клуба в Майнце. После того, как была объявлена Республика Майнц, он выступил как литературный пропагандист якобинства и вице-президента «Рейнско-Германского Национального Конгресса».

Упомянутое после Парижских Якобинских клубов «Общество друзей свободы и равенства» Майнца (Gesellschaft der Freunde der Freiheit und Gleichheit) выступало за политический союз с Францией. Там было двадцать первоначальных членов, а профессор-иллюминат Антон Йозеф Дорш (Anton Josef Dorsch, 1758-1819), который ранее отказался от своих священнических обетов, присоединился к клубу якобинцев в Страсбурге и был отправлен комиссаром в клуб Майнца. Именно на своём предыдущем посту в Страсбургском якобинском клубе Дорш записал 26 декабря 1791 года:

« Орден Иллюминатов насчитывал среди своих членов самых благородных мужчин в Германии и обезпечивал большое служение по воспитанию многих молодых людей. Сообщения, которые клерикальные и светские инквизиции дают иллюминатам, в большинстве своем являются ложными, как и о пропаганде [клуба] во Франции». (110)

Почти все основатели якобинства в Майнце были инициированными иллюминатами, и помимо Матиаса Меттерниха и Антона Йозефа Дорша мы можем перечислить следующих:

  1. Felix Anton Blau (1754-1798)
  2. Johann Christoph Blessmann (1760-1836)
  3. Johann Georg Wilhelm Böhmer (1761-1839)
  4. Johann Adam Caprano (1760-1800)
  5. Franz Anton Chambion (1754-1822)
  6. Johann Heinrich Rudolf Eickemeyer (1753-1825)
  7. Andreas Josef Christian Hofmann (1752-1849)
  8. Johann Stephan Köhler (1733-1815)
  9. Johann Adam Lang (1752-1790)
  10. Franz Konrad Macké (1756-1844)
  11. Johann Georg Nimis (1754-1811)
  12. Johann Valentin Schumann (1733-1803)
  13. Lorenz Schweickhard (b. 1768)
  14. Friedrich Joseph Stumme;
  15. Adam Umpfenbach (b. 1748)(111)

Ричард ван Дюльмен (Richard van Dülmen) писал о майнских якобинцах:

«Многие из выступлений в клубе Майнца — классические произведения радикального Просвещения./ …/ Немецкий якобинизм принял как политический, так и идеологический опыт и идеи Французской Революции, а также программы и задачи немецкого Просвещения./

… /клубы якобинцев не только поддерживали тесные связи с читающими обществами и Лигой иллюминатов, по крайней мере, в той мере, в которой элита якобинцев в Майнце была членами обеих этих ассоциаций: читательские общества Майнца и лозунг Иллюминатов фактически облегчили переход к якобинизму, особенно для чемпионов Просвещения в Майнце». (112 )

Впервые члены Клуба встретились 23 октября 1792 года в Избирательном дворце Фридриха Карла Иосифа Имперского барона фон Эрталя (Erthal, 1719-1802), который сбежал из города двумя днями ранее. Между тем, Курфюрст уже давно согласился на проекты своих более либеральных подданных и был приверженцем просвещенного абсолютизма. Георг Форстер (подозреваемый как иллюминат) был библиотекарем Курфюрста; иллюминат Иоганн Мюллер (Johannes Müller, 1752-1809) был личным секретарем Курфюрста и занимал различные высокие должности в правительстве.

Иллюминат Энтони Блау (Anthony Blau), вместе с другими учеными — многие из которых были иллюминатами, тоже — был назначен в Майнский университет, заменив инструкторов-иезуитов после того, как Папа официально запретил Орден Иисуса.

( От перводчика: Создание семьями «тамплиерской» (хананейско-сефардской) «Чёрной знати» Медичи и Борджиа Ордена Лойолы, а также его фронтальных организаций Франк-масонов, якобитов-якобинцев и Иллюминатов можно назвать самой блестящей авантюрой в истории.

Сергей Александрович Нилус (1862-1929) прямо указывал:

«Знаменательно, что первым «чёрным папой» был крещёный испанский еврей Игнатий Лойола ( см. «Проколы» №15-й и 18-й)». ( Нилус С. «Близ есть при дверех (Протоколы мудрецов Сиона)» Троицко Сергиева лавра, 1917 г., с. 258)

Зачем Иезуиты сфабриковали «протоколы» против евреев, это уже другая тема. А вот цитата из книги «Иезуитский Орден как Синагога евреев..» Роберта Александра Мэрикса, заместителя директора «Institute for Advanced Jesuit Studies» (IAJS, Институт Перспективных Иезуитских Исследований) в Иезуитском университете:

«Мы (иезуиты) с удовольствием признаем еврейскую родословную». (Джеронимо Надаль, Иезуит, 1554 г. , цит.по: Robert Aleksander Maryks «The Jesuit Order as a Synagogue of Jews. Jesuits of Jewish Ancestry and Purity-of –Blood Laws in the Early Society of Jesus» Leiden, Boston, BRILL, 2010, p.41)

Т.Мелансон же не видит никакой связи между «испанцем» Лойолой и «пруссаком» Вейсхауптом, между «alumbrado» и «Illuminaten».

Кстати, сефардом и тео-иллюминатом (телогом освобождения) является и нынешний Генерал Ордена и Римский Папа Франциск (Хорхе Марио Бергольо). (Ruth Ellen Gruber «New pope, Jorge Mario Bergoglio of Argentina, has Jewish connections» Jewish Telegraphic Agency JTA, March 13, 2013 .jta.org/2013/03/13/news-opinion/world/new-pope-jorge-mario-bergoglio-of-argentina-has-jewish-connections)

Орден был восстановлен в 1814-ом году, а спустя почти столетие был реабилитирован и воссоздан Орден тамплиеров. Впоследствии молодой Моисей Мордехай Леви Маркс, более известный как Карл Маркс, будет учиться с 1830-1835 гг. в Трире именно в бывшем иезуитском учебном заведении иллюминатов. Вместе с братом своей будущей жены из рода фон Вестфален-Аргаил, который стоял у истоков шотландского (тамплиерского) обряда и иллюминатства в Пруссии.

Маркс даже сына назвал в честь Гая Фокса, иезуита террориста, участника «Порохового заговора» против Короля-протестанта Якова. Иезуиты собирались тогда взорвать английский Парламент вместе с Королём и даже католиками. Теперь белая маска Фокса стала символом «народных» революций. Имя «Гай» присвоили себе содомиты )

До того, как ночь была завершена, в Якобинском клубе было зарегистрировано двадцать членов; однако к концу года это число увеличилось до пятисот. Майкл Роу (Michael Rowe) пишет:

«В этой группе небольшое количество личностей, коллективно известных как «Clubbists», задавали тон. Среди них были профессора: Меттерних, Блау (Blau), Дорш (Dorsch), Хофманн (Hofmann) и Эрикемейер (Eickemeyer), а также доктор Георг Ведекинд (Wedekind, подозреваемый как иллюминат) и, как ни странно, натуралист и философ Георг Форстер, деятель с международной славой, который сопровождал капитана Кука в одной из его экспедиции/… /большинство «клубников» были «иностранцами», что обезпечивало боеприпасами их оппонентов./ … /Каждый из них приносил предприятию разные таланты: Меттерних, признавший необходимость заниматься крестьянством, стал пропагандистом Клуба; Ведекинд, чья сестра переводила «Права человека» Томаса Пейна на немецкий язык, стала ведущим теоретиком; и Дорш, который впоследствии возглавлял правительство Республики Майнц, отличился как организатор». (113)

«Эти люди совершили неслыханные глупости, — писал Вольфганг Мензель (Wolfgang Menzel). — Сначала, несмотря на их учение о равенстве, они отличили себя особой лентой; женщины, без всякого стыда, носили пояс с длинными концами, на котором было сделано слово «свобода», а слово «равенство» было позади. Опоясанные таким образом женщины, в подражание революционной Франции, безумно танцевали с кавалеристами вокруг высоких деревьев свободы и стреляли из пистолетов. 114

Другие якобинские клубы, созданные на территории Германии в Трире, Шпейере и Вормсе во время революции, были такими же. Среди их членов тоже было много иллюминатов. (115) Однако такие клубы могли поддерживать управление лишь короткое время. Форстер и иллюминаты Майнц-клуба, вместе с другими Якобинскими клубами по всей Рейнской области, объявили Республику Майнц 19 марта 1793 года, но к июлю они были полностью завоёваны прусскими войсками. Было проведено расследование. Те заговорщики, которые не сбежали, были окружены, подверглись издевательствам, допросам, преследованиям и наказаниям.

Когда французы отбили Майнц в 1797 году те же самые иллюминаты (Дорш, Хофманн, Меттерних, Ведекинд ), а также и другие группы появились вновь. Интересно, что якобинцы, опять набравшие силу, теперь спросили у Адама Вейсхаупта, не пожелает ли он преподавать в Майнцском университете; но он предусмотрительно отказался.(116) Рейнские якобинцы призвали к учреждению Цис-Рейнэнской ( CisRhenish) Республики, только и на этот раз их усилия были сорваны.(117)

Псевдоним Маттиас Меттерниха намекает на божество германско-тевтонского мифа Tuisco, главного прародителя или предка всех германских племен. По всей видимости, в его семье преобладали революционные настроения. Его сын, Жермен Меттерних (1811-1862) стал выдающимся коммунистическим радикалом до, во время и после революции 1848 года. Меттерних-младший эмигрировал в Соединенные Штаты, поселившись в Нью-Йорке среди группы «FortyEighters» (Сороквосьмые), был связан с социалистическими движениями Тернера, и даже сражался за армию Союза во время Гражданской войны. (118)

Примечания:

 

1.См. Charles Porset «Les Philalèthes Et Les Convents De Paris: Une Politique De La Folie» (Чарльз Порсе «Филалеты и Конвент в Париже: Политика безумия»), H. Champion (1996), с. 146; PierreFrançois Pinaud «Un cercle dinités à Paris à la fin du XVIII e siècle. Les Amis réunis, 1771-1791» ( Пьер-Франсуа Пино, «Круг посвященных в Париже в конце восемнадцатого века. Друзья воссоединились, 1771-1791»), в «Paris et IledeFranceMémoires»(том 44, 1993), в частности, стр. 136-9; и PierreYves Beaurepaire, SAVALETTE DE LANGES, Charles Pierre Paul (Пьер-Ив Борепайр, «Савалетт Ландж, Чарльз Пьер Пол») запись во French Masonic Encyclopaedia (Французская Масонская Энциклопедия). В «Национальной гвардии и Савалетте» следует также учитывать отчет Барруэля (хотя он пренебрегает ссылкой на источник).

2. Roland Mousnier «The Institutions of France Under the Absolute Monarchy, 1598-1789: The Organs of State and Society» (Volume 2), ( Роланд Мусниер, «Институты Франции при Абсолютной Монархии, 1598-1789: Органы государства и общества» (том 2), University Of Chicago Press, 1984, p. 206.

3. См. Beaurepaire, op. cit., and Hermann Schüttler «Die Mitglieder des Illuminatenordens 1776-1787/93» ( Си Бюрепар и Герман Шюттлер «Члены Ордена Иллюминатов 1776-1787/93»), Munich: Ars Una, 1991, p. 132-133.

4.См. Порсе, op. cit., p. 217. Существует путаница в том, кто стал официальным корреспондентом — Белувиц или Фальгера. Порсет писал, что им был первый, в то время как Герман Шюттлер в «Freimaurer und Illuminaten. Bodes Wirken in den geheimen Gesellschaften» («Фримасоны и Иллюминаты. Работа Боде в тайных обществах », 1994 г.), указывает на последнего. И на странице 51 в биографии Фалгера «Члены ордена Иллюминатов 1776-1787 / 93» (1991 г.) Шюттлер упоминает, что Фалгера, после того, как был инициирован в Иллюминаты в 1782 году, стал пропагандистом Ордена во Франции, также перечисляя его к членам «Amis Réunis» (Соединённые Друзья) и новое ответвление было сформировано в 1788 году. Во всяком случае, и Белувицу, и Фальгере, в 1784 году, удалось установить официальный контакт между иллюминатами в Баварии и ложей «Amis Réunis» в Париже.

5. См. Терри Мелансон «Perfectibilists» («Перфекционисты» или «Совершенные»), с. 68-97; Шутлер «Die Mitglieder …», pp. 92-93, 128, 131, 132-3, 153, 221 и особенно его введение в дневник Боде «Freimaurer und Illuminaten Bodes Wirken in den geheimen Gesellschaften» («Масоны и иллюминаты, действующие в тайных обществах»), где детали письма к Кристиану фон Дармштадтскому (Christian von Darmstadt) могут быть найдены; см. Порсет, ук. соч., с. 225-241.

6. См. Шуттлер «Freimaurer und Illuminaten Bodes …», ук. Соч.; ср Porset, ук.соч. , с. 234-235. Как упоминалось в примечании 4, Фальгера также была членом нового отделения, куда добавилось до одиннадцати подтвержденных членов Иллюминатов, как сказал Шюттлер. Зальцман действительно внесен в список иллюминатов у Шюттлера в «Die Mitglieder …», с. 131, как и у Тиманна, с. 154 (хотя со звездочкой, что означает неподтвержденный), но Строганова нет. Это было в 1991 году, однако введение в дневнике Боде появилось три года спустя. Я могу только предположить, что Тиманн и Строганов с тех пор были подтверждены, возможно, через потерянные в Москве «Schwedenkiste archives» («Шведские коробочные архивы»).

7. Цитируется и переводится у Т.Мелансона в «Perfectibilists», с. 73; см. также у Порсе, ук. соч., с. 733-735.

8. Порсе, ук. соч., с. 734: «Они были лучше информированы, чем мы думали».(“[Ils] étaient mieux informés quon ne la cru ).

9. Robert Darnton «Mesmerism and the End of the Enlightenment in France»( Роберт Дарнтон «Месмеризм и конец Просвещения во Франции»), Harvard University Press, 1968; на с. 70 и 72 п. 16, Дарнтон показывает, что в 1786 году парижское «Mesmerist Society of Harmony» (Месмеристское общество Гармонии) после раскола доминировало, и в том числе, Савалетт де Ланж и Тайллипид де Бонди вскоре появились среди баварских Иллюминатов.

10. Порсе, ук.соч., с.235.

11. James H. Billington « Fire in the Minds of Men: Origins of the Revolutionary» ( Faith Джеймс Х. Биллингтон «Огонь в сознании людей: истоки революционной веры»), Basic Books 1980, с. 19-20.
12. См.Т.Мелансон «Perfectibilists», ук. соч., с.121-123, 151 и 312 для его биографии.

13 . О Гофмане, также бывшем Иллюминате и контрреволюционере, см. там же, с. 114-123 и 318-319.

14. Баварские власти скрывали многие из имен, найденных в оригинальных трудах Иллюминатов, — по назначению — из страха перед последствиями, в то время как сами иллюминаты, в переписках, часто приводили только псевдоним или инициалы и оставляли для нас очень немного. С тех пор были идентифицированы некоторые (но не все) недостающие имена. Для тех, кто захочет рассекретить оставшиеся «неопознанные» имена, они перечислены у Шюттлера, ук. соч., с. 188-195.

15. Обнаружен в австрийском архиве и впервые опубликован в работе, Sebastian Brunner «Die Mysterien der Aufklärung in Oesterreich, 1770-1800: Aus archivalischen und andern bisher unbeachteten Quellen»  ( Себастьян Бруннер «Тайны Просвещения в Австрии, 1770-1800: из архивных и других до сих пор игнорируемых источников» ) F. Kirchheim [Mainz] 1869, с. 35 [доступно для просмотра в книгах на Google]; René Le Forestier « Les Illuminés de Bavière et la FrancMaçonnerie Allemande» ( Рене Ле Форестье «Иллюминаты Баварии и немецкого масонства») Paris, 1915, переиздание Archè, 2001, с. 654-655.


16. Подробнее о миссии в Берлин см. Robert Matteson JohnsonMirabeaus Secret Mission to Berlin (Роберт Маттесон Джонсон «Тайная миссия Мирабо в Берлине») «American Historical Review” 1901, за что Т.Мелансон благодарен исследователю Марко Ди Лукетти (Marco Di Luchetti) за его доступность в Интернете. Для известного историка Джонсон вполне откровенен в своих взглядах на важность тайных обществ. Он также проливает свет на благотворителей-масонов / банкиров Мирабо, и хотя он ошибается в отношении принадлежности Иллюминати к некоторым контактам Мирабо в Берлине Luchet и Struensee (Луше и Струэнзи). Джонсон подчеркивает тот факт, что именно во Франции франкмасоны заказывали и финансировали поездку в первое место, в то время как Фримасоны и представители Иллюминатов в Берлине, указывая на то, что для перемещения в таких кругах, очевидно, должны были быть связаны с ними и участвовать в них в первую очередь.

17. См. Ле Форестье ( Le Forestier), ук.соч., с. 662-663.

18 . По Мавильону см. Т.Мелансон «Perfectibilists», ук.соч., с.361-362; Шюттлер «Die Mitglieder …», с. 101, и его несуществующей веб-страницы.

19. См., например, Шюттлер «Die Mitglieder …», с. 106 (без цитируемого источника).

20. «Perfectibilists», ук. соч., с.90.

21. Там же, с. 91.

22. Там же, с. 138; Для расширенного обсуждения Буонарроти, «Philadelphes» («Филадельфы»), других тайных обществ и потенциальных связей с Иллюминатами, см. с. 134-50. См. Arthur Lehning «Buonarroti and His International Secret Societies» (Артур Лэнгнинг «Буонарроти и его международные тайные общества»), International Review of Social History , т. 1 (1956), с. 120.

23. Шуттлер «Die Mitglieder…», с. 87.
24. Порсе, указ.соч.с.569.

25. См. Benjamin Fabre « Un Initié Des Sociétés Secrètes Supérieures “Franciscus, Eques A Capite Galeato”. 1753-1814. Portrait Et Documents Inédits. Nombreuses Reproductions En Photogravure» (Вениамин Фабр «Посвященный высшим тайным обществам «Франциск, Eques A Capite Galeato». 1753-1814. Портрет и неопубликованные документы. Многочисленные репродукции и фотографии»), Arche 2003, с. 478-479

26. Там же, с. 82. В конце 1781 года Савалетт писал, что Коловрат (Kolowrat ) был молод, поэтому нет никаких сомнений в том, что он говорит о Ф. И. Коловрате, 33 годов в то время, а не об имперском графе Леопольде фон Коловрате-Краковском (1727-1809), Псевдонимы: Navius  и Quintus Icilius), также иллюминате, которому было бы 54 года. Дальнейшее подтверждение заключается в том, что мы точно знаем, что именно Ф. И. Коловрат присутствовал на масонском Конгрессе в Вильгельмсбаде, а не Леопольд фон Коловрат-Краковский. Граф Виндзенц Мария фон Коловрат-Либенштайнский (1750-1824; псевдоним: Decius ) также был иллюминатом, возможно, братом или двоюродным братом Ф. И. Коловрата.

27. См. «Nachtrag von weitern Originalschriften, welche die Illuminatensekte»Дополнение от дальнейших оригинальных трудов, относительно секты иллюминатов»), I, 1787, с. 153, и 71.

28. Согласно Шуттлеру « Die Mitglieder…», с. 87, Коловрат был инициирован как младший иллюминат.

29. Там же, с. 87; и Ле Форестье, ук. cоч., с. 406. Ле Форерье писал, что Ложа была основана двумя иллюминатами, Коловратом и «Пленси» (определяя последнего также как розенкрейцера), то есть Иллюмината Иосифа фон Пленциза (Joseph von Plenciz, 1752-1785), у М.Д. и профессор патологии и фармации в Праге; заместитель провинциального масонского гроссмейстера для Богемии (см. Шуттлер «Die Mitglieder…» , с. 119).

30. Jirí KroupaThe Alchemy of Happiness: The Enlightenment in the Moravian Context” (Иржи Кроупа «Алхимия счастья: просвещение в моравском контексте»)[pp. 164-181], в: ред. Mikuláš Teich «Bohemia in History» (Микулаш Тейх «Богемия в истории»)) Cambridge University Press, 1998), с. 170.

31. Sabine Roehr «A Primer on German Enlightenment: With a Translation of Karl Leonhard’s The Fundamental Concepts of Ethics»( Сабина Рёр «Основатель немецкого просвещения: Перевод фундаментальных концепций этики Карла Леонарда»), University of Missouri Press, 1995), с. 115.

32. В двух основных источниках каждый человек должен теперь проконсультироваться за идентификацией членства в иллюминатах — Ричард ван Дюльмен и Герман Шюттлер — оба перечисляют его как участника. Т.Мелансон не понимал значения этого человека и, к сожалению, не замечал, когда писал свою книгу «Perfectibilists». Однако для исправления своей оплошности он обратился к исследованию Марко Ди Лучетти (Marco Di Luchetti). По профессии Марко является адвокатом и пользуется выведенным аргументом и «виновности по [концептуальной] связи». Поэтому Т.Мелансон иногда яростно не согласен со слабостью его выводов. Тем не менее, его талант как исследователя и (многоязычного) переводчика огромен, и Т.Мелансон с нетерпением ждёт его предстоящего вклада в практически несуществующую область исследований “Bavarian Illuminati research in the English language” («Баварские иллюминаты на английском языке»).

33. Шуттлер «Die Mitglieder…», с.142 и 229.

34.Тщательное академическое исследование «иллюминизма» и его влияние на эзотерический аспект романтизма было начато в 1920-х годах стандартным двухтомным текстом Auguste Viatte «Les Sources Occultes Du Romantisme» (Огюст Вятт «Оккультные источники романтизма»). С тех пор он стал самостоятельным специалистом. В частности, ценные вклады были написаны Эрнстом Бенцем (Ernst Benz) , Антуаном Фавром (Antoine Faivre), Артуром МакКалла (Arthur McCalla), Рене Ле Форестье (René Le Forestier), и Вутером И. Ханеграаффом (Wouter J. Hanegraaff).

Что касается состояния исследования западного эзотеризма в целом (с обильным вниманием к иллюминизму XVIII-XIX вв.), см. незаменимую работу «Dictionary of Gnosis & Western Esotericism»( «Словарь гнозиса и западного эзотеризма»), изд. Вутером И. Ханеграаффом (Brill Academic Publishers, 2005). Однако есть проблема. С того времени как термин «иллюминизм» был конкретно определен некоторым числом ученых, что же тогда мы должны называть «измом» (отличительной доктриной) баварских иллюминатов – «иллюминизм» или «иллюминатизм»? В то время как Мелансон одобряет тщательные исследования, которые проводились в эзотерических движениях во время Просвещения, они сводятся к тому, что сам Адам Вейсхаупт является источником путаницы. Когда он решил назвать свое тайное общество «Иллюминатами», Вейсхаупт, вероятно, не понимал, что во Франции, в частности, а также с приверженцами Розенкрейцерства, Мартинизма и теологии Бохмистов, уже были группы, которых можно обозначить как «Illuminés». Они были диаметрально противоположны его собственным, а их доктрина была слабо названа «Illuminism».

Более того, его современники знали об этой проблеме. Например, Джозеф де Местр написал в 1811 году: «[Термин Иллюминат] обязательно вводит в заблуждение многих людей, потому что в обычном использовании это означает много разных вещей. Обычного масона, мартиниста, пиетиста и одиного из последователей Вейсхаупта обычно называют Illuminés. Трудно было бы более злоупотребить терминологией или спутать вещи более несходные».(цит. J.M. Roberts «The Mythology of the Secret Society» («Мифология Секретных Обществ») Paladin: 1974, с. 310).

Путаница остается и по сей день. Больше всего её усугубляют теоретики заговора, которые сталкиваются со словами «Illuminés» и «Illuminati» в книгах по истории. Этого не случилось если бы только Вейсхаупт застрял в своей первоначальной идее и сохранил имя «Perfectibilists» для своего Ордена!

35. Интересно, что Лаватер и Адам Вейсхаупт были знакомыми. Первый даже посетил последнего у себя дома в Ингольштадте 17 июня 1778 года. Вейсхаупт упоминает о встрече в письме к Зваку в оригинальном сочинении «Einige Originalschriften des Illuminatenordens» («Некоторые оригинальные работы ордена Иллюминатов», с. 250). Теории Лаватера по физиогномике были довольно популярны в то время. Вейсхаупт и баварские иллюминаты были твердыми сторонниками своей эффективности по пониманию истинной природы человека и желали использовать лженауку ( Лаватер был бы в ужасе от этого) в целях тотального контроля. Несмотря на то, что Лаватер был классифицирован среди других мистиков и эзотерического движения «иллюминизма», он бы возражал против того, чтобы быть отождествленным с любой группой, обществом или философией. Следовательно, он никогда не становился масоном, а также отвергал попытки присоединиться к другим тайным обществам. Например, Барон фон Книгге пытался и не смог завербовать его в иллюминаты в начале 1783-го. Ответ Лаватера поучителен на многих уровнях и может быть прочитан у Ле Форестье, указ. соч., с. 402 и 403.

36. Escher and Stettbacher (ред.) « Pestalozzi and his Times: A Pictorial Record» (Zurich: 1928), p. 11. (Эшер и Штетбахер «Песталоцци и его Времена: Живописная запись», Цюрих, 1928 г., с. 11).

37. Т.Мелансон « Perfectibilists»,указ. соч., с. 377

38. Дэвид Хесс (David Hess), Иоганн-Каспар Швейцер (JohannCaspar Schweizer) «Ein Charakterbild aus dem Zeitalter der franzosischen Revolution»Характерная картина эпохи французской революции»), редактор Якоб Бахтольд, (Jakob Baechtold), Berlin, 1884. [Google books]. Его французская адаптация с использованием дополнительного вспомогательного материала, была опубликована в 1913 году: Фредерик Барби, Frédéric Barbey «Suisses hors de Suisse. Au service des rois et de la Révolution d’après des documents inédits»Швейцарцы из Швейцарии. Служение монархии и революции из неопубликованных документов » ) Paris, Perrin : 1913, р. 213-323; что исходный материал, использованный Хессом, был утерян, см. стр. 213 n.1.
39. Хесс, там же, с.39.
 40. Барби (Barbey) указ. соч, с. 216-7, 230; Артур Чуке (Arthur Chuquet) в своем обзоре книги Хесса: «Revue critique dhistoire et de littérature» («Критический обзор истории и литературы»), т. 22, Париж, 1886г., с. 421.
 41. Барби, указ. соч., с. 230.
 42. Там же, с.231.

43. Эшер и Штеттбахер, указ. соч., с. 11.

44. Herbert Lüthy « La Banque protestante de la Révocation de l’édit de Nantes à la Révolution» (Герберт Люти «Отзыв Протестантского банка Нантского эдикта к революции»), т. 2, Париж, 1959 г., с. 721. Он фактически провел два месяца в Париже раньше времени, в 1785 году, чтобы получить землю. Это было больше, чем он мог себе представить, и по возвращении в Цюрих осенью 1785 года он решил сделать ход; см. Барби, указ. соч., с.231 и др.

45. См. Ле Форестье, указ. соч., с. 662 и Джон Сторес Смит «Мирабо: история жизни» (John Stores Smith «Mirabeau: a lifehistory»), т. 1, Лондон,1848 г., с. 216. Доказательство того, что они становятся друзьями во время этого недолгого периода возможностей, приходит через письмо от Мирабо к Швейцеру (датированное 28 ноября 1787 года), когда автор был в Берлине: см. «Исторический обзор» («Revue historique», v. 29, Paris, 1885), pp. 82-6.

46. См. Роберт Маттесон Джонсон (Robert Matteson Johnson)указ. соч., с. 239-241.

47. Барби, указ. соч., с. 232-7; Robert Darnton «”The Brissot dossierFrench Historical Studies» (Роберт Дарнтон «“Досье Бриссо“, Французские исторические исследования», т. 17, № 1 (1991), с. 201; Джонсон, указ. соч., с.240-1; Генри Хеллер, «Буржуазная революция во Франции» (1789-1815), Berghahn Books, 2009, pp. 77-9; George V. TaylorThe Paris Bourse on the Eve of the Revolution, 1781-1789” ( Джордж В. Тейлор, «Парижская биржа накануне революции, 1781-1789»), «The American Historical Review», т. 67, № 4 (1962); «Marc René Marie de Sahuguet dAmarzit dEspagnacWikipédia».

48. Барби, указ. соч., с. 246.

49. Чикье (Chuquet), указ.соч., с.422.

50. Барби, указ. соч., с. 247.

51. Помимо Мирабо, другие были: Жак-Анри Бернардин де Сен-Пьер (JacquesHenri Bernardin de SaintPierre ,1737-1814), Фабр д’Эглантин (Fabre dEglantine , 1750-1794), Николя Шамфорт (Nicolas Chamfort ,1741-1794), Пол-Жеремий Битаубе (PaulJérémie Bitaubé, 1732-1808), Граф Густав фон Шлабрендорф (Gustav von Schlabrendorff , 1750-1824), граф Иоганн Гауденц из Салис-Сеуиса (Johann Gaudenz von SalisSeewis, 1762-1834), Иоганн Вильгельм фон Архенхольц (Johann Wilhelm von Archenholz ,1741-1812), Лафайет ( Lafayette), Чарльз Франсуа Дюмурье (Charles François Dumouriez, 1739-1823), Антуан Барнаве (Antoine Barnave , 1761-1793) ), аббат де Эспаньяк (dEspagnac), Николя Бергассе (Nicolas Bergasse, 1750-1832), Мэри Уолстонкрафт (Mary Wollstonecraft, 1759-1797) и Анахарсис Клоотс (Anacharsis Cloots , 1755-1794) и т. д.; См. Чикье, указ. соч., с.422.

52. Цитата со с. 85 «Respectable Folly: Millenarians & the French Revolution in France & England» Clarke Garrett (Кларк Гаретт «Уважаемая глупость: Милленарии и Французская революция во Франции и Англии»), The University of Johns Hopkins Press, 1975); о швейцарцах и месмеризме, см.Дарнтон, указ. соч. , с.70, 130; и Барби, с. 251; о герцогине Бурбонской, см. статью Карен-Клэир Восс (KarenClaire Voss) в «Dictionary of Gnosis & Western Esotericism» («Словарь гнозиса и западной эзотерики»).
53.Барби, указ.соч., с.248.

54. Давид Хесс, указ. соч., с.53-54.
55. Барби, указ.соч., с.264-267.

56. Там же, с.267-272
57. Eleanor Pearson DeLormeThe Swan Commissions: Four Portraits by Gilbert Stuart,” Winterthur Portfolio, Vol. 14, No. 4 (1979), p. 366, ( Элеонора Пирсон ДеЛорм «Копии лебедей: четыре портрета Гилберта Стюарта»); ср Барбье, указ. соч., с. 274ff.

58. ДеЛорм, указ., соч., с.364.

59. Уинтроп (Winthrop) и другие — “Special Meeting, 1873: TeaParty Anniversary” ( «Специальное совещание, 1873: годовщина чаепития»), Proceedings of the Massachusetts Historical Society, Vol. 13, (1873-1875), p. 209.

60. Howard C. RiceJames Swan: Agent of the French Republic 1794-1796,” The New England Quarterly, Vol. 10, No. 3 (1937), p. 465 (Говард К.Райс«Джеймс Лебедь: агент Французской Республики 1794-1796») ; ДеЛорм, указ. соч., с. 362; Уинтроп, указ. соч., с. 209.


61. Райс, указ.соч., с.465.

62. Там же, с.467.

63. ДеЛорм, указ.соч., с.371-2.

64. Райс, указ. соч., с.474.

65. Барби, указ.соч., с.299

66. Шюттлер, «Die Mitglieder …», с. 108; Шюттлер, “Friedrich Christian Carl Heinrich Münter”( «Фридрих Кристиан Карл Генрих Мюнстер»); “Friedrich MünterWikipedia”.

67. Там же.

68. Там же.; Hanns Gross «Rome in the Age of Enlightenment: The Post-Tridentine Syndrome and the Ancien Regime» (Ханнс Гросс « Рим в эпоху Просвещения: посттридентальный синдром и Старый Режим» ), Cambridge University Press, 2004, pp. 260-1. For more substantial treatments of Münter and his Illuminati activities, see Nico Perrone «La Loggia della Philantropia» (Sellerio Editore Palermo, 2006); Friedrich Münter, Alexander Rasmussen, Øjvind Andreasen, Frederik Münter: et Mindeskrift (P. Haase, 1949); Carlo Francovich «Storia della massoneria in Italia: Dalle origini alla Rivoluzione francese” (La Nuova Italia, 1974).

69. Schüttler «Ausschnitt aus der Einleitung zu» (Шюттлер «Выдержка из введения к») Иоганн Иоахим Кристоф Боде пишет: «Мюнтер был в одном римском кардинальском дворце и продвигал иллюминатов, которых в то время преследовало правительство в Баварии». Он не упоминает Борджиа по имени, однако хорошо известно, что Мюнтер остался с ним, находясь в Риме, изучая коптский язык и изучая коллекцию древних рукописей последнего. Они будут продолжать переписываться, профессионально сотрудничать и оставаться друзьями на протяжении десятилетий.

70. Шюттлер, «Die Mitglieder …», p. 115; Шюттлер, «Francesco Mario Pagano».

71. См. Франкович, указ.соч., с. 421; Фридрих Мюнтер (Friedrich Münter) и другие, указ.соч., с. 115-16.
72. Эразмо Нотизи (Erasmo Notizie) «Bollettino d’informazione del Grande Oriente d’Italia» (Информационный журнал Великого Востока Италии»), VII n. 13-14, Lugio 2006, p. 25.

73. См. Bruno D’Errico «Domenico Cirillo: scienziato e martire della Repubblica Napoletana», Istituto di studi atellani» (Бруно ДЭрико « Доменико Сирильо: ученый и мученик Неаполитанской Республики»), 2001 г., с. 58; ср. Нико Перроне, указ. соч.

74. John Robertson «Enlightenment and Revolution: Naples 1799» (Джон Робертсон «Просвещение и Революция: Неаполь 1799»), Transactions of the Royal Historical Society, Sixth Series, т. 10, 2000, с. 39.

75.Там же, с.40.
76.Там же, с.41.

77. Desjardins, “Soapopera diplomacy in late-18thcentury Naples” (Дежардин «Мыльная опера дипломатии в Неаполе в конце 18-го века»).

78. Там же.
79. См., Например, , R. John RathThe Carbonari: Their Origins, Initiation Rites, and Aims ( Р. Джон Рат, «Карбонарии: их происхождение, обряды посвящения и цели»), «The American Historical Review », т. 69, № 2 (январь, 1964 г.), с. 354-56 и примечания. Также освещаются предположения о происхождении иллюминатов и / или масонства — то, что утверждало большинство историков.

80. Anthony H. Galt, “The Good CousinsDomain of Belonging: Tropes in Southern Italian Secret Society Symbol and Ritual, 1810-1821,” (Энтони Х. Галт «Доменная принадлежность Доброго Кузена: тропы в южно-итальянском тайном обществе. Символ и ритуал, 1810-1821»), Man, New Series, т. 29, № 4 (декабрь 1994 г.), с. 794-795.

81. Там же, с.795.

82. L. Day and I. McNeil «Biographical Dictionary of the History of Technology» (Л.Дэй и А. МкНил с др. «Биографический словарь истории технологии»), Routledge (Великобритания), 1998 г., с. 83.

83. «Pursuing Enlightenment In Vienna, 1781-1790», Ph.D. dissertation, Department of History, Louisiana State University, 2005, p. 192. («Преследование Просвещения В Вене, 1781-1790»), диссертация доктора философии, кафедра истории, Университет штата Луизиана.

84.Дэй и МкНил, указ. соч., с.83.
85. Georg Knepler, Wolfgang Amade Mozart (Георг Кнеплер «Вольфганг Амадей Моцарт»), Cambridge University Press, 1997г., с. 124.

86 . Дэй и МкНил, указ.соч., с.83; “Ignaz Edler von Born”, LoveToKnow, 1911, Online Encyclopedia.

87. Шюттлер, “Die Mitglieder …, с. 28 и Шюттлер, “Ignaz Edler von Born”.

88 Анжело Солиман (Angelo Soliman) — интересная фигура. Родившийся в 1721 году, он начал жизнь как африканский принц. В возрасте семи лет он был похищен и стал рабом Иоганна Георгия Кристиана фон Лобковица (Johann Georg Christian von Lobkowitz, 1686-1753). Солиман получил свободу после смерти Лобковица и стал Королевским наставником императора Иосифа II. Он был первым чернокожим человеком в Вене и жил в относительном комфорте среди аристократов, став Фримасоном около 1771 года. В музее Лихтенштейна (Вена) есть портреты Солимана, его дочери и внука. Невероятный инцидент с болезненным любопытством произошел после его смерти в 1796 году. У принца Лихтенштейна тело Солимана «разложилось, а его кожа сохранилась на специально подготовленной деревянной модели, которую показывали в доме принца во время драматического, героического представления. Гости принца любовались моделью до тех пор, пока её не уничтожили 48 лет спустя ». Источники: Aufderheide «The Scientific Study of Mummies», p. 60-61; “Angelo Soliman – Wikipedia”; Rodgers “Hitler and the Negro”(Роджерс «Гитлер и Негр»), «Chicken Bones: A Journal for Literary & Artistic African-American Themes» («Куриные кости: журнал для литературных и художественных афро-американских тем»); “Masonic Trivia” («Масонские мелочи»).

89. Peter Branscombe «W.A. Mozart: Die Zauberflote» (Питер Бранскомб «В.А. Моцарт: Волшебная флейта»), Cambridge University Press, 1991 г., с. 40.

90. Кнеплер, указ.соч., с.125.

91. Браскомб, указ. соч., с. 21. См. Главу 1, раздел “The Sources”Источники»), озаглавленный “Ignaz von Born’s essay”Эссе Игнаца фон Борна»), с. 20-25.
92. Там же, с.23-24.
93. «God Encountered: Understanding the Christian Faith» («Встреча с Богом: Понимание христианской веры»), (Vol. 1), Liturgical Press, 1993 г., с. 128.

94. «Transactions of the American Lodge of Research for Free and Accepted Masons» («Сделки Американской Ложи Исследований для Свободных и Принятых Масонов», 1939), Kessinger Publishing, 2003 г., с. 183.

95. Zaslaw and Cowdery (eds.) «The Compleat Mozart: A Guide to the Musical Works of Wolfgang Amadeus Mozart» ( Заслав и Каудери (ред.) «Полный Моцарт: Путеводитель по музыкальным произведениям Вольфганга Амадея Моцарта»), W. W. Norton & Company, 1991, p. 37.

96. Мы знаем, что Борн, например, был включен в список членов «Utica» 1782 года, который профессор Дюльмен (Dülmen) воспроизвел в «Der Geheimbund der Illuminaten. Darstellung, Analyze, Dokumentation» («Секретное общество Иллюминатов. Представление, анализ, документация»).

97. Шюттлер, «Die Mitglieder …», с. 28 и Шюттлер, “Ignaz Edler von Born”.

98. Controversial Personalities of the Roman Republic: Marcus Furius Camillus, ‘alter conditor Romae’, 390 BC («Противоречивые личности Римской Республики: Маркус Фурий Камилл,« один из основателей Рима», 390 г. до н.э.»)

«Спорные личности Римской Республики: Маркус Фурий Камилл, «Древний кондор Роман », 390 г. до н.э.»

99. «Plutarchs Lives»( Жизнь Плутарха), «Camillus» («Камилл»), перев. Джон Драйден.

100. См. « Einige Originalschriften des Illuminatenordens …»Некоторые оригинальные работы Ордена Иллюминатов …»), с. 3.

101. Т.Мелансон «Perfectibilists», указ.соч., с. 35.

102. Одна книга, в частности, то, что наиболее широко читаемые «Monachologia: or, Handbook of the Natural History of Monks: аrranged according to the Linnaean system» ( «Монахология: или «Справочник по естественной истории монахов», организованный в соответствии с системой Линнея»), впервые опубликованной на латыни в 1783 году, таким образом, Борн систематически высмеивал всю родословную церковного истэблишмента.

103. Алоис Вигулий барон фон Крейтмайр (Wigulaeus Xaverius Aloysius Baron von Kreittmayr, 1705-1790): баварский государственный деятель, профессор права и член Баварской академии наук; создатель первой всеобъемлющей кодификации естественного права для государства (Codex Juris Criminalis Bavarici, 1751); член Эрфуртской « Академии искусств и наук, полезной для общественности» (1754 г.); и хороший друг Барона фон Икстатта (Ickstatt), крестного отца Адама Вейсхаупта.

Подчёркивая средневековую атмосферу которая установилась в Баварии того времени, после того как он стал ключевой фигурой в Баварской политике 1749 г., Крейтмайр проявил моральную амбивалентность к проявлениям колдовства, и не видел никакой причины качать лодку, так сказать, «так как ведьмы продолжали (и будут продолжать) сжигаться в Баварии ». Тем не менее, Крейтмайр включил « свои жесткие наказания за колдовство и колдовство» в свой Codex ; и как «в конце 1751 года правовые реформы Крейтмайра обеспечили оправдание казни четырнадцатилетней девочки». См. Wolfgang Behringer «Witchcraft Persecutions in Bavaria: Popular Magic, Religious Zealotry and Reason of State in Early Modern Europe» (Вольфганг Берингер « Безконечные преследования в Баварии: популярная магия, религиозное фанатизм и разум государства в ранней современной Европе»), Cambridge University Press, 1997г., с. 347 и n. 82, 348 и n. 84.

104. См. «Perfectibilists» Т.Мелансона, с. 51-52; ср. Ле Форестье, указ. соч., с. 538. П. Фрэнк (P. Frank), конечно, был «Пьером Франком» (“Père Franck”), который, как уже упоминалось, преследовал иллюминатов; «Bayle’s Dictionary» (Словарь Байля) представлял собой одно из оправданий – Вейсхаупт заготовил его для библиотеки Университета Ингольштадта, используемой Иезуитской инквизицией, чтобы лишить Вейсхаупта его работы; и Заупсер сам одно время был Иллюминатом. В Perfectibilists Меланшон ошибочно думал, что письмо об отставке Борна произошло после публикации оригинальных трудов Иллюминатов. Фактически оно было написано 9 ноября 1785 года и впервые напечатано в «Journal For Freemasons» ( Журнал для Фримасонов) Борна.

105. “Friedrich Ludwig Schröder – Wikipedia” .

106. Там же.

107. Шюттлер, « Die Mitglieder…», указ.соч.,с.140.

108. Там же.

109. Jan A.M. Snoek “Dealing with Deviations in the Performance of Masonic Rituals” (Ян А.М. Снук «Работа с отклонениями в исполнении масонских ритуалов»), в Ute Hüsken (редакции), «When Rituals go Wrong: Mistakes, Failure, and the Dynamics of Ritual» (Когда ритуалы идут неправильно: ошибки, неудача и динамика ритуала), Brill, 2007, с. 114; ср. Т.Мелансон «Perfectibilists», с. 131-133 и примечания.

110. Цитируется из диссертации доктора философии Стивена Лакерта ( Steven Luckert) « Jesuits, Freemasons, Illuminati, and Jacobins: Conspiracy theories, secret societies, and politics in late eighteenth-century Germany» ( «Иезуиты, масоны, иллюминаты и якобинцы: теории заговора, тайные общества и политика в конце XVIII века Германии»), State University of New York at Binghamton, 1993, p. 429.

111. Шюттлер, «Die Mitglieder …», указ. Соч., с.213-14.

112. Anthony Williams «The Society of the Enlightenment: The Rise of the Middle Class and Enlightenment Culture in Germany» (Энтони Уильямс «Общество просвещения: подъем среднего класса и культуры просвещения в Германии»), Polity Press, 1992, с. 119.

113. Michael Rowe «From Reich to State: The Rhineland in the Revolutionary Age, 1780-1830» (Майкл Роу «От Рейха до штата: Рейнланд в эпоху Революции», 1780-1830»), Cambridge University Press, 2003, pp. 61-2.

114. Wolfgang Menzel «The History of Germany: From the Earliest Period to the Present Time» (Вольфганг Мензель «История Германии: с самого раннего периода и по настоящее время»), Vol. III, London: 1854, p. 166.

115. Ле Форестье, указ. соч., с. 652-3; Шюттлер, «Die Mitglieder…», указ. соч., с. 224, 225, 228.

116. Лакерт, указ. соч., с.429.

117. R. R. Palmer «The Age of Democratic Revolution: A Political History of Europe and America, 1760-1800 – II: The Struggle» (Р. Р. Палмер, «Эпоха демократической революции: политическая история Европы и Америки», 1760-1800 — II: Борьба»), Princeton University Press, 1970, pp. 440-1.

118 См. также Jonathan Sperber «Rhineland Radicals: The Democratic Movement and the Revolution of 1848-1849» (Джонатан Спербер « Рейнландские Радикалы: Демократическое движение и революция 1848-1849 гг.»), Princeton University Press, 1991, pp. 102, 112, 316; “Germain Metternich (1811-1862) – demokratiegeschichte.eu” ( «Жермен Меттерних (1811-1862) — демократическая история»).

1 мая 2018 г.

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

4 × один =